Оглавление

О КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЯХ СИНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ПАРАДИГМЫ

О.Г. Невидимова

Институт оптического мониторинга СО РАН, Томск

        “Эпоха бифуркаций” (Эрвин Ласло [1]), которую сейчас переживает человечество, с особой остротой ставит перед нами новые и трудные задачи осмысления перспективности жизни на Земле. Проблема выживания человечества в катастрофически изменяющейся среде как никогда остро заявила о себе именно на рубеже тысячелетий: ставится вопрос о самом существовании человечества в XXI в. Основная причина такого положения дел состоит в неадекватном восприятии человечеством окружающей его Биосферы, в непонимании законов природы, а отсюда и специфики его собственного развития. Человек, человеческое общество появилось на конкретном этапе развития Земли и Биосферы, являясь очередным звеном в процессе их самоорганизации. Эволюция, эволюция, эволюция – вот основное содержание бытия, как всей Вселенной, так и человечества. Эволюция – это не просто прогресс и не только движение к новому, непрерывное и неповторимое, но и выбор оптимального существования в активно изменяющейся среде, постоянный поиск равновесия между устойчивостью и изменчивостью. Эволюция живой природы шла по пути постепенного совершенствования механизмов адаптации к постоянно меняющимся условиям окружающей среды. Человек стал вершиной биологического, видового разнообразия. Пытаясь подняться на новую ступень эволюционной лестницы, человечество наращивает свое техническое могущество без учета биосферных процессов, тем самым создавая все менее и менее устойчивые системы и загоняя себя в тупик. Фактором, позволяющим выработать стратегию оптимального соразвития с Природой, является формирование и освоение т.н. синергетического мышления, основанного на кооперировании различных научных дисциплин (Пригожин [2, 3]. Именно в рамках этой концепции возможно преодоление кризисных явлений в развитии цивилизации и формирование таких государственных структур, которые будут управлять социально-экономическими процессами, опираясь на принцип когерентного существования человеческого общества и природных систем.
       Одним из концептуальных оснований синергетического направления является неоднозначность представлений о поведении сложных объектов на основе детерминистического закона, поскольку детерминированность и индетерминированность характерны для любых самоорганизующихся систем различной природы. Долгое время считали, что сложное, нерегулярное поведение возможно лишь в сложных системах. Именно в сложных системах проблематично найти однозначную связь между причиной и следствием, и их детальное поведение рассматривается как случайное. Считалось, что если уточнить детали взаимодействия всех элементов сложной системы, собрать более подробную информацию об их начальных состояниях, то можно предсказать ее поведение в сколь угодно отдаленном будущем, а случайности будет все меньше. Это так называемый знаменитый “лапласовский детерминизм” – одна из самых старых догм естествознания. “Случайность – это неосознанная закономерность” (Ленин), а научное знание позволяет прогнозировать развитие любого процесса, таким образом “детерминизм правит безраздельно” (Эйнштейн).
       И.Пригожин [2], как основатель синергетики – одной из многообещающих наук, отмечает ошибочность этого положения и существенную нестабильность природных процессов, их детерминированность. Кроме того, исследования последних десятилетий позволили выявить существование очень простых систем (очень простые правила, малое число степеней свободы), которые могут порождать случайное, нерегулярное поведение. В то же время, процессы, протекающие в системах, живущих по сложным, не всегда четко определенным правилам, в определенном масштабе, на определенном этапе своего развития, вполне подчиняются детерминированным законам.
