Оглавление

САМООРГАНИЗАЦИЯ ПРОСТРАНСТВА ЯЗЫКА И САМОДЕЗОРГАНИЗАЦИЯ ПРОСТРАНСТВА ВЛАСТИ

Н.В.Михеев

Томский государственный университет

        Пространство власти, как и языковое пространство, является сопряженным двух пространств - пространства знаков и пространства смыслов. Если в чисто физическом пространстве знаки и смыслы считались полностью совпадающими, то и не было смысла в их различении, тем не менее в последнее время и в физике широкое развитие получил информационный подход, и обнаружилось что и в физике измерение не дает точного отражения состояния физических систем, то есть знание о системе это одно, а состояние системы - это не то же самое. С другой стороны, измерение - акт объективно-субъективный, акт не только физического взаимодействия, но и сознания, и как акту сознания ему свойственно отчуждение - несовпадение знака и смысла, то есть погрешность измерения.
       При реализации биогенетических смыслов на основании биогенетических знаков также бывают сбои, хотя это и не всегда причина генетических заболеваний. Неправильно построенная молекула будет уничтожена специальными системами организма.
       При осуществлении актов сознания нарушения соответствий между знаком и смыслом неизбежны, и каждый психически здоровый человек обнаруживает их достаточно много в своей жизни даже на протяжении одного дня, но все же они не являются определяющими жизнь индивида.
       При осуществлении нейтральной языковой коммуникации бывают недоразумения, когда соотношение знака и смысла устанавливается неверно. В отдельных случаях субъект коммуникации сознательно вкладывает двойственный смысл в свое сообщение, вводя в заблуждение (состояние неопределенности) объект коммуникации (шутка, например). Но в реальной жизни нейтральная коммуникация играет в обществе подчиненную роль. Во всех перечисленных случаях несоответствия между знаком и смыслом считаются случайными, и в своем большинстве принципиально малосущественными. Однако основное место в жизни занимает властная коммуникация.
       Во властной коммуникации при осуществлении власти несоответствие знака и смысла является закономерным, преднамеренным и существенным - сущностным. Всякой власти присуще отчуждение в разнообразных его проявлениях. От степени развития этого несоответствия зависит характер общества. Во многих государственных и общественных организациях именно это несоответствие и является главным продуктом в их функционировании.
       По-видимому, Россия и некоторые другие страны посткоммунизма занимают в современном мире особое положение по степени развитости двойных стандартов во всех сферах личной, общественной и государственной жизни. Вряд ли данное обстоятельство является организующим фактором власти. Скорее это фактор дезорганизации, что мы, видимо, и наблюдаем в жизни. Хотя и другим странам нельзя отказать в существовании двойных стандартов. Двойной стандарт лежит, по-видимому, в основании всякой власти и является ее атрибутом. При полном единстве стандартов в обществе власть была бы, скорее всего, вообще невозможна. Для характеристики степени несоответствия между знаком и смыслом, отчуждением, необходим численный параметр. Каким он может быть? Кроме того, двойной стандарт и несоответствие знака и смысла - являются ли они синонимами?
       Если в сфере языка, в некоторых других общественных сферах, но особенно в естествознании, характеристики пространств довольно прозрачны, то о пространстве власти этого сказать нельзя. Власть всегда оставалась великой тайной за семью печатями для большинства населения. Во многих случаях утаивается даже субъект власти, характер власти, и даже само наличие власти. Власть осуществляется в различных завуалированных формах.
       Попытаемся охарактеризовать само пространство власти. Минимальной единицей-знаком, своеобразным атомом является здесь индивид в качестве субъекта власти. Индивид же является и объектом власти. Это деление, по-видимому, определяет наличие двух стандартов в обществе - стандарта правителя и стандарта пария. Основной целью коммуникации субъектов является установление властных отношений. Отношение двух субъектов образует минимальное пространство властных отношений, отношений по перераспределению субъектности-объектности. Максимальными субъектами власти в современном мире являются страны, межгосударственные объединения. Властная субъектность современного человечества является проблематичной.
