Оглавление

XXI ВЕК: “СИЛА” ГОСУДАРСТВЕПННОСТИ – В “СЛАБОСТИ” СОБСТВЕННОСТИ!

М.В.Сандрачук

Академия налоговой полиции, Республика Казахстан, г. Астана

        Исследование процесса развития государственности необходимо начать с определения понятия “государство” и выявления механизма его становления в будущем. Первое позволит избежать многозначности понимания этого термина, а второе – выявить на разных этапах его эволюции общие закономерности, которые будут оказывать влияние на этот процесс в XXI в.
       Общепринятым, базовым определением понятия “государство” вот уже более 2000 лет является определение Цицерона: “…это не любое соединение людей, собранных вместе каким бы то ни было образом, а соединение многих людей, связанных вместе между собою согласием в вопросах права и общностью интересов”. Государство, пояснял Марк Туллий Цицерон, с точки зрения его соотношения с правом есть ни что иное, как “общий правопорядок”. В основу же права он неизменно вкладывал присущие человеческой природе, равно как и природе вообще, разум и справедливость.
       Познание особенностей, форм реализации, отличительных признаков, функций современных и будущих государств в значительной степени связано с явлениями, процессами, которые воздействуют на государство и с которыми оно теснейшим образом взаимосвязано: общество, политическая система, экономическая система, культура, природа и др. Исследование такой многогранности жизнедеятельности государства позволило бы с большей степенью вероятности спрогнозировать его развитие и становление в будущем. Такое исследование будет обязательно проведено, мы же попытаемся, используя собирательный показатель для перечисленных явлений, смоделировать гипотетическую конструкцию государства в XXI веке. В качестве такого интегрального показателя используем термин “этнос”. Именно в конце XX в., и по всей видимости, в ближайшем будущем этнические факторы играют, и будут играть важнейшую роль в социально-экономических, политических, демографических, экологических и других внутренних, региональных и мировых процессах, т.е. оказывать непосредственное воздействие на государство.
       Согласно сложившемуся в научной литературе подходу, основоположником которого является Л. Н. Гумилев, этнос – это устойчивый, естественно сложившийся коллектив людей, противопоставляющий себя всем другим аналогичным коллективам, что определяется ощущением комплиментарности, и отличающийся своеобразным стереотипом поведения, который закономерно меняется в историческом времени. В данном определении явно прослеживается биологическое, природное начало системы “этнос”, являющейся связующим звеном между социальным и биологическим, в котором приоритетная роль принадлежит биологическим признакам.
       Процесс жизнедеятельности современных народов и государств характеризуется тем, что на него влияют две противоположные тенденции: экономико-политической интеграции и этнической дифференциации, обеспечивающие состояние устойчивости относительного равновесия планеты как системы высшего порядка.
       Тенденцию экономико-политической интеграции стимулируют два основных фактора – экономика и научно-технический прогресс. На основе прогрессирующей взаимозависимости всемирное хозяйство как система все явственней приобретает черты целостности. Экономическую основу этой системы заложили транснациональные корпорации (ТНК). В мире насчитывается более 200 тыс. зарубежных филиалов, которыми владеют около 40 тыс. родительских компаний. Годовой оборот ТНК в конце 90-х гг. нашего столетия составлял без малого 6500 млрд. дол. США. Это примерно столько, сколько в год производят США.
       В современном мире насчитывается 230 стран, т.е. составных частей земного макрокосмоса, образующих в целом планетарную систему государственно оформленных самоуправляющихся объединений людей, занимающих определенную территорию и признанных де-юре или де-факто субъектами международного права.
       Согласно критериям самообеспеченности товарами группы “А” (производство средств производства), эта планетарная система тяготеет к распаду на следующие группы (подсистемы):
       1. Экономически высокоразвитые (главные) страны – США, Япония, ФРГ, Франция, Италия, Великобритания -“большая шестерка”. Характеризуются практически полной номенклатурой производств товаров группы “А” и малосущественными пропусками в структуре производства товаров группы “В” (потребительские товары). Доля экспорта этих групп товаров в мировом объеме экспорта составляет около 60%, а доля инвестиций – свыше 70%, при 9% мирового населения.