       Таким образом, говоря о детерминированности и индетерминированности системы и процессов, в ней происходящих, необходимо различать определенный ранг системы, масштаб, границы. Как отмечает А.В.Поздняков [4], детерминированно и индетерминированно развивающиеся процессы, взаимодополняя друг друга, определяют полный цикл развития системы. Благодаря детерминированности развития природные явления различной сложности становятся познаваемыми. Детерминированные законы характеризуют не столько развитие, сколько постоянство функциональных отношений. Без познания этих соотношений принципиально невозможно раскрытие индетерминированно протекающих процессов, а без этого невозможно получить представлений о развитии системы как целостности и, следовательно, прогнозировать пути развития процессов. Процесс познания явлений различной природы, как социально экономических, так и естественных, может начаться только с познания детерминированных законов природы, которые совершаются “всегда и всюду с одинаковой необходимостью”, а затем познается индетерминированная часть – развития системы. В сущности, это и есть методологическая основа синергизма, как нового научного миропонимания, объединяющего в себе и детерминизм, и неустойчивость как доминанту в развитии материи. На этой основе можно сформулировать представление о социально-экономических системах (в том числе и о государстве) как о самоорганизующихся системах, целостность которых раскрывается через цикличность их развития, когда периоды устойчивости сменяются существенно неустойчивыми периодами.
       Фундаментальное значение в синергетике как теории самоорганизующихся систем имеют также вопросы образования хаоса и порядка. Хаос и порядок равноценны для целостных систем, порождаются общими причинами и дополняют друг друга. Кроме того, как хаос, так и порядок в качественном и количественном планах - явления неоднозначные. То, что в обыденной жизни считается хаотичным, на макро- или микроуровне оказывается результатом когерентного поведения. Более того (И.Пригожин и др. [2, 3], в состоянии хаоса когерентность частиц или элементов, из которых состоит целостная система, возрастает. Порядок порождает хаос, но порядок и формируется в хаосе. Хаос и порядок, проявляя себя в законах образования и развития материи, выступают как единство противоположностей. С.П.Курдюмов, Е.Н.Князев [5] отмечают, что “макроскопическим проявлением хаоса можно считать т. н. диссипативные структуры, т.к. хаос на микроуровне не фактор разрушения, а сила, выводящая на тенденцию само структурирование нелинейной среды”. Источником энергии возникающих из хаоса структур является энергия самого хаоса. Процесс же образования новых структур, по сути, и есть проявление самоорганизации, причем эволюционное развитие идет с усложнением структуры и возрастанием степени упорядоченности. Хаос выступает как состояние неопределенности в момент, когда одна степень упорядоченности должна сменить другую; однозначно предсказать нельзя, какой же порядок возникнет. В такой период принципиальным оказывается любое изменение начальных условий. Такая чувствительность к начальным условиям, определяемая неустойчивостью развития, особенно наглядна в жизни человечества. В периоды устойчивого развития случайность (смерть политического деятеля, стихийное бедствие и т.д.) лишь переводила развитие общества с одной траектории на близкую.
       Качественно иной результат возникает в периоды неустойчивого развития (перед войнами, революциями и т.д.): небольшое случайное отклонение кардинально меняет путь развития общества. В такие периоды может казаться, что случайность правит миром. Но подобный результат от действия случайности на самом деле возможен только потому, что “течение жизни”, которое изменила незначительная случайность, было неустойчивым. И хотя утверждается, что “без неустойчивости нет развития, …неустойчивость означает развитие, развитие происходит через неустойчивость, через бифуркации, через случайность”, наличие устойчивости должно быть признано непременным условием существования окружающего нас мира.
       Конечно же, неустойчивость, изменчивость является более общим свойством материи, чем устойчивость, но без устойчивых состояний систем, “без ступенек на общей лестнице развития, независимо от того, ведет она вверх, к упорядоченности, или вниз, к беспорядку”, по выражению А.Д.Арманд [6], невозможно представить полную картину мира. Связь между устойчивостью и изменчивостью такая же глубокая, как между хаосом и порядком. Природа следует принципу: “измениться, чтобы сохраниться”. В процессе эволюции возникли различные механизмы устойчивости. Для человека, человеческого общества основные закономерности устойчивого развития, свойственные всей природе, конечно же, сохраняются. Хотя ход развития социально-экономических систем, государственных структур менее определенный и более сложный чем естественных систем. Тем не менее общий регулятор процессов и в этих случаях сохраняет их общую направленность “от простого к сложному”, “от менее жизнеспособного к более жизнеспособному”, “от менее организованного к более организованному”.