       Властные параметры индивидов различны и непостоянны. Человек не вечен. Основные свойства пространства власти зависят именно от инвариантных свойств индивида, в том числе от его коммуникативных свойств. Властные свойства индивида определяются как харизматичность. Мы отметим только различие индивидов по этому параметру: избыточная и неизбыточная. Характер властных отношений в обществе мало зависит от протекания исторического времени, характер пространства власти не может быть описан однозначно как прогресс. Каково было пространство власти в России при царе Горохе, примерно таким оно остается в основных чертах и сейчас. Это инвариант. В результате культурного прогресса изменяются только средства осуществления власти, основным из которых продолжает оставаться язык. Насилие как средство осуществления власти включается только в случае неэффективности языка и иных несиловых средств и подчеркивает слабость власти. Исторически изменяются главным образом средства насилия, средства ведения войны. Но средства осуществления власти вряд ли могут быть отнесены к параметрам пространства власти.
       Власть в широких и надежных масштабах может быть осуществлена только корпоративно, так как индивидуальная власть ненадежна и неабсолютна, краткосрочна. Потому возникают в пространстве власти многочисленные корпоративные субъекты власти вплоть до государства. Предельным выражением власти является тоталитаризм - абсолютная власть над каждым индивидуальным объектом во всех сферах жизни. Степень властности над индивидом также является параметром властного пространства. Высокая степень властности может быть обеспечена только насильственно. Если в стране подбор властных кадров осуществляется по признаку максимума харизматичности, возникает, по-видимому, власть господства, если по признаку профессионализма - возможна управленческая власть.
       По мнению автора, история человечества показывает, что власть господства недолговечна. После кончины сверххаризматичного властителя наступает распад страны, хотя и не всегда сразу. Примеров противоположного рода, по-видимому, очень мало.
       Устойчивое и стабильное развитие общества возможно, видимо, только при управленческой власти, которая должна основываться на достаточной степени стандартизации во властном процессе. В обратном случае в управлении обществом наблюдается чрезмерный люфт, тем более сильный, чем шире разброс в стандарте. Для того, чтобы управление срабатывало, необходим если не оптимальный, то хотя бы допустимый люфт.
       Каждый субъект имеет право на свой внутренний стандарт, но для нормального взаимодействия субъектов, для самоорганизации общества, необходим единый язык - единый стандарт. Только государственный аппарат, специализирующийся на управлении, специально созданный для управления, может в принципе и обязан обеспечить единство стандарта во взаимоотношениях всех - и корпоративных, и индивидуальных - субъектов. Если государство не выполняет этой функции стандартизации отношений, то государства, вообще говоря, нет. Есть страна со странным управлением, но только не с государственным. Именно такой страной со странным управлением на протяжении всей обозримой истории была Россия. Она всегда была страной с бюрократическим и иным властным беспределом. Нарождавшаяся в начале века буржуазная февральская республика с перспективами либерального правового государства была насильственно заменена вновь крепостнической деспотией Великого Октября. Революционеры нового типа, но старого дворянского происхождения, с непомерными харизматическими амбициями, реставрировали крепостничество, ни на что иное они и не были способны. В стране вновь возникли касты, к которым сама власть относилась по-разному, двойственно. В этом странном управлении (не государственном) возникла даже беспрецедентная и, возможно, до сих пор не замеченная, система с эксплуататорским большинством и эксплуатируемым меньшинством согласно принципу “меньшинство подчиняется большинству”, которая стала возможной благодаря низким уровням стандартов потребления большинства населения. Длительное время люди вполне довольствовались тем, что есть, в надежде на лучшее будущее.
       Сегодняшняя ситуация в России продолжает развиваться в том же пространстве самодезорганизации, саморазрушения, самоуничтожения, властного и иного корпоративного самоