Оглавление

ДИНАМИКА ВОЗНИКНОВЕНИЯ ХАОСА ПРИ ГЛОБАЛЬНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЯХ ОБЩЕСТВА

И.А.Кучин, И.А.Лебедев, А.А.Мить, Л.Н.Филиппова

Физико-технический институт , Алма-Ата, Казахстан

        Введение. В предыдущем нашем сообщении [1] были представлены общие соображения, согласно которым модернизацию развивающегося общества следует проводить постепенно и непрерывно, путем создания благопри-ятных условий для роста в индивидуальном порядке числа автономных личностей. Цель настоящего доклада – показать динамику развития в обществе кризиса (вплоть до состояния хаоса) в случае, когда преобразования носят противоположный характер. Когда решают изменить “все разом и вдруг”. В этом случае в результате проведения реформ мы скоро приходим к парадоксальному итогу: вместо быстрого и решительного продвижения вперед, об-щество оказывается отброшенным далеко назад.
       В качестве известного эталона возьмем Польшу. За годы Советской власти народы Восточной Европы, как известно, не успели до конца изжить опыт рыночных отношений. Они жили в информационном и культурном простран-стве Западной Европы, у них была сильная тяга к нормам цивилизованного, гражданского общества. Поэтому, как только предоставилась возможность,они незамедлительно приступили к проведению реформ в этом направлении.Но они проводили их достаточно “мягко”, осторожно и обдуманно. Поэтому валовый внутренний продукт (ВВП) Польс-кой Республики уже в 1995 г. вышел на уровень начала перестройки (1989г.) и начался дальнейший его рост.
       Республики же Советского Союза встретили перестройку совершенно неподготовленными. Ни морально, ни тех-нологически. Задержавшись в нерешительности “на старте”, они, словно наверстывая упущенное, задали такие тем-пы своих преобразований и такую глубину их проведения, что быстро ввергли свое народное хозяйство в состояние глубокого кризиса. Казахстан, например, в 1995г. лишь приближался к “дну” своей кризисной ямы, а выход из нее на доперестроечный уровень ожидается, в лучшем случае, лет через 30. Где-то в 2030 г. Так по крайней мере утвержда-ет республиканская программа долгосрочного развития “Казахстан 2030”.
       Ниже мы покажем, что глубина казахстанского кризиса была детерминирована жесткими установками лидеров на темп и глубину социальных преобразований. Эти установки нельзя , однако, назвать ошибочными. В свое время они были политически целесообразны, как с точки зрения борьбы за власть, так и необходимостью искусственно обеспе-чить необратимость совершаемых преобразований. Исход политической борьбы решался на поле нейтральной эко-номики. И за ее счет. Теперь уже видно, к какому итогу мы пришли в результате этого решительного шага. Пришло время подумать, того ли мы хотели в начале реформ, и не было ли других путей осуществления преобразований.
       Однако, что бы увидеть взаимосвязь различых факторов, оценить какие параметры реформ были приемлемы, а ка-кие - не очень, надо иметь конкретную модель процесса.
       Модель переходного процесса. В работе [2] мы предложили изучать переход некоторого закрытого сообщества из сос-тояния I (с плановой, социалистической экономикой) в состояние II (открытого, демократического общества с рыноч-ной, свободно регулируемой экономикой) с помощью двухкомпонентной модели типа модели ограниченной среды:
       d V/dt = mV V (r –V) , dv/dt = m v v (R-v ). (1)
       Здесь одна из компонент, V(t), представляет эволюцию во времени ликвидируемого уклада I , другая, v(t), – нарожда-ющегося II . Вся экономика переходного общества описывается суммой W = V + v . Каждое уравнение в (1) содер-жит два управляющих параметра. Один, m, характеризует скорость перехода, второй – r (или R) – ресурс данного ук-лада в обществе, т.е. тот уровень, на который оно выйдет в конце перестроечного периода. Темп перехода задается скоростью исчезновения предприятий одного уклада и появления предприятий другого : mv = b1 - d1 и mw = b2 - d2 где b – скорость роста, а d – скорость распада (ликвидации ) хозяйствующих субъектов для укладов I и II, соответс-твенно. Все эти параметры в первом приближении можно считать постоянными, поскольку они задаются програм-мой реформ. При изменении (пересмотре) программы параметры могут быть, соответственно, изменены.
       Если ориентироваться на интегральные экономические показатели, такие как внутренний валовый продукт (ВВП) или курс национальной валюты по отношению в доллару США, то использование маломерных моделей оказывается вполне достаточным. Решения уравнений (1), например, вполне удовлетворительно описывают ход ВВП в странах Восточной Европы [3]. Если имеется соответствующий эмпирический материал, то описание можно детализровать (как это можно сделать указано, например, в [2]) . В случае необходимости под уравнения (1) межно подвести серь-езную теоретическую базу в виде теории эволюции динамических систем [4] или концепции катастроф [5]. При реше-нии же принципиальных вопросов относительно характера и судеб проводимых реформ (таких как глубина социаль-ных преобразований и скорость их претворения в жизнь), моделирование переходного процесса на базе простых маломерных моделей представляется не только достаточным, но и необходимым.Лишь таким образом можно получить информацию об оптимальных параметрах перестройки, имеющих важное политическое значение.
       Вообще говоря, конкретный кризис в обществе можно рассматривать как закономерный этап его развития В эволю-ции любой динамической системы во времени рано или поздно наступает момент, когда подспудно накапливавшиеся количественные изменения должны перерасти в зримые, качественные. Тогда скачком меняется программа дальнейшей эволюции системы и она переходит в новое состояние, которое обычно лучше организовано, лучше адаптировано к окружающей среде. В масштабах истории эта кратковременная смена динамических режимов воспринимается как аномалия, как некое экстраординарное состояние системы, как вопрос самого ее существования - быть или не быть. Глубина кризиса определяется разницей высот уровней организации систем между которыми совершается переход.
       Кризисные явления широко распространены в природе. Они наблюдаются на разных уровнях организации материи: в эволюции звезд, в геологической истории Земли, в развитии почв, в происхождении биологических видов, в развитии цивилизации, в росте экономике и, даже, в истории техники [5]. Причем критические явления разной природы имеют много общего. У них, например, одинаковые фазы развития, общая структура (“анатомия”) и общие закономерности роста. Эти общие черты удобно изучать в терминах таксонов, т.е. абстрактных структурных элементов системы безотносительно к природе последних. В биологии в роли таксонов могут выступать виды и разновидности организ-мов или растений, отдельные особи и популяции. В общества – люди, учреждения, фирмы, стереотипы поведения, идеи и различные формы организации населения - все то, что составляет общество как систему.
       Таксоны функционируют в соответствующих многомерных экологических, экономических и т.п. пространствах, занимая в них определенные ниши. Последние характеризуются, во-первых, ресурсами (полезные ископаемые, энер-гоносители, плодородие почвы и т.д.), во-вторых, нересурсными лимитирующими факторами (уровнями развития культуры, науки, техники, типом ментальности населения, особенностями климата и другими свойствами территории про-живания), в-третьих, организацией носителей ниши (способом производства, видом транспорта).И хотя общество охотно реагирует на изменение социальных и демографических факторов, определяющими ход эволюции в конечном счете оказываются ресурсные факторы. Поэтому реальная возможность влиять на развитие экономического кризиса заключается в том, чтобы активизировать механизмы саморегуляции системы, связанные с истощением ресурсов, а не пытаться “рулить” самим. Для этого необходимо ослабить отклик системы на дестабилизирующие социально-экономические факторы и, наоборот, искусственно повысить ее реакцию на процессы истощения ресурсов [5].
       На языке таксонов кризис выражается в быстром вымирании таксонов одного типа и появлении другого, в уста-новлении между ними устойчивых связей (сетей, иерархий), обеспечивающих стабильность новой системы. Всю эво-люцию произвольной динамической системы от кризиса к кризису можно разбить на четыре фазы, отличающиеся спецификой поведения таксонов [5]: подготовительная (или предкризис), парадоксальная, драматическая и посткри-зисная или скрытый этап формирования нового кризиса.
       Механизм развития кризиса . Общий вид решений (1) известен:
       V (t) = V0 r / {V0 + ( r - V0) exp(- mv r t)} и v (t) = v0 R / { v0 + (R-v0) exp (- mw Rt)} (2 )
       Нетрудно видеть, что в начале перестройки (при t = 0 ) состояние определяется исходными данными V(0) = V0 , и v(o) = v 0 , а в асимптотике (при t = pic10.jpg (698 bytes)) - теми ресурсами, на которые делается ставка V (pic10.jpg (698 bytes)) = r , a v (pic10.jpg (698 bytes)) = R. Важно учесть одну тонкость. При малых t величина V(t) близка к V0 = const , и если r таково, что им можно пренебречь по сравнению с V0 , то уравнение (1) эквивалентно d V/dt = - ВV, которое дает распадную кривую с показателем экспо ненты В = mVV0 . Отсюда видно, что даже если задать малую скорость перехода I > II (т.е выбрать mV ‹‹ 1 ), показатель отрицательной экспоненты В может оказаться достаточно большим из-за большой величины V0. Иначе говоря, на распад системы работает весь ее первоначальный объем. Распадается вся система, а не какая-то ее часть.
       Чтобы распада системы не произошло, реформы надо проводить не только медленно (постепенно), но и не очень глубоко: так, чтобы r оставалось порядка V0 . Только тогда практически не будет места для включения режима экс-поненты, поскольку будет эффективно работать разность (r –V), т.е. эффект ограниченной среды. Однако в пост-советском обществе такой вариант был политически неустойчив ввиду особенности ментальности населения. Оно в массе своей не было готово к предпринимательству и не стремилось к рынку. Поэтому нужно было каким-то другим способом обеспечить проведение реформ и сделать их необратимыми.Проще всего это сделать путем насильственного “проталкивания” их через экономику и доведения последней до такого состояния, чтобы всем стало ясно, что обрат-ного пути экономика не выдержит.
       Поэтому начало перехода I > II реализуется просто как распад системы. Для Казахстана период полураспада Т составил около 7 лет (по данным о ВВП). Однако по мере падения величины V (t), она начинает приближаться к значению r и фактор (r –V) начинает работать. Кривая спада экономики начинает выполаживаться. В экономике Казахстана этот момент наступил в 1997 году. В работе [2] мы воспользовались этим обстоятельством с тем чтобы выяснить, когда она (конкретно - ВВП) сможет снова достичь доперестроечного уровня. Оказалось - лет через 30, где-то в районе 2030-2038 года. ( Как и было предусмотрено официальной программой “Казахстан 2030”), а в 1996-1998гг. она будет проходить “дно” кризисной “ямы”, т.е. минимум суммарной кривой W = V+v. В районе минимума W вкла-ды обеих составляющих V и v оказываются близкими по величине. Близкими получаются и значения их производных, dV/dt и dv/dt, хотя и противоположно направленными. (Последнее следует из условия экстремума для W = V+v ). Теперь уже нельзя пренебрегать возможностью сильного взаимодействия между ними.
       Это взаимодействие интересно прежде всего тем, что в результате его может возникнуть давно ожидаемое некоторы-ми экономистами “стабилизационное плато” - некое метастабильное экономическое состояние, которое хотелось бы интерпретировать как начальную стадию формирования национального рынка, на базе которого в дальнейшем мог бы организоваться экономический рост. С целью прояснения этого вопроса мы дополнили решения (2) функцией Ф кор-реляционного типа
       Ф(V,v; c,d ) = d / { 1+ exp[- c (V – v)]} , (3)
       основной вклад которой приходится как раз на область, где V близко к v. Зависимость такого вида учитывалась недавно в [6] при анализе взаимодействия конкурирующих фирм на общем рынке.
       Расчет кривой V(t) + v(t) + Ф(V,v; c,d ) с параметрами c = 1 и d = 2 показал, что взаимодействие корреляционного типа (3), действительно работает в районе “дна” кризисной “ямы”, образуя нечто вроде “полочки”. Но заполнения “ямы” не получается. У правого края полочки образуется характерное углубление. Чтобы избежать последнего мы изме-нили значениями параметров (положив c = 1 и d = 20). Но результат оказался отрицательнвм: “полочка” стала выше и шире, но и углубление выросло. Таким образом смоделировать режим стабилизации с помощию прямых корреляци-онных эффектов не удалось.
       Поэтому мы рассмотрели возможность взаимосвязи интересующих нас укладов через борьбу их представителей за общие ресурсы. В самом деле, если в начале перестройки крупная обувная фабрика и частная сапожная мастерская не могли конкурировать друг с другом, так как работали на разных рынках услуг, использовали различные ресурсы, то в разгар реформ, когда размеры таких фабрик и их численность сравниваются, в общем, с объемом мастерских, они выходять на общий ресурс своих возможностей при данном состоянии общества и тут возможна конкуренция между ними. Учтем это обстоятельство в нашей модели.
       Введем понятие локального ресурса L для области, где |dV/dt| pic11.jpg (697 bytes) |dv/dt| и V pic11.jpg (697 bytes) v. Учтем также, что теперь рост dV/dt определяется не собственной неиспользованной частью ресурсов, (r –V) или (R-v0 ), как в (1), а той их частью, которая остается свободной от действий конкурента (для простоты положим, что mV = m v= m ):

dv/dt = m v (L1 - V ), d V/dt = - m V (L2 – v) , (4)

       H етрудно убедиться, что эти уравнения эквивалентны уравнениям Лотки – Вольтерра вида :

dv/dt = + k1 v – m Vv , при k1 = m L1 ,

dV/ dt = + mVv – k2 V , при k2 = m L2 , (5)
       где общий член mVv играет роль взаимодействия, а старый хозяйственный уклад V - роль “хищника”. Поскольку уравнениям такого рода присущи определенные колебательные режимы и, в зависимости от конкретных значений управляющих параметров и начальных условий, возможны различные неустойчивости, то мы приходим к выводу, что в районе дна кризисной ямы экономика переходного общества принципиально неустойчива. Здесь она проходит точку бифуркации: режим регулярного экспоненциального распада может плавно перейти в режим роста (такой случай рас-сматривался нами в [2]) или смениться режимом неустойчивости и хаоса.
       Поэтому имеет смысл изучить модели возможного поведения представителей обоих укладов с учетом как их сотру-дничества, так и конкуренции друг с другом Нас интересовал вопрос - какой общей тактики должны придерживаться таксоны, чтобы экономика могла стабилизироваться их коллектвными усилиями.
       Хаотическая динамика. Конкретно рассматривалось поведение рекурентных функций ( отображений ) вида
       X n+1 = pic12.jpg (701 bytes) Un + a Un v = (pic12.jpg (701 bytes) +a vn)Un , Yn+1 = pic13.jpg (701 bytes) vn + bUnvn = (pic13.jpg (701 bytes) + b Un)vn , (6)
       где X – число предприятий из сектора V , Y - число фирм из сектора v, n - переменная итерации (аналог времени). Первые члены представляют состояние и стратегию (рост или свертывание производства) собственно фирм, вторые - их взаимодействие. Изучалась судьба каждой группы в зависимости от избранной собственной стратегии (параметры pic12.jpg (701 bytes) и pic13.jpg (701 bytes)), а также от интенсивности и характера (знака ) взаимодействия с партнером (параметры a и b ). Численные зна-чения параметров качественно отражают реакцию фирм на стратегию и тактику правительства в ходе реформ. (Ка-ким образом последняя может учитываться в нашем подходе, схематически показано в [2]).
       Возможны следующие варианты.

    1. pic12.jpg (701 bytes) > 1, a > 0 ; pic13.jpg (701 bytes) > 1, b > 0 . Прямое сотрудничество, когда рост предприятий типа Х приводит к увеличению числа фирм Y. Банкротства невозможны.
    2. pic12.jpg (701 bytes) < 1, a < 0 ; pic13.jpg (701 bytes) < 1, b < 0 . Разорение обоих участников “рынка”. Конкуренция способствует увеличению скорости развала экономики. Рост невозможен.
    3. pic12.jpg (701 bytes) < 1, a > 0 ; pic13.jpg (701 bytes) < 1, b > 0 . Здесь возможны три варианта :
    4.        а ) а Y + pic12.jpg (701 bytes) > 1 , bX + pic13.jpg (701 bytes) > 1 - когда сотрудничество подавляет распадые тенденции обоих секторов и
             б ) а Y +
      pic12.jpg (701 bytes) 1 , bX + pic13.jpg (701 bytes) > 1 - когда негативные тенденции приводят предприятия к взаимному банкротству ;
             в ) а Y <
      pic12.jpg (701 bytes) , bX > pic13.jpg (701 bytes) или а Y > pic12.jpg (701 bytes) , bX < pic13.jpg (701 bytes) . Общее неустойчивое состояние. В зависимости от значения параметров предприятия либо вместе беспорядочно развиваются, либо вместе беспорядочно разваливаются. Распад одного приводит к распаду другого и наоборот.

    5. pic12.jpg (701 bytes) > 1, a < 0 ; , pic13.jpg (701 bytes) > 1, b < 0 . Это случай конкуренции на уничтожение: рост предприятий одного сектора возможен только при условии разорения предприятий другого сектора. Исключение для случая, когда а = b,

       pic12.jpg (701 bytes) =  , pic13.jpg (701 bytes), X n0 = Yn0 .
       5.
pic12.jpg (701 bytes) > 1, a < 0 ;   pic13.jpg (701 bytes) < 1, b > 0 . Рост предприятия типа Х при разорении Y
       6. pic12.jpg (701 bytes) < 1, a > 0 ; pic13.jpg (701 bytes) > 1, b > 0 . Возможны варианты : а ) a Y0 + pic12.jpg (701 bytes) > 1 - устойчивое сотрудничество ( как в 3а) и б) a Y0 + pic12.jpg (701 bytes) < 1 - неустойчивое сотрудничество. Падение производства предприятия Х с ростом Y продолжается до тех пор пока не станет больше 1, а затем повторяется случай 6а. Eсли Х не успеет развалиться (Х n = 0) до этого момента.

  1. pic12.jpg (701 bytes) > 1, a < 0 ; pic13.jpg (701 bytes) > 1, b > 0 . Рост предприятий типа Y приводит к разорению X ( при aY0 + pic12.jpg (701 bytes) < 1)
  2. pic12.jpg (701 bytes) > 1, a < 0 ; pic13.jpg (701 bytes) < 1, b > 0 Хаотический режим. Рост Yn приводит к уменьшению X n , уменьшение X n - к росту Yn и т.д. Возможные пути развития: а) оба разоряются или б) одно резко разрастается, другое быстро разоряется.

       Результаты машинного эксперимента по этим вариантам показали, что регулярное поведение величин X и Y возможно только в двух случаях (варианты 1 и 2 ), когда знаки и направления неравенств однотипны. То есть, когда предприятия обоих типов либо вместе разоряются (общий распад экономики ), либо вместе растут. И то, и другое, вообще говоря, не отвечает задачам реформирования.
       Во всех остальных случаях получается нерегулярное ( хаотическое ) поведение интересующих нас таксонов. Оно представляется не гладкой кривой, как в случае регулярной динамики, а беспорядочным полем точек Взаимо-действия в режиме “плато” (т.е. с примерно равными отклонениями в обе стороны от средней линии) способны удерживаться лишь на очень короткое время - всего несколько итерационных шагов (от 4 до 15 тактов) после чего режим резко меняется в сторону роста или спада интенсивности, или раздваивается. В нерегулярном состоянии воз-можен как совместный рост так и совместное разорение, или рост одних за счет разорения других. Рассмотрев, полный набор вариантов (1-8), мы не нашли случая долговременного и спокойного протекания процесса типа “плато” или формирования рынка. (По понятным причинам мы не приводим здесь многочисленные графики.) Это, конечно, не исключает возможности существования какой-нибудь“щели” – особого набора параметров, при кото-рых возможен интересующий нас результат. Однако по полученным нами данным он представляется маловеро-ятным.
       В самом деле, рассмотрим условия достижения нуля второй производной d2W/dt2 в точках минимума, что означало бы устойчивость стационарной точки dW/dt. Из (1) находим
       d2V/dt2 = m1r dV/dt –2m1 V dV/dt и d2v/dt2 = m2Rdv/dt – 2m2vdv/dt (7)
       Откуда требование d2W/dt2 = 0 сразу ведет нас к равенству m1 (r - W) = m2 (R-W), или
       W(k - 1) = k r - R (8)
       где k =m1/m2 и учитывается, что в районе минимума v pic11.jpg (697 bytes) V pic11.jpg (697 bytes) W / 2.
       Возможны два варианта выполнения условия (8) : 1) k =1, ( m1 = m2 ). Тогда и ресурсы должнв быть равны: R = r ; и 2) k wpe1.jpg (732 bytes) 1 (m1 wpe1.jpg (732 bytes) m2 ) В нашем случае k = 2. Поэтому из (8) следует W = 2r – R. Поскольку W> 0, то r должно быть > R/2. Наша параметризация хода ВВП [2] говорит, что это условие в Казахстане не выполняется : R = 100,4, a r = 2,64 . Что указывает на общее несоответствие начальных параметров перестройки условиям устойчивого равновесия в минимуме W(t).
       Состояние хаоса характеризуется тем, что кривой регулярной зависимости нет. Вместо нее - поле точек. Прогнозировать дальнейший ход тенденций в таких условиях невозможно. А это значит, что правительство не может разрабатывать программу выхода страны из кризиса, коммерсанты не могут брать ссуду в банках, так как не могут обосновать, какие их ждут объемы продаж и т.д. Хаотическую экономику необходимо стабилизировать.
       Как стабилизировать экономику? Нам нет необходимости теоретически доказывать здесь принципиальную возможность существования хаоса в экономике вообще. Она вытекает из нелинейной природы экономических систем, поведение которых описывается системой нелинейных уравнений и в Западной литературе хаотическая экономика обсуждается уже не первый год [6]. По-видимому, нет особой нужды выяснять здесь, в результате действия каких именно факторов мы получили состояние экономического хаоса. Известно, что динамическая система переходит на хаотический режим, если подвергается беспорядочным шокам со стороны, если нарушается последовательность этапов ее эволюции или если ей навязывают меняющиеся направления развития. Опыт показывает, что все “ошибки” такого рода администрацией Казахстана были сделаны. И произведенный нами анализ лишь подтвердил, что казахстанская зкономика прошла точку бифуркации и движется по ветви хаотического режима. Проблема сей-час в том, чтобы научиться контролировать такую экономику на практике. В работе Януша Холыста и других [6] предлагается использовать в этих целях известный OGY (Э.Отт, С.Гребожи и Дж.Йорке) метод [7], который до этого успешно применялся в решении задач управления хаосом в физических, химических и биологических системах .