       2. Экономически высокоразвитые страны – Швейцария, Австрия, Бельгия, Нидерланды, Скандинавские страны, Финляндия, Канада, Австралия, Новая Зеландия, ЮАР, Израиль, Люксембург, Исландия. Производят до 80% товаров группы “А” и в пределах 85% товаров группы “В”, доля экспорта готовой продукции, технологий и услуг составляет свыше 30%, на инвестиции приходится чуть более 20%. Удельный вес населения составляет не более 10% всего населения планеты.
       3. Страны с устойчивым средним уровнем развития – Испания, Португалия, Греция, Ирландия, Чехия, Венгрия, Словения, Польша, Южная Корея, Китай, Индия, Словакия и некоторые другие. Производят или способны производить до 45% товаров группы “А” и около 50% товаров группы “В”. Диверсифицированный экспорт составляет 6%-7%, а инвестиции – порядка 8%-9%. На территории стран проживают около 23% мирового населения.
       4. Страны с уровнем развития ниже среднего - Бразилия, Мексика, Чили, Уругвай, Перу, Аргентина, Россия, Украина, Турция, Иран, Египет, Югославия и, возможно, другие государства. Группа характеризуется неустойчивостью переходного периода. В целом это страны с крупными масштабами производства, имеющие, однако, такие пробелы в структуре производства, которые не позволяют осуществлять экспорт машин, оборудования, технологий – его доля не подымается выше 3%-5% от мирового. Товары потребления в экспортных поставках несколько больше – 20%-25%. Проживает на территории этих стран не более 8% мирового населения. Инвестиционный потенциал этих стран крайне незначителен – не более 2% от мирового уровня инвестиций.
       5. Экономически слаборазвитые и развивающиеся страны - всего 180 государств с населением около 50% мирового. В группе практически отсутствует собственное производство средств производства, а производство средств потребления составляет не более 20 %. Имеется сборочное и ремонтное производство, практикуется размещение филиалов крупных корпораций для налаживания промышленной инфраструктуры. Обладают значительным природным ресурсным потенциалом, представляющих интерес для других групп стран.
       Таким образом, экономика и научно-технический прогресс, сфокусированные в интегральном критерии - самообеспеченность, т.е. способности обеспечить себя товарами группы “А”, в первую очередь, разделяют все страны мира на 5 групп. Общая характеристика этих групп может быть следующей. Во-первых, четко и ясно вырисовывается группа стран, диктующих “мировой порядок”, т.н. законодатели - 1 группа. Остальные группы 2, 3 и 4 представляют собой буферные зоны соответствующего уровня иерархии. Пятая группа стран похожа на девственные просторы, привлекающие взоры более развитых стран своим природным потенциалом.
       Во-вторых, на всех четырех уровнях иерархии наблюдается жесткое соперничество друг с другом как внутри уровня, так и между уровнями, за увеличение доли в контроле мирового производства и рынка. В-третьих, чем выше уровень, тем выше степень координации и согласия между странами по поводу контроля за сложившимся мировым порядком.
       Следует отметить, что интегральный критерий - самообеспеченность, есть не что иное, как квинтэссенция двух основных факторов - экономики и научно-технического прогресса, взаимозависимых и тесно переплетенных, определяющих современную тенденцию экономико-политической интеграции. Эти два фактора, эти два прогресса по своей сути являются потоками МЕI – F-потоком и D-потоком, неразрывными и противоречивыми в своем единстве (Поздняков, 1998). Развитие во времени системной иерархии стран, их самоорганизация как целостных структур, всецело зависит от целенаправленности и структуры как самих потоков, так и от соотношений между составными градиентами внутри потоков. Если принять во внимание, что конец ХХ века - это время информации и то, что в ХХI веке значение и место информации еще более возрастут, то целесообразно было бы рассмотреть роль информации в самоорганизации социально-экономических систем - СЭС.
       Эмпирический анализ процессов распространения различных явлений в пространстве, в первую очередь информации, показал, что они носят отчетливый характер диффузии. В настоящее время интересующие нас виды диффузии - каскадная и иерархическая, широко используются в науке с применением хорошо развитого математического аппарата. Теоретическая модель диффузии, построенная Т. Хагерстрендом - Р. Юиллом на основе имитационного подхода показывает, что процесс диффузии информации имеет симметричный ход, описываемый с помощью логистической кривой. Согласно этой модели, структура которой описывается 12-ю формальными правилами, распространением информации (только не масс-медиа) в среднем поле можно управлять. Среднее поле информации - это некоторая территория, в границах которой могут осуществляться контакты между источниками информации и адаптерами. Распространение информации может целенаправленно происходить по принципу каскада (“сверху вниз”) или уровнями иерархии. Модель Хагерстранда - Юилла можно использовать в целенаправленной диффузии для получения вероятного результата с постоянным оцениванием на “выходе” двух важнейших параметров: 1) восприимчивость к диффузии и характер кривой насыщения; 2) границы, барьеры и препятствия на пути процесса диффузии. Вероятность целенаправленности контакта описывается функцией между расстоянием от очага информации и ячейкой-адаптером, а также числом людей внутри ячейки-адаптера, принявших информацию. Эмпирические наблюдения показали, что по степени восприимчивости адаптеры делятся на три группы: “новаторов”, сразу воспринимающих информацию, “консерваторов”, дольше всего упорствующих в ее восприятии и “медиумов”, принимающих информацию позже новаторов, но раньше консерваторов. При этом, согласно одному из 12 правил, о восприятии информации можно говорить после того, как хотя бы одно сообщение оказывается принятым. Адаптер, получивший информацию из очага информации в интервале времени tх, начиная с интервала tх+1, сам становится передатчиком этой информации в следующей генерации.
       Для учета граничных эффектов в процессе диффузии адаптеры могут быть подразделены на четыре типа:
       1) сверхпоглощающие, имеют такую интенсивность и емкость поглощения информации, что могут разрушать ее источник;
       2) поглощающие, абсорбируют информацию, но не влияют на ее источник;
       3) отражающие, не воспринимают сообщение и позволяют передающей ячейке передавать новое сообщение за тот же период времени;
       4) отражающие направленно, не воспринимают сообщений, но изменяют его в сторону любого из трех вышеперечисленных типов.
       Для моделирования реальных различных результатов диффузии в модели могут использоваться каналы с низким сопротивлением для ускорения диффузии или высоко устойчивые буферные зоны, замедляющие абсорбцию информации.
       Необходимость детального освещения вопросов диффузии информации связана с тем, что это реальный механизм воздействия и контроля за той ситуацией, за тем мировым порядком, который существует на сегодняшний день и, по всей видимости, будет существовать и завтра. Ведь “большая шестерка” стран - это мощный источник информации, а группа экономически высокоразвитых стран - не что иное как буферная зона направленного отражения. Группа стран с устойчивым средним уровнем развития - барьер с отражающими свойствами, а страны с уровнем развития ниже среднего - уж очень похожи на зону с поглощающими качествам, ну, а к сверхпоглощающей информацию зоне, следует отнести пятую - развивающуюся группу стран. Если исходить из постулата о том, что жизнедеятельность, функционирование и развитие социально-экономической системы всецело зависит от взаимодействия двух потоков МЕI, то почему нельзя предположить, что в D-потоке МЕI количество и качество каскадной информации не будет направлено на увеличение внутренней энтропии системы? Ведь чем выше энтропия в соподчиненных рангах иерархической системы, тем больше можно получить F-поток MEI, направленный обратно, снизу вверх, от стран, находящихся в пятой группе, к странам, занимающим более высокое место в иерархии. Навряд ли страны, доминирующие в этой парадоксальной пирамиде, в этом “апофеозе” мирового порядка, заинтересует информация, поступающая “снизу”, а вот другие компоненты – М и Е для них составляют и будут составлять определенную ценность. Манипуляцией в D-потоке информацией на уровне “точечного надавливания” можно сохранять безбедное существование довольно длительное время, даже не имея при этом на собственной территории природных запасов сырья, или законсервировав их на худшие времена. Поддержание энтропии в зависимых странах на требуемом уровне, в зависимости от целесообразности их пребывания на одном из уровней иерархической системы, не будет ни в коей мере способствовать их переходу из нижерасположенного уровня на более высокий. А это уже свидетельство искусственного сдерживания процесса самоорганизации систем, их развития и совершенствования, а в контексте данной статьи, самоорганизации государственной власти.
       Причина, на наш взгляд, кроется, и мы в этом согласны с рядом авторов, в собственности на природные ресурсы, жизненно необходимые для высокоразвитых государств в силу развития промышленности, технологий, сложившихся и длительное время искусно культивируемых стандартов потребления (“неограниченные потребности”) и поведения. Не нужно вести никаких войн, не нужны колоссальные затраты по захвату природных ресурсов, находящихся в собственности других, но более слабых зависимых государств, нужно лишь целенаправленно управлять потоками информации, энергии и вещества. Разве не такой мировой порядок зависимости готовы отстаивать “столпы демократии”, разве не такую собственность отстаивают государства, поучающие сейчас 1/6 планеты управляться со своей национальной собственностью?
       Собственно, манипуляцию информацией в потоках MEI между уровнями иерархии системы можно рассматривать и как организационное начало, как некий организационный момент, имеющий, в сущности, искусственную природу. Результатом этого организационного вмешательства в естественный процесс самоорганизации и самоуправления СЭС является возрастание энтропии в целом во всей планетарной системе, и как следствие, усиление напряжения потенциалов, несущих разнополюсную энергию. Ученые в различных отраслях знаний уже сейчас предсказывают неестественность социально-экономических и политических ситуаций и явлений в мире. С точки системного анализа и синергетической теории такое положение аналогично пред-бифуркационному моменту. Градиент целенаправленного развития вселенских системных структур развивается в несколько ином направлении, чем градиент целенаправленного развития социально-экономических систем. Реалии существующего положения в мире вызывают разбалансировку планетарной внутренней структуры, а также ближайших слоев внешней системной среды. Возникает побудительный толчок для генерирования и концентрирования различных видов дефектов в структуре сред и систем. Дефекты, в свою очередь, создают малые и большие препятствия для прохождения регулирующих волн и вызывают изменения внутренней структуры. И, как только концентрация нарушений баланса превысит прочность внутренней структуры, она будет взорвана изнутри или демонтирована усилиями регулирующих волн внешних сред. Апокалипсис!
       Один из выходов из тупика, в который слепо следует человечество, за им же разработанными аттрактивными целями,- устранение условий появления этих целей, т.е собственности. По всей видимости, нужна новая интерпретация этого феномена, нужен новый подход и порядок в его понимании. Каковы бы ни были теоретические конструкции феномена собственности в XXI веке, так или иначе, они будут сводиться, и уже сейчас практикуется, в пользу его ослабления (по всей видимости, полностью его устранить невозможно). Чем слабее будет институт собственности, тем менее привлекательным будет “бифуркационное яблоко раздора”, тем равновеснее будет состояние планетарной системы, тем больше шансов и выше вероятность совпадения градиентов целенаправленного развития СЭС и планетарной системы – дети (человечество), максимально удовлетворяя свои интересы, должны учитывать интересы родителей – Геосистемы. Другого пути у природы нет. Правомерной следует считать постановку вопроса о необходимости изменения определения понятия “собственность”, а соответственно, и определение эффективности действия человечества, которую следует оценивать через целевую функцию обеспечения равновесного и устойчивого состояния Геосистемы в целом, включая эффекты совокупности естественных и искусственных , как единого целого.
       Итак, в качестве одного из выводов анализа тенденции экономической и политической интеграции можно констатировать тот факт, что сложившийся стереотип понимания феномена “собственность” не будет способствовать, более того, будет противодействовать развитию и становлению государственности.
       Рассмотрим вторую, противоположную тенденцию, участвующую в созидании государственности – этническую дифференциацию.
       В современном мире насчитывается более двух тысяч этнических общностей. Их количество продолжает изменяться. Одни этносы возникают, другие распадаются и исчезают. Естественно, проследить процесс эволюции этносов, их структуру, место и роль в окружающем мире, соотношение с государством – задача нелегкая. Придерживаясь подхода Л.Н. Гумилева, считающим этносы биологическим явлением, попытаемся кратко проанализировать эволюцию этноса.
       Этнос возникает из обязательного смешения этнических субстратов и (или) при наличии дополнительного фактора – пассионарного толчка. Последний представляет собой микромутацию, вызывающую появление пассионарного признака в популяции и приводящую к возникновению новых этнических систем в затронутых ею регионах. Пассионарный толчок проходит на поверхности планеты в виде полос шириной 200-300 км, длиной примерно 0,5 окружности Земли. Его признак – массовое появление на некоторой территории сверхактивных людей, начинающих ломать существующие традиции и создавать новый этнос.
