Оглавление

ГРАЖДАСКАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ И САМООРГАНИЗАЦИЯ ГОСУДАРСТВА

М.С. Тюрин

Министерство культуры, информации и общественного согласия Республики Казахстан

        Проблематика нахождения оптимальных вариантов взаимодействия различных социальных, политических, гражданских субъектов в переходном периоде занимает одно из центральных мест и носит междисциплинарный характер. В связи с этим следует отметить, что использование частичных методов политологии, социологии, культурологии не дает на этом пути ожидаемого эффекта. Интегративно-методологические варианты могут дать использование методов системного, кибернетического, информационного подходов.
        Общество переходного периода, ввиду “разрывности” традиционных параметров функционирования политической, социальной, культурной сфер, остро нуждается в принятии управленческих решений по соорганизации этих подсистем. Коммуникативное, информационное пространство трансформируются и своеобразно воздействуют на существование отдельных политических, социальных, культурных дискурсов.
        Моделирование способов взаимодействий субъектов в рамках идей системных взглядов на искусственно - ествественную среду их обитания, “топоса” назначения того или иного социального дискурса позволит учесть возможное развитие общества как системы.
        Проблема становления социальной, гражданской идентификации и соотношение ее с национальной (этнической) идентификацией является на настоящий момент одной из ключевых тем для понимания трансформационных процессов в период модернизации сфер жизнедеятельности общества.
        В момент образования новых социальных страт, групп, корпораций, социальных институтов ориентации населения в различных отраслях деятельности “опираются” на базовые ценности.
        Эти ценностные эталоны, обуславливают солидарность больших групп. Рассматривать поведение отдельного социального индивида в сложных условиях переходного периода необходимо с учетом этих процессов и использовании двух основных подходов.
        Первый подход к данной проблематике ставит в основу самоопределения индивида его национальную самоидентификацию, которая в дальнейшем определяет и гражданскую идентификацию в изменяющихся социальных условиях.
        Второй подход - считает гражданскую идентификацию, при достаточно развитом гражданском обществе, высшим уровнем социальной идентификации преодолевающей частные уровни, в том числе этническую идентификацию. Она, утверждают авторы этого подхода, сможет вывести за границы традиционных этнических ориентаций и привнести в них новую составляющую.
        Эта составляющая во многом обуславливается теми социально-культурными, социально-политическими, социально-экономическими условиями, которые имеют место в момент изменения социальной сферы страны. Элементы этой “составляющей” влияют на нормативность различных социальных отношений, оказывают воздействие и на политико-экономические реформы в республике.
        В реальной политике, системе властных отношений всегда желательно иметь в виду социокультурный контекст. Социальный и культурный контекст в политике означает не только рост глубинных процессов ориентации человека в социуме, но создание благоприятных условий для демократизации общества, его “участия” в общецивилизационных процессах.
        Так, политолог А.С Панарин, описывая ситуацию горизонтов России в постлиберальную эпоху, считает, что должна произойти смена исторического цикла. Значительную роль в этом должны сыграть взаимодействия цивилизаций - неотвратимая консолидация Востока против экспансии цивилизации Западного типа. При этом возникнет не конфликт цивилизаций, а диалог, культурный обмен между Западом и Востоком.
        “Только культура, сочетающая восточную идентичность, связанную и с восточно-христианской духовностью, и с евразийской моделью государственности, и западный прометеизм, устремленный в будущее, способна конвертировать богатейшее восточное наследие в альтернативный исторический проект” [1].
        Взятый Правительством России курс на построение основ гражданского общества оживляет социальные процессы, а также является необходимым фактором противовеса между государственными институтами и развивающимися общественными институтами. Реформирование различных сфер социума обуславливается и теми сложными политико-экономическими, политико-социальными условиями, в которых они осуществляются, а также уровнем социальной, экономической активности населения страны.