       Авторы [6 ] рассматривают идеализированную ситуацию, когда хаос появляется на рынке конкуренции двух фирм в результате их несогласованной инвестиционной политики. Основная идея OGY метода заключается в том, чтобы посадить хаотическую траекторию на стационарную точку отображения r n+1 = F (r n ; p) , описывающего эволюцию сиcтемы во времени. А для этого надо изменить управляющий параметр р таким образом, чтобы переместить поло-жение траектории rn системы из области неустойчивого множества в область устойчивого множества стационарной точки r f . Условие такого перемещения выражается с помощью контрвариантного собственного вектора f2 , такого что f2 a011002.jpg (745 bytes)r n+1 = 0. А гарантией нахождения системы в устойчивом множестве заключается в том , чтобы a011003.jpg (745 bytes)r n+1 r было перпендикулярно к f2 , что ведет к условию сдвига для управляющего параметра р .
       Конечный эффект стабилизации достигается за счет воздействия на хаотизированный рынок в точно установлен-ные для данной системы “правильные моменты” времени дозированными порциями инвестиций. А именно, тогда, когда траектория системы близка к нестабильной периодической орбите. Хотя до практического осуществления этого изящного метода в экономике, по-видимому, еще далеко (предварительно должен быть решен ряд проблем [6] ), применение его на некотором локальном рынке с малым числом конкурентов в условиях стабильной экономи-ки представляется весьма реальным и плодотворным. Иное дело стабилизация хаотической экономики в масштабах всей страны. А тем более при отсутствии свободных инвестиций и неэффективной работы банковской системы (вспомним кризис неплатежей !). Если к этому еще добавить отсутствие у руководства страны интереса к научным методам управления народным хозяйством и видимого желания “порулить” самому, то приходится думать о других, косвенных путях стабилизации экономики. Например, через воздействие на ресурсы общества, т.е.на путях примитивной самоорганизации рынка. Интересно, что экономика Казахстана фактически уже стала на этот путь. Когда промышленное производство оказалось свернутым, то вся надежда пополнить бюджет стала возлагаться на экспорт сырьевых ресурсов. Одновременно в качестве идеала тихо стала пропагандироваться кувейтская модель общества. Состояние бюджета в значительной степени стало управляться надсистемой - ценами мирового рынка на сырье, а общее направление развития страны и ее международной политики - запасами наличного сырья и путями его экспорта за рубеж.
       Заключение. Глубокий кризис в экономике не мог не отразиться на структуре общества. Остановка промышленно-го производства привело к резкому сокращению финансирования бюджетной сферы. Здравоохранение, образование, наука, культура стали свертываться. Это привело к резкому сокращению численности и социальной значимости среднего класса. В условиях, когда люди борются за физическое выживание в индивидуальном порядке, победителем оказывается не самый прогрессивный строй, а, напротив, более простые, примитивные и потому более живучие формы социальной организации и сознания. Казахстанское общество быстро расслоилось на богатых и бедных. Заявила о себе новая национальная элита, для которой одинаково чужды как коммунистические идеалы, так и демократические ценности. На протяжении столетий предметом ее главных забот была забота о сохранение власти. Не рост, не приумножение, а именно сохранение власти. То есть фиксация своего положения в системе родов, племен и жузов. В традиционалистском обществе человек видит себя личностью только в системе родоплеменных отношений. Вне их он ноль. Поэтому призыв демократических доброхотов к движению вперед по пути политических свобод и развития личности соборным сознанием воспринимается как сигнал к реконструкции институтов прошлого, т.е. назад.
       В связи с ростом национального самосознания и “обращения к истокам” вышла на поверхность родоплеменная стратификации казахского общества. Теперь задачи построения гражданских институтов выглядят куда более про-блематичными, чем в начале реформ. (Сабит Жусупов) Целостная экономическая система, отвечающая рыночным механизмам хозяйствования, так и не создана, а управленческая структура Республики отличается дисфункциональ-ностью и иррациональностью (К.Б.Берентаев). Клановость и жузовые амбиции стали неотъемлемой частью полити-ческой и социальной жизни страны (Аждар Куртов). Те или иные назначения практически никогда не обсуждаются с точки зрения формирования нового баланса сил, попытки усиления влияния на Президента или самого оптималь-ного и единственно возможного решения, диктуемого моментом (Ануар и Сабит Жусуповы). Так называемые демо-кратические институты призваны на самом деле играть роль прикрытия оголтелому национализму “новой элиты”, как в свое время такую же надстроечную функцию выполнял догмат марксизма-ленинизма для партийно-советской номенклатуры. (Виталий Хлюпин ). Общенациональную идентификацию казахов приходится ожидать лишь в буду-щем (Турсун Султанов). Только тогда, надо думать, начнется рост государственного самосознания и появятся заботы об общенациональном развитии.