       Возникнув, этнос проходит ряд закономерных фаз развития, имеющих временные рамки стадий процесса этногенеза, которые определяются направлением, скоростью и пределами изменения в данном этносе “пассионарного напряжения”, т.е. степени влияния, возможности и способности пассионариев (индивидов энергоизбыточного типа) проводить в жизнь свои поведенческие установки. Продолжительность жизни этноса, как правило, одинакова и составляет от момента толчка до полного распада 1500 лет, за исключением случаев, когда нормальный ход его развития прерывается искусственно – в результате агрессии или события. Различают следующие фазы процесса жизни этноса: 1) пассионарный подъем; 2) акматическая фаза; 3) фаза надлома; 4) инерционная фаза; 5) фаза обскурации; 6) мемориальная фаза.
       Не вдаваясь в детальную характеристику фаз, необходимо отметить, что каждая фаза развития этногенеза характеризуется: изменением уровня активности этноса (миграционной, социально-экономической, политической, природообразовательной и др.); господствующим в данной фазе типом пассионариев определенного уровня и количеством; ролью субпассионариев (индивидов энергодефицитного типа); единым для данной фазы общественным императивом поведения; степенью внутренней сложности этноса, т.е. количества и направлений изменения составляющих его субэтносов; направлением изменения и уровнем резистентности этноса; особыми, присущими только ей отличительными признаками. Эти признаки характеризуют этнос стереотипом поведения: “мы такие-то, а все прочие другие (не мы)”. Этот подход к этногенезу дополняет учение В.Н. Вернадского о ноосфере.
       Придерживаясь данной теории этногенеза, необходимо отметить, что в этносе, в отличие от общества, работают не сознательные решения, а ощущения и условные рефлексы; поведение каждого этноса – это способ его адаптации и аккомодации к своей географической и этнической среде. Недопустимо противопоставление одних внутриэтнических единиц (элементов этноса) другим, все они выполняют конструктивные функции, этнос динамически изменяется, проходя в своем развитии ряд фаз, каждая из которых имеет свои особенности как строения (этнической иерархии), так и функциональных связей. Согласно этому подходу, соотношение этноса и государства следует рассматривать в рамках конструкций “этнос-природа-государство”. Конструкция же “этнос-общество-государство” нежизнеспособна и бесперспективна, поскольку этнос существует и взаимодействует с окружающим миром как часть природы, а не как часть общества.
       Существенное влияние на процесс соотношения государства и этноса играет структура последнего и иерархический уровень элемента, задействованного в процесс: “консорция-субэтнос-этнос-суперэтнос”. Чем сложнее структура этноса, чем больше в нем структурных элементов, тем этнос сильнее, тем обширнее его система связи с государством. Чем выше иерархический уровень этнической системы, тем больше его влияние на государство. Наибольшим влиянием на государство обладает суперэтнос как группа родственных этносов. Стремление этноса к усложнению своей структуры совпадает с градиентом самоорганизации вселенских структур, их перемещению в сторону усложнения по градиенту направленного развития.
       Человеческую систему, как естественную биологическую популяцию можно образно представить в виде живой гигантской сети, окутывающей поверхность плодородной и ресурсообеспечивающей геологической оболочки Земли. На этом полотнище сети явно различаются разноцветные пятна – этносы, сшитые друг с другом по границам пятен, и корнями, уходящими глубоко в историческую эволюцию природы. Вся разноцветная и разновозрастная мозаика цельного полотнища, накрепко связанного с природой, передает через генетические связи динамику своего исторического развития. Неуловимое дистанциирование человечества от природы улавливается только по поводу самообеспечения через искусственные процессы преобразований. Пока еще этот люфт не увеличился значительно и удерживается в допустимых пределах влиянием энергетических полей и эффектов перемещения энергетического уровня внешней среды в сторону самоорганизации. Геосистема сотворила себе экономического агента, который бы помогал, не нарушая ее целостности, равновесия и устойчивости, через свое потребление, интенсификацию и строительство развитию все более производительных процессов обмена ресурсов. Результаты работы этих процессов Геосистема использует для регулирования перехода своего строения из несвязанного в структурированное состояние с максимумом энергии связи. Человечество же по этой вселенской идее должно всегда стремиться к симбиозу со структурированным состоянием Геосистемы, принося друг другу желаемые ценности и не нарушая устойчивости и равновесия в своем взаимовыгодном сотрудничестве. Только осознанные целенаправленные функционально-экономические действия человека могут исключить возрастающие противоречия между ним и окружающей его средой, между этносом и ландшафтом – местом его проживания. Природа, несмотря на бесчисленное многообразие ее составных частей, является цельной и единой системой. Отдельные части этой системы оказывают, даже независимо от действий человека, взаимодействия друг на друга, что зачастую приводит к отрицательным последствиям, как для природы, так и для этноса. Американский ученый С.Хантингтон отметил по этому поводу, что будущая история будет твориться на границах цивилизационных разломов и главный аспект взаимоотношений между государствами перенесется с экономики на этнический уровень, уровень неизбежного столкновения цивилизаций. В этом видится признание того, что в ближайшее историческое время отношения между суперэтносами, этносами и государствами, их представляющими, станут определяющими.