        Изучение взаимосвязи между процессами идентификации населения и его политической, экономической, гражданской активностью в переходном периоде являются важной политологической и социологической задачей. Процессы регуляции отношений между различными структурами общества во многом обуславливают принятие политических, экономических решений государственного уровня.
        Социально - политическое пространство в период модернизации. Становление институтов гражданского общества в сложных социально-культурных условиях требует разработки и согласования концептуальных подходов в различных сферах социальной деятельности.
        Согласно взглядам А.Матюхина [2], за понятием “гражданское общество” скрывается многоуровневое явление, преимущественно философское, правовое. Оно связывается с идеей свободы, прав индивида на свободу реализуемые через политические, государственные, общественные институты.
        Функционирование гражданского общества предполагает наличие некоторого законодательного уровня. Этот уровень устанавливает не только правила поведения для субъектов, но позволяет осуществлять политические взаимодействия различных сил общества. Государство устанавливает законность взаимодействия частных лиц, политических и государственных институтов, общественных объединений.
        Осуществление правового, нормированного взаимодействия между перечисленными выше субъектами основывается в большей степени на функционировании “состояния гражданства” и гражданских прав. Эти права отражают юридические возможности граждан участвовать в политической жизни, политической власти, а также участвовать в свободной соорганизации различных институтов общества. Помимо идеологического фактора для социальных субъектов данные постулаты несут социально-культурную доминанту и выступаю механизмом балансировки социальных процессов в переходный период становления новых общественных отношений.
        Политические институты в России развиваются неоднозначным образом и во многом обуславливаются как традиционными, так и “новыми” экономическими реалиями. Функционирование сложившихся социальных институтов и вновь образованных значительно меняются. Государственное регулирование этих процессов является важным звеном во всех отраслях общественного устройства.
        Социальные, экономические и политические субъекты общества нуждаются в становлении нормативно-правового пространства государства. Оно и будет обуславливать их взаимодействие на вертикальном (отношение гражданина-государства, социального субъекта-государства) и горизонтальном (отношения социальных субъектов, социальных субъектов и государственных институтов) уровнях.
        Социальное пространство, построенное на паритетах нормативно-правового взаимодействия, позволит обществу учитывать интересы выгодные для государства, различных общественных субъектов, а также развития частного сектора.
        Обозначенные и принятые структурами социума “правила игры” должны выполнять, в первую очередь, регулятивную функцию и способствовать становлению социальных, гражданских, экономических, частных, государственных инициатив. Повышение социально-правовой нормативности в государстве переходного периода является задачей первостепенной важности. Специфика геополитического положения России, ее национальные, гражданские, социально-культурные процессы самоопределения создают условия и определяют канву модернизации областей жизнедеятельности страны.
        Социально-правовые реформы, по мнению одного из ведущих сотрудников Института государства и права Российской академии наук, доктора юридических наук В. Чиркина, должны идти параллельно политическим, демократическим преобразованиям. Они должны выступать, в том числе, и механизмом регуляции социальных отношений. Например, в области обеспечения социальной солидарности, социальной справедливости, строительства социального государства.
        Кроме этого, правовые, конституционные реформы обеспечивают “нормативность” и в области экономических отношений, сочетаемости государственного регулирования и саморегулирования, социально ориентированного рынка, позитивного взаимодействия общественной и частной собственности, соблюдения социального баланса в трудовых отношениях и их социальной защите [3].
        С другой стороны, “отставание” этого вида реформ от изменений в политической, социальной, экономических сферах могут приводить к деформации социальных моделей поведения отельных граждан, социальных групп. Изменения в функционировании традиционных социальных институтов, появление новых производят закономерные смещения в ориентирах массового сознания.
        С точки зрения Л.Бызова в странах постсоветского пространства, в частности Росси наблюдается наличие кризиса идентичности современного общества. Этот кризис выражается в субкультурном, цивилизационном и социальном расслоении общества.
