Оглавление

СТРАНА И ГОСУДАРСТВО: ДВЕ СТОРОНЫ ОДНОГО ПРОЦЕССА

Н.Р.Сухомлинов

Институт комплексного анализа региональных проблем, Биробиджан

        Государство без страны невозможно. Однако, и страна (в социально-территориальном понимании термина) без государства - явление также несостоятельное. Страна формируется, таким образом, под влиянием двух взамозависимых, но порой и взаимоисключающих явлений: территориальной самоорганизации населения и государственной организации территории. Результатом их взаимодействия и является страна как территория, находящаяся под юрисдикцией государства.
       Самоорганизация населения - это результат взаимодействия людей друг с другом и, в большей степени, с территорией постоянного проживания. Иными словами, самоорганизацию можно охарактеризовать как формирование социально-территориальной общности в результате осуществления природопользования как канала взаимодействия социальных и природных систем. Следовательно, территориальная самоорганизация населения - это формирование территориальных предпочтений под влиянием ресурсной зависимости и эмоциональной привязанности. Эти две составляющие так же находятся в противоречивых отношениях.
       Ресурсная зависимость является первой ступенью территориальной самоорганизации социума. Возникновение селитебной территории возможно только в том случае, если на этой территории есть ресурсы в количестве, качестве и разнообразии достаточном для удовлетворения основных жизненных потребностей. Не обязательно к таковым должны относиться пищевые ресурсы в виде “даров” природы или сельскохозяйственных угодий, которые трансформируются в пищу. Главное, чтобы ресурсы обеспечивали хотя бы минимально приемлемый жизненный уровень. По крайней мере только в этом случае происходит закрепление населения на территории, то есть начинается процесс его территориальной самоорганизации. Вслед за этим начинает формироваться эмоциональная привязанность к территории, а сама территория приобретает статус родины с запечатлением её образа в памяти поколений. С этого момента начинается разделение территории на свою и чужую, что сказывается на дальнейшем развитии социально-территориальной системы. Буквальное звучание термина “освоение территории” (делание территории своей) и научный его смысл (включение ресурсов территории в хозяйственный оборот с одновременным её заселением) совпадают, ибо своей территорию можно сделать только когда на ней живешь и для жизни используешь её ресурсы.
       Освоение территории может быть двух типов. Первый - негосударственное пионерное освоение. Второй - государственное, которое может быть как пионерным, так и вторичным. При первом типе территориальные предпочтения формируются в чистом виде, без влияний извне, так как социально-территориальную систему формируют только ресурсы территории и уклад жизни в социуме. Государственное освоение - это в любом случае навязывание стереотипов и предпочтений сверху или извне. Государственное освоение неселитебных территорий, несмотря на кажущийся пионерный характер этого действия, так или иначе означает импорт ресурсных потребностей, часто ориентацию на ресурсные потребности удаленных социумов и формирование территориальных предпочтений уже на базе сформированных ранее симпатий или антипатий. Процесс государственного освоения селитебных территорий протекает сложнее, так как происходит наложение ресурсных и, соответственно, территориальных предпочтений внешнего социума, представляющего государство, и социума, уже освоившего эту территорию. Неудивительно поэтому, что процесс этот часто порождает конфликты в диапазоне от молчаливого несогласия до вооруженного сопротивления. Собственно, отстаивание своих территориальных интересов местным населением и есть одна из форм территориальной самоорганизации населения. При том условии, конечно, что это явление будет рассматриваться достаточно широко. Отстаивание своей территории происходит при освободительных войнах при попытке ввести территорию в состав другого государства, то есть насильственно изменить ресурсные и эмоциональные территориальные предпочтения местного населения. Тот же процесс происходит при государственном ресурсном освоении территории. Впрочем, в данном случае неважно, чья именно происходит в настоящий момент экспансия - государственная или частнособственническая. Важно то, что кто-то претендует на ресурсы территории, которую местное население считает своей. Соответственно, изменение экологических условий в результате ресурсной экспансии воспринимается также, как обыкновенная территориальная экспансия. Поэтому практически любые формы экологического протеста постфактум или априори являются формой территориальной самоорганизации социума. Причем неважно, в каком виде проявляется этот протест - в агрессивной, активной, пассивной или скрытой (молчаливое неприятие), важно то, что население отстаивает таким образом свои эмоционально-территориальные предпочтения, подкрепленные ресурсными интересами.
       Таким образом, два процесса - территориальная самоорганизация населения и государственная организация территории, являются взаимозависимыми не только потому, что образованию любого государства обязательно предшествует территориальная самоорганизация населения, но и потому, что в дальнейшем самоорганизация проходит под влиянием государства, созданного социально-территориальной системой. Или, в иных случаях, на процесс территориальной самоорганизации может влиять государство, созданное совсем в другом месте. И в том, и в другом случаях имеются факторы, которые регулируют конвергенцию этих двух процессов, формируя таким образом, страну как территорию государства и государство как форму организации территории страны.
       Можно выделить несколько таких факторов.
       Первый фактор - географический. Географические объекты могут объединять или разъединять социумы. Как правило, объединяющими являются те географические объекты, которые являются центральными элементами географической системы. К ним обычно относятся речные поймы (Космачев, 1974), горные долины, часто являющиеся и речными поймами, небольшие или средних размеров водоемы и т.п. Разъединяющими, наоборот, - объекты, являющиеся географическими рубежами (Бакланов, 1991). Это: горы, большие водоемы, смена типа ландшафта и т. п. Например, стык леса и степи оказывает разделяющее влияние на социумы, поскольку тип ландшафта, в котором находятся социумы, влияет на менталитет, уклад жизни, ресурсные предпочтения, технологии переработки ресурсов и, соответственно, эмоционально-территориальные предпочтения.
       Второй фактор - ресурсный. Он тесно связан с географическим, но имеет и самостоятельное значение. Как уже описывалось выше, ресурсная зависимость во многом определяет территориальные-эмоциональные предпочтения. Действие этого фактора может быть трех типов. Первый - ресурсная зависимость от территории. Наиболее эффективно действует этот фактор при пионерном негосударственном освоении, поскольку именно он способствует закреплению человеческих популяций на территории и формированию эмоциональных предпочтений. Второй - ресурсная экспансия извне как деструктирующий фактор. К этому типу относятся факторы широкого диапазона: от военного завоевания территории с истреблением местного населения с целью присвоения ресурсов до государственного освоения новых для местного населения ресурсов без учета сложившихся здесь предпочтений и зависимостей. Один из наиболее ярких примеров действия этого фактора - освоение гидроэнергетических ресурсов, которое происходит, как правило в малоосвоенных регионах. Обычно строительство ГЭС нужно не местному населению, а государству или крупным ведомствам, сотрудники которых на этой территории не проживают и напрямую от комплекса жизненно необходимых ресурсов этой территории не зависят. То есть при строительстве крупных ГЭС происходит экспансия извне ресурсных предпочтений, в результате чего меняются территориальные предпочтения как следствие изменений в преобладающих формах природопользования (Сухомлинова, 1993 ). Третий - ресурсная экспансия извне как организующий фактор. Это такой фактор, который ликвидирует неадекватные данному состоянию социально-территориальной системы стереотипы природопользования и (или) формирует такие стереотипы, которые в наибольшей степени отвечают ресурсному балансу и потенциалу сложившейся социально-территориальной системы. Чаще всего эти три типа ресурсных факторов образуют цепочку взаимозависимости. Пионерное освоение формирует ресурсную зависимость и территориальные предпочтения, затем ресурсная экспансия по второму типу разрушает полностью или частично основные параметры сложившейся социально-территориальной системы. Далее, независимо от того, прекращается действие фактора по второму типу или нет, происходит формирование социально-территориальной системы на новом уровне с новыми территориальными предпочтениями. То есть на смену деструктивного воздействия может прийти не реконструкция, а формирование системы по новому типу, который может соответствовать ресурсному балансу и потенциалу территории, а может и не соответствовать. Первый тип действия ресурсного фактора относится к территориальной самоорганизации, второй и третий - это либо государственная организация территории, либо её последствия.
       Третий фактор - конкуренция территорий. Чем мозаичней и, соответственно, разнообразней условия среды, тем разнообразней на этой территории социумы, их ментальные характеристики и территориальные предпочтения, а территории таких предпочтений - меньше. Разнообразие среды порождает разнообразие и ресурсов, что, в свою очередь, порождает разнообразие социумов со своим набором жизненно необходимых ресурсов и методами из разработки. Это формирует ментальные особенности социумов и ментальные границы социально-территориальных систем. Таким образом, географическое и ресурсное разнообразие формирует много социально-территориальных систем, которые под влиянием фактора конкуренции уменьшают свои размеры.
       Четвертый фактор - формальные границы. У социально- территориальных систем можно выделить три типа границ: географические, ментальные и формальные. Фактически они соответствуют трем стадиям территориальной самоорганизации социумов. Первая стадия - формирование территориальных предпочтений социумов под влиянием разъединяющих географических факторов. Вторая - формирование ментальных границ, которые определяются границами географическими, ресурсными зависимостями и эмоциональными предпочтениями. Третья - формализация границ. Вот на этой стадии и начинаются наибольшие сложности в формировании и развитии социально-территориальных систем. Происходят они в основном из-за перехода факторов, формирующих границы, в иное качество. Если первые два типа границ полностью относятся к процессу территориальной самоорганизации социумов, то третий - к государственной организации территории. Государство как социальная система высшего иерархического уровня, формируя свою территорию, исходит уже из несколько иных предпочтений, чем социумы, осуществлявшие свою территориальную самоорганизацию. Географические и ментальные границы далеко не всегда совпадают с административными. Это несоответствие часто приводит к формированию формально цельных территорий, которые не являются таковыми с точки зрения естественного стихийного социально-территориального процесса.
       Так, например, искусственность формальных границ Еврейской автономной области привела к тому, что население восточных рубежей области в ментальном и ресурсном отношении живет, в основном, на территории Хабаровского края и, отвечая на анкеты о своих эмоциональных территориальных предпочтениях, жители крайнего востока области оперируют топонимами Хабаровского края в гораздо большей степени, чем топонимами ЕАО. Произошло это, в основном потому, что все населенные пункты востока области находятся в зоне экономического и социального воздействия крупного города Хабаровска, который является центром совсем другого субъекта федерации, другой формально-территориальной структуры. Биробиджан же, административный центр ЕАО, в несколько раз меньше Хабаровска и находится гораздо дальше от этих населенных пунктов, чем Хабаровск. На крайнем юго-востоке области ситуация аналогичная, но по другим причинам. Здесь жители поселка, стоящего на берегу Амура у стыка границ - государственной (с Китаем) и административной (с Амурской областью), ментально ориентированы на территорию Амурской области. Происходит это по географическим и ресурсным причинам. Поселок стоит у подножья невысокого, но обширного горного хребта, который изолирует его от всей остальной территории ЕАО, и является, таким образом, разделяющим географическим фактором. С другой стороны, на поселок действует притягательная сила пойменного ландшафта, который находится в Амурской области и вмещает большую часть сельскохозяйственных угодий, доступных его жителям, что и определяет эмоционально-территориальные предпочтения. Не удивительно поэтому, что жители поселка активней реагируют на опросы по выявлению территориальных предпочтений, проводящиеся из Амурской области, чем на те, что проводятся из Биробиджана.
       Пятый фактор - государственные информационное и правовое поля. Территориально-организующая роль государства выражается не только в изменении ресурсных предпочтений путем экспорта не свойственных местным жителям ресурсных предпочтений, но и путем создания информационного поля в рамках формальных территориальных структур страны, а также в рамках формального правового поля, действующего на данной территории. Информация и правовое поле формируют образ своей территории, ориентируясь на формальные границы государственно-территориальной структуры. Это поле создает образ территории, который может совпадать с реальной социально-территориальной системой, её границами и параметрами, а может не совпадать. Таким образом информационно-правовое поле усиливает действие формальных границ, корректирует ментальные границы и закрепляет все остальные действия государства по организации территории, адекватной интересам государства.
       Таким образом территориальная самоорганизация общества и государственная организация территории - это две стороны одного и того же процесса - формирования страны. Эти процессы влияют друг на друга и определяются факторами, которые имеют два источника - саму территорию и адаптированное к ней местное население и государство.

        Литература

  1. Бакланов П.Я. Роль географических границ в территориальной организации // Проблемы организации территории регионов нового освоения: Материалы всесоюзной научной конференции. Хабаровск: ДВО АН СССР, 1991. Часть 1. С. 34 -37.
  2. Космачев К.П. Пионерное освоение тайги (экономико-географические проблемы). Новосибирск: Наука, 1974. - 143 с.
  3. Крупные водохранилища как изолирующий барьер в социоэкосистеме: изучение методом анализа эмоций и памяти поколений // Эколого-социальные проблемы Центральной Сибири (на примере Ангаро-Енисейского региона). Тез. докл.конф.. Лесосибирск., 1993. С. 68-70.

 

Оглавление