       Переходный момент от одной фазы этногенеза к другой наиболее уязвим как для этноса, так и для государственного образования, в определенной степени оказывающего защитную и стимулирующую функцию для самоорганизации этноса. В это время ослабевает, снижается его резистентность, он более подвержен внешней агрессии, которая может при определенных условиях прекратить его существование. Крайним проявлением, опасным и непредсказуемым по своим последствиям, является устранение, ликвидация “неугодных” этносов. В конце ХХ столетия такая тенденция получила четкое выражение. В результате таких действий не учитывается, что этнос – система взаимосвязанных элементов, каждый из которых выполняет определенные функции, предписанные вселенским порядком. Ликвидация одного из элементов системы этносов, объективно порождает необходимость осуществления его функций другим элементом. По всей функциональной цепи глобальной иерархической системы передается информация о необходимости перестройки функциональных обязанностей. Часто посылаемые такие сигналы способствуют разбалансировке системы: энергия восстановления функциональных цепей уменьшается, увеличивая при этом энтропию системы. Такое состояние системы нарушает закон сохранения энергии, согласно которому во Вселенной, а следовательно, и на всех уровнях иерархии ее внутреннего строения, эволюция протекает по направлению самоорганизации и упорядочению структур с увеличением суммарной энергии связанных структур и уменьшением суммарной энергии в свободном состоянии.
       Таким образом, неестественное (искусственное) удаление этноса из вселенского театра действий, взаимосвязей, в конечном итоге, чревато для всей земной цивилизации, для глобальной и конечной цели пребывания человека на Земле – его плодотворного симбиоза. В качестве промежуточного последствия устранения, притеснения этноса является затормаживание процесса развития и становления государственности, как некой хрупкой, взаимопроникаемой оболочки, мембраны, выполняющей такие же функции в юридическом и экономическом аспектах, как кожный покров для человека.
       Что же побуждает различные этносы сейчас и в ближайшем будущем не к мирному и целенаправленному сосуществованию, а к попыткам изменить исторические места проживания этноса, к нарушениям стабильности структурно-функционального единства этноса? Как ни парадоксально это звучит, но, тем не менее, это – собственность! Именно примат собственности, передаваемый на генном уровне, в том понимании как ее воспринимали предыдущие поколения, довлеет над рассудком и чувствами новых поколений, затмевая при этом биологическую привязанность человека к Геосистеме, в которой ничего не происходит лишнего и в которой каждый этнос занимает ту ландшафтную нишу, которую он в состоянии освоить. Аккомодация этноса в такой нише связана с выполнением функций определенного порядка, предписанного законами Вселенной. Присутствие на авансцене XXI в. “законсервированного” понимания собственности неизбежно приведет к столкновениям между этносами, что может привести к исчезновению некоторых (возможно, многих) этносов. В первую очередь, это будут этносы, исторически расположившиеся в ландшафтных нишах, богатых запасами энергетических ресурсов. “Ненавязчивый точечный массаж” таких этносов с помощью информационных потоков деструктивного содержания, осуществляемый суперэтносами или более сильными этносами, будет вызывать “болезнь” и, в конечном итоге, исчезновение слабого этноса, волею законов Геосистемы, находящегося в точке стратегически важных интересов. Уход этносов из пространства связанных структур упрощает процесс самоорганизации систем Вселенной, уменьшает альтернативность эффективного выбора структур. Таким образом, качественный показатель самоорганизации – эффективность действий при осуществлении преобразований, характеризуемый отношением прироста результата к издержкам, умноженный на cos.a угла отклонения от градиента целенаправленных действий (угол отклонения действий от цели), пойдет на убыль. Возникновение при этом межэтнических и национальных противоречий и напряженности затронет самым непосредственным образом и государства. Самоорганизация государственной власти при такой ситуации не имеет практически никаких перспектив. Изменение статуса феномена “собственность” в XXI в. является залогом целенаправленно развития и самоорганизации процессов по цепочке: “этнос-природа-государство”.