        Цивилизационное расслоение, обострившееся в последнее время, считает автор, затрагивает глубинные основания, ориентиры типов культур, их ценностные составляющие.
        Социальная дифференциация связанна с процессами социальной стратификации общества (стоящими за ними социально-культурными мифами), сменой ценностных, нормативных образцов поведения и деятельности.
        Новая социальная структура общества активно формируется, создаются виды социальных анклавов с различной мобильностью и социальными возможностями, перспективами жизнедеятельности. Смена социального статуса является “водорозделом” социальных страт на “тех, кто выиграл” и “тех, кто проиграл” от реформ.
        Социальная дифференциация в переходный период острее выявляет “цивилизационный раскол” между старшим, средним и младшим поколениями. По мнению Л.Бызова в регионах России наблюдается “распад” массового сознания на социально-культурную и этнокультурную сферы, которая в дальнейшем может привести к формированию региональных субэтничностей.
        Эти процессы в значительной мере влияют и на политические предпочтения, ожидания населения.
        Идеологическая идентичность населения России на настоящий момент времени условно подразделяется на пять основных направлений:
        - идеологию “радикального рынка”;
        - “коммунистическую”;
        - “социал-демократическую”;
        - “русский национализм”;
        - “центризм”.
        Согласно данным одного из последних социологических опросов населения страны, сторонники перечисленных идейно-политических течений в совокупности составляют в российском обществе 54,6 %; 0,8 % придерживаются иных взглядов, а 44,6 % не привержены никакой идеологии.
        Политические процессы, наряду с социальной стратификацией, также дифференцируют общество.
        На данный момент в России наблюдается раскол на сторонников модернизации социально-экономической, социально-политической системы – идентичность Западного варианта, и сторонников традиционализма - идентификация с “антимодернизационными” группами общества (сторонники “традиционной ментальности”).
        Таким образом, в обществе функционируют две явные субкультуры - традиционная и западническая. Каждая из них имеет свои механизмы ретрансляции ценностей, социальных норм и политических установок. Однако, по мнению автора, в тоже время более половины общества существует в рамках пограничных культурно-политических ценностей.
        В то же время, наблюдается процессы, стирающие грани в спектре идейно-политических установок, типов сознания, происходит фрагментация политического спектра.
        Так, сторонники либеральных преобразований, считает автор, склоняются к поддержке ценностей, связанных с “национальным возрождением” - аморфными и неопределенными ценностями. Около 70 % этих сторонников тяготеют к государственной идеологии “державного возрождения” и около трети к идеологии “национал-изоляционизма”, связанной с возрождением собственно русских ценностей. В целом они ориентированны на модернизационно-рыночную модель общества.
        Кризис общероссийской идентичности выражается в том факте, что среди участников опроса лишь на 10 % оказалось больше тех, кто предпочел общегражданскую идентичность (48,3 %) этнической (38,4 %), т.е. те, кто назвал себя не гражданином России, а “русским”.
        “В национальном сознании россиян происходит формирование элементов новой идентичности, сочетающих старые мифологемы и новые, вполне осмысленные и рациональные мотивации. Особенно отчетливо это проявляется по двум основным линиям идентификации: а) институциональной линии – соотнесении общества, его отдельных групп и личности с конкретными политическими субъектами и государством как таковым; в) общегражданская линия – соотнесении со страной, обществом, отдельными референтными группами”.
        “Разрывность” социума на сферы интересов “социальных субектов” может привести к коллапсу в общественной жизни. Решающее значение в решениии данного комплекса проблем имеет потенциал человеческого фактора. На данный момент времени, гражданская активность населения может выступить гарантом коммуникативной самоорганизации общества.
        В ответ на социокультурные вызовы времени, в ряде стан Евразийского пространства, на пороге 3 тысечелетия доолжно появиться значительное количество пассионариев (Л.Гумилев), объединенных сверхнормативной, “гражданской активностью и идентичностью”.

        Литература

  1. Панарин А.С. – Вестник МГУ. – 1999. - № 2. – С. 16.
  2. Мысль. – 1993. - № 12. – С. 9.
  3. Власть. – 1999. - № 12. – С. 15-16.
  4. Вестник МГУ. Политические науки. - 1999. - № 4. – С. 83.

 

Оглавление