       Эволюция придала разное значение механизмам устойчивости биологического и социального типа. Живая природа в наши дни напрягает механизмы сохранения структуры больших и малых природных систем, а вместе со структурой – сохранение состояний и функционирования. Социальные системы, наоборот, приносят стабильность структур, состояний, функционирования в жертву развитию. В истории, однако, периоды ускоренного развития, пассионарности - по Л.Н. Гумилеву, регулярно уступают место стабильности, застою и упадку. Такие же стадии развития проходят любые общественные системы. И, в общем-то, нет однозначного ответа на вопрос, устойчивость или неустойчивость желательны для нас и для решения собственных человеческих задач. Абсолютная устойчивость мира так же не сулит ничего хорошего, как и неограниченная возможность любых изменений. Между устойчивостью и неустойчивостью существует неразрывная связь. Она позволяет, отыскивая наилучшие соотношения устойчивости и неустойчивости, обеспечивать наибольшую жизнеспособность любой системы, в том числе и социально-экономических. Человечеству все еще не удалось найти свой режим развития. Однако можно надеяться (и для этого есть предпосылки), что этот процесс станет осознанным и регулируемым. Синергетика, как теория самоорганизации, дает ключ к пониманию не только механизмов нестабильности, но и механизмов устойчивости систем.
       Синергетика родилась как естественная наука. Сейчас она охватывает все новые и новые предметные области, превратившись в мировоззренческую парадигму. Однако, как наука, чтобы иметь возможность познавать окружающий мир, она должна иметь собственный математический аппарат. Математические модели и экспериментальные методы, свойственные синергетике как естественной науке, не могут быть прямо редуцируемыми на социальную плоскость. Поэтому наряду с теориями, в которых находят отражение переходные процессы, возникновение, разрушение сложных систем (качественная теория дифференциальных уравнений, теория катастроф, фрактальная геометрия, теория алгоритмов и т. д.), претендентами на практическое применение в моделировании процессов самоорганизации являются интуиционизм и теория категорий. Основатель интуиционизма Л.Э.Я.Брауэр назвал свое направление математикой гуманитарного мышления (истории и т.д.). Самой общей математической теорией становится в настоящее время теория категорий. В сущности, это фрактальная логика и фрактальная математика, где идет постоянное превращение хаоса в порядок и наоборот. Фрактальное представление позволяет очень компактно описывать случайные процессы различной природы, что очень важно для оценки развития и существования в экстремальных ситуациях таких систем как геосистемы, технические системы. В моделировании экономических процессов используются математический аппарат и методологические принципы неравновесной термодинамики. Но методами нелинейной термодинамики можно лишь вывести общие свойства данной системы и предсказать возможность или невозможность упорядоченных состояний системы вдали от равновесия. Все это лишний раз говорит о необходимости создания собственного математического аппарата в синергетике, что позволит прийти к единому пониманию науки, общества, человека, природы и, в то же время, учитывать многообразие свойств этих систем.

        Литература

  1. Ласло Э.  Пути, ведущие в грядущее тысячелетие. Проблемы и перспективы // Уроки истории. - 1997. - №4.
  2. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. - М.: Наука, 1986.
  3. Николис Г., Пригожин И. Познание сложного. Введение: Пер. с англ. - М.: Мир, 1990. - 344 с.
  4. Поздняков А. В. Стратегия российских реформ. - Томск, 1998. - 324 с.
  5. Князев Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика как новое мировидение: диалог с Пригожиным // Вопр. философии. - 1992. - №12. - С. 3-20.
  6. Арманд А.Д. Самоорганизация и саморегулирование географических систем. - М.: Наука, 1988. –261 с.
  7. Берже П., Помо И., Видаль К. Порядок в хаосе. О детерминистском подходе к турбулентности. - М.: Мир, 1991. – 240 с.
  8. Транковский С. Красота хаоса // Наука и жизнь. - 1994. - №4.

 

Оглавление