       Резюмируя анализ этнической дифференциации как тенденции жизнедеятельности современных и будущих государств, необходимо отметить, что и в этой тенденции камнем преткновения, искусственной преградой для их самоорганизации является институт собственности. Причем, не вообще “собственность” как категория, а именно то понимание собственности, которое засело в сознании сегодняшних индивидов. Можно утверждать на основе развития двух противоположных тенденций: экономико-политической интеграции и этнической дифференциации, что их точкой пересечения является точка под названием “собственность”. Конструкторы морских кораблей стараются заложить точку равновесия на строго определенной высоте от днища судна; высоко поднятая точка равновесия грозит опрокинуть корабль при малейшем волнении океана. Данная аллегория уместна в том понимании, что лодка земной цивилизации тоже имеет свои точки равновесия. Одна из них – собственность, должна быть размещена как можно ближе к ватерлинии этой лодки, перемещение же точки равновесия ближе к верхней палубе, на всеобщее обозрение, неизбежно приведет к раскачиванию лодки относительно поперечной или горизонтальной оси. Тут уже, собственно, неважно, по отношению к какой оси будет раскачивание, важно другое – как бы не зачерпнуть бортом воды! “…сгину я, меня сметет с ладони…” – как поет В.С.Высоцкий.
       Итак, естественная или свободная, равно как ограниченная самоорганизация государственной власти в XXI в., по всей видимости, будет разбиваться о стену, воздвигнутую ходом предыдущей истории – собственность. Стену не обойти, не объехать – нужно только ее демонтировать до определенной высоты.
       Попытаемся рассмотреть теперь ситуацию с перспективой организационного начала или момента в самоорганизации государственной власти.
       Если одним из непременных атрибутов государственности является власть, действующая по принципу: “я тебя породил - я тебя и убью”, то вполне четко и однозначно вырисовывается образ ее носителя - человека, как биологического результата естественных природных процессов. Он создал и создает искусственные процессы, в том числе и власть, путем подражания естественным процессам, он ничего не может сделать больше, чем позволить себе придерживаться своего природного существа и существования. Он не может существовать вне природы и одного мига, он пользуется ресурсами окружающей среды, являясь таковым и сам в планетарной колыбели. Единство существа и существования между естественными и искусственными процессами и образуют единство взаимосвязей природы, человека и общества.
       На протяжении многовековой эволюции в человеке сформировались функции действий различного направления: воспроизводство, коммуникабельность, духовность, умственная и производственная деятельность. В осуществлении этих функций заложен алгоритм целенаправленных действий, способных обеспечить максимальное пребывание человечества на Земле. Эти функционалы в динамической системе: “человек-общество-природа” формируются и регулируются состоянием окружающей среды, с которой они взаимосвязаны и осуществляют взаимный обмен. Так, человек формируется индивидуально (генотип-фенотип), получает свое лицо, формирует спрос на свои потребности и предложение на результаты труда, альтернативный выбор на обмен и право своих действий. Сообщество выполняет роль коллективного производителя, распределителя и потребителя, а также коллективного организатора совместных действий, исходя из совокупных действий индивидов и эффектов эмерджентности. Окружающая среда выступает в роли посредника между человеком, сообществом и вселенскими структурами, определяет направление их развития, устанавливает уровень допустимой эффективности их деятельности, соизмеряя его со своим уровнем энергетического состояния, регулирует соответствие самоорганизации элементов (человек, сообщество, этнос, человечество) со своим уровнем самоорганизации, провоцирует деградацию в своем составе тех систем, которые не отвечают требованиям геосистемы в данное время.
       Функционально-системная теория целенаправленного развития человека и человечества рассматривает человека как индивида, имеющего общие признаки человеческого рода, одного из многих, и практически, обезличенного. В понятие личность, в дополнение к общим, включают особенные признаки, уникальные свойства человека. Личность определяют как своеобразную совокупность психофизиологических систем.
