Оглавление

ВЛИЯНИЕ ФИНАНСОВОГО И ИНФОРМАЦИОННОГО КАПИТАЛА НА ОРГАНИЗАЦИЮ ВЛАСТИ

С.В. Тайлакова

Кузнецкий гос. технический университет, Кемерово

        Трудно не согласится с утверждением экономистов, придерживающихся левых взглядов, что за последние годы противоречие между трудом и капиталом приобрело новую социально-экономическую и социально-политическую окраску. "Россия оказалась как никогда ранее подчинена гегемонии мирового капитала", трудящиеся "все ниже опускаются в то же самое гетто, где оказалось большинство жителей третьего мира" [1, c. 2].
       В результате реформ 90-х годов в России сложилась экономика, имеющая некоторые очертания рыночной. Рыночные отношения в большинстве случаев носят формальный характер, владелец фактора труда не является полноценным рыночным субъектом, усугубляется неравновесие контрагентов рынка труда. Масштабы асимметричности рынка труда таковы, что "приводят к формализации рыночно-трудовых отношений, выражающейся в утрате последними элементарных атрибутов трудового найма - регулярной оплаты труда в денежной форме и на условиях компенсации ее антиинфляционного обеспечения. Это подрывает сам смысл продажи рабочей силы, поддержание высокой квалификации и профессионализма" [2, c. 7]. При этом максимальная фискальная нагрузка возложена на труд (фонд оплаты труда) – 70 %, минимальная на капитал – 17 % и ренту – 13 %. Но низкооплачиваемый труд низкопроизводителен, высокая цена труда является главным стимулом трудосберегающего научно-технического прогресса. Низкооплачиваемый, малоквалифицированный труд не привлекателен для иностранных инвесторов.
       Огромные индивидуальные состояния образовались и образуются в России, в значительной мере при посредстве государственного бюджета, на основе уклонения от налогов, нарушения законов. Накануне 17 августа 1998 г. на долю 2 % россиян приходилось 50 % банковских вкладов, после – 15 % граждан контролировали 80 % национального богатства. Сверхдоходы узкой избранной группы населения не связаны с состоянием реальной экономики, которая из-за этого не содержит многих необходимых элементов формирования и воспроизводства финансового капитала, получившего в российской действительности свойство утечки за границу, вместо того чтобы способствовать притоку иностранного капитала и являться связующим звеном между национальной и мировой экономикой.
       Истоки этого, очевидно, заложены в механизме сложившейся российской государственной власти, которая создана "реальным социализмом" для защиты интересов номенклатурного класса, стремящегося дополнить власть крупной частной собственностью. Передача контроля над общественной собственностью в руки государственной бюрократии обеспечивает ей бесконтрольную власть над обществом; концентрированным выражением экономической власти является политическая власть.
       В конце 90-х годов Россия по индексу коррумпированности, публикуемому на Западе, занимала передовую позицию наряду с Индонезией, Нигерией, Камеруном. По мнению экспертов МВФ, коррумпированность российской экономики связана с развитием в стране "коррумпированной формы капитализма, которая привела к переливу от эффективно функционирующих предприятий и фирм к сомнительным образованиям с "хорошими связями".
       Номенклатурный капитал способен в настоящее время осуществить более или менее долгосрочные вложения лишь в те отрасли, где имеется растущий рынок, а сроки реализации проектов не превышают двух лет. Такие возможности имеются в топливно-сырьевых отраслях, где и осуществляется подавляющая часть инвестиций, в предприятиях финансового сектора, в некоторых видах предприятий сферы услуг (гостиницы, коммерческие офисы, склады, элитное жилье, кафе, магазины и пр.) [3, c. 16].
       В отличие от мировой экономической стратегии 70-х годов, которая рассматривала капитал и свободу его применения в качестве главного фактора экономического роста, стратегия экономической конкурентоспособности 90-х годов определяется использованием новейших технологий, изобретений, ноу-хау и построением производственных процессов таким образом, чтобы они обеспечивали дешевое и высококачественное изготовление товаров, гарантирующих успех на рынке. Кроме того, процесс корпоратизации стимулирует создание единого мирового экономического пространства, в рамках которого образуются мировые интеграционные союзы, такие как Европейское сообщество, Европейская ассоциация свободной торговли, Соглашение о свободной торговле между США и Канадой, АСЕАН и др. Тенденция этого процесса - глобализация мировой экономики.
       На организацию государственной власти в России действуют, с одной стороны, процессы самоорганизации капитала, имеющие черты тоталитарно-государственной собственности "реального социализма", с другой - процессы с тенденцией корпоратизации собственности, свойственные современной мировой рыночной экономике.
       Мировые тенденции указывают на необходимость способствовать развитию в России информационного капитала, раскрепощения инновационного потенциала большинства квалифицированных работников в сфере высоких технологий, науки, образования и других отраслях, определяющих облик экономики будущего. Причем это возможно только при перераспределении прав собственности, прав на участие в управлении, контроле. Готова ли государственная власть России к этому, покажет время, пока же она перераспределяет права собственности в пользу номенклатурных структур, которые в наименьшей степени заинтересованы в стимулировании информационного капитала страны.
       Возникает вопрос: способна ли сегодняшняя государственная власть России создать условия, чтобы экономика страны приобрела черты социально-ориентированной рыночной экономики, характерной для развитых стран современного рынка?
       Это не исключено, при введении в действие соответствующих стимулов экономической и общественной активности различных социальных групп и преград, противоречащих этому. России необходимо государство, самоорганизация которого предполагает достаточно развитое самосознание общества, наличие в нем мощных инновационных слоев, связывающих реализацию своих интересов с прогрессивными направлениями развития экономики и общественной жизни, при действенных механизмах контроля общества за государственной деятельностью номенклатурных слоев.
       Концепция информационного общества может послужить объединяющим идейным началом для России. Она, наряду с концепцией устойчивого развития, дает целостное видение целей и задач общественного развития, предлагает конкретные пути их достижения.

       Литература       

  1. Альтернативы. – 1998. - .№4.
  2. Осокина Н.В. Последствия либеральной трансформации экономики России: социальный аспект // Социальные коррекции рыночных реформ. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 1999.
  3. Проховский А.А. Россия и мировая экономика (потенциал развития и возможности его реализации) // МЭ и МО. - 1999. - №2.

Оглавление