       Главный вывод, который хотелось бы сделать по результатам нашего анализа сводится к двум утверждениям.
       1. Экономический кризис в стране продолжает углубляться. На смену чисто распадной стадии пришла хаотическая. экономика. Точка бифуркации пройдена. Впереди возможны как новые стадии распада, так и новые бифуркации. Для подъема экономики необходима серьезная консолидация общества, общая поддержка начатому курсу реформ. Сейчас это выглядит нереальным на фоне оживления трайболизма, с существованием которого вынужден считаться даже Президент. (Виталий Хлюпин ). Поэтому в ближайшее время следует ожидать дальнейшего развития кризиса.
       2. В целом ход казахстанских реформ демонстрирует то, к чему приводит неучет факта неоднородности общества в интеллектуальной сфере. В первую очередь наличие разного характера национального самосознания, разной собор-ности. Начавшись под флагом движения за суверенитет, общее развитие и демократию, реформы быстро привели страну в прямо противоположное место. И это объясняется тем, что проходили они под эгидой титульного самосоз-нания, в рамках чисто национальной культуры, ценой сохранения мира в республике.
       Но настоящая борьба за власть еще не начиналась. К сожалению, у Президента Казахстана нет сыновей. Поэтому даже укрепив свою личную власть до монархии, ему некому будет ее легитимно передать. Поэтому впереди нас ждет беспринципная и жесткая борьба жузов, родов и семейных кланов. Пацифизм часто подводил мир к войнам, а гуманность, просвещенность – к революциям. По логике истории заметание межэтнических проблем под ковер чревато гражданской войной. Тогда будет не до реформ. Так что нам предстоит долгий путь наверх из “ямы”, в которой мы оказались. Путь длиною больше, чем в 30 лет.
       Обидно сознавать, что такого разрушительного кризиса, в принципе, могло и не быть.Можно показать,что при ус-ловии m1 = m2 и R = r кривая W дает лишь незначительный прогиб. Эти можно воспользоваться для “бескризис-ного” перехода из I в II. Теоретически этот путь открыт всегда. По достижении обществом стабильности на уровне R1 , можно поднять его на уровень R2 , используя те же симметричные условия m1 = m2 и R = r , затем перевести на R3 и т.д.. Дело за политической готовностью к этому лидеров и народа, то есть за качеством их сознания. К сожале-нию, вместо того, чтобы работать над развитием сознания населения страны, над приращением того богатства, что имелось в обществе, М.С.Горбачев предложил народу перестройку. В конечном счете - развал.
       Не зная, как решить одну непростую задачу, он взялся за другую, неизмеримо более сложную. Рациональным та-кой шаг никак не назовешь. Хотя, в сущности, деятельность политиков иррациональна всегда. В борьбе за власть, они пытаются подвести логический фундамент под нелогические по своей природе устремления электората, сов-местить истину с выгодой. Истину для всех - с выгодой для себя. Что в принципе не может быть сделано в пределах логики. (В. Парето)

       Литература

  1. Кучин И.А. – О синергии и борьбе за власть в обществе. (См. этот сборник.)
  2. Кучин И.А., Лебедев И.А. – Изучение механизма выхода казахстанской экономики из кризиса в рамках системно-динамического подхода к социуму // Проблемы эволюции открытых систем, Алматы, 1999, с.7-22.
  3. Кучин И.А.- Динамика переходного периода в модельном представлении //АльПари, Алматы,1998, № 2.
  4. Кучин И.А.- Новый подход к проблемам неравновесного развития социума //АльПари, Алматы,1998, № 1.
  5. Арманд А.Д., Люри Д.И. и др. – Анатомия кризисов, М.,”Наука”, 1999, 238с
  6. Holyst J.A.et al. – How to control a chaotic economy // J.Evol.Econ.(1996),№6, p.31
  7. Ott E., Grebogi C., Yorke J.A. – Controlling Chaos // Phys.Rev.Lett. (1990), 64, p.1196-1199.

Оглавление