       Гуманистическая теория личности основана на ее стремлении к самоактуализации, к процессу, при котором люди – все без исключения, вовлечены в какое-то дело. Они преданы этому делу, оно является чем-то очень ценным для них – это своего рода призвание. Личность вмещает в себя всевозможные комбинированные, промежуточные варианты развития человека, а, следовательно, и формирование действий по основным целенаправленным функционалам, но с различной степенью их наполненности. Максимальный эффект следует ожидать при максимальных целенаправленных и объединенных действиях функционалов. Именно такие действия предполагают и получение наиболее эффективных результатов. При этом, если эффекты действий человека и окружающей среды по своей направленности будут совпадать, то результат в краткосрочном и долгосрочном периодах можно прогнозировать максимальным.
       Человек с рождения имеет равные со всеми права на действия в процессах обмена в Геосистеме, выражающихся в первичной (физиологические состояния нужды) мотивации и вторичной, групповой (самовыражение и самоутверждение в обществе) мотивации. Однако под воздействием реальных жизненных возможностей (условий) человек вынужден делегировать часть своих прав на свободу, собственность и иные действия другим субъектам общества. Со стороны обладателя таких прав в большинстве случаев проявляется сопротивление такому проявлению необходимости. При массовой передаче своих прав у отдельных лиц или групп происходит концентрация чужих прав, по другому говоря, реальных возможностей. Такая концентрация возможностей имеет две стороны: с одной стороны, обладатели новых сконцентрированных возможностей получают, как первичную, так и вторичную мотивацию к действиям. С другой стороны, большинство субъектов, уступивших свои права, теряют интерес к вторичной мотивации во всем спектре ее проявлений. Такая хрупкая конструкция сконцентрированной власти не может существовать исторически долго без учета интересов большинства, она постоянно будет испытывать внешнее и внутреннее давление сред в виде центробежных и центростремительных сил. По мере концентрации условий и реальных возможностей к действиям (факторам) всегда сокращается количество субъектов, которое влияет на этот процесс и имеет в нем свои экономические и политические устремления – интересы. Сосредоточение потенциала действий у одного субъекта или группы людей, согласно теории надежности систем, снижает вероятность сохранения целостности и стабильности функционирования такой системы, в том числе и СЭС. Это вызвано тем, что чрезмерная концентрация ликвидирует возможности параллельного действия аналогичных цепей, а, следовательно, снижается в степенной зависимости жизненность системы, и обратно пропорционально увеличивается риск ее живучести. За всю историю человеческой цивилизации такие действия повторялись много раз, и, по всей видимости, будут повторяться еще, во многих странах мира. История помнит разрушение систем-империй, крах монополий, исчезновение этносов и государств и т.д. По всей видимости, природой заложен некий эффективный предел концентрации действий и параллельности цепей развития и, надо полагать, что концентрация – это обоюдоострое оружие. В какой-то степени концентрация приносит победу, а за определенным пороговым значением, видимо, приводит к разрушению целостности системы при потере интересов к событиям у большинства субъектов.
       Таким образом, анализ роли организационных моментов в самоорганизации государственной власти, можно завершить следующими выводами:
       1) неустойчивость государственной власти, и, как следствие, пренебрежение ее интересами у большинства, напрямую зависит от количества субъектов, обладающих и использующих повышенную концентрацию факторов действий;
       2) устойчивое и стабильное положение государственной власти всецело зависит от сознательного снижения концентрации ценностей у собственников факторов до оптимальных размеров при обязательном расширении базового количества таких собственников;
       3) рассредоточение концентрации условий и возможностей к действиям по заинтересованным субъектам, и таким образом, увеличение альтернативного выбора оптимальных осознанных решений этими субъектами – залог равновесного и устойчивого состояния государственной власти, как системы, в которой градиент целенаправленных действий совпадает с Геосистемным.
       “Потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их”.
       Нагорная Проповедь

       Литература

  1. Поздняков А.В. Стратегия российских реформ. – Томск, 1998
  2. Поздняков А.В. Собственность и ее роль в самоорганитзации социально-экономических систем//Проблемы собственности на природные ресурсы. – Новосибирск, 1999

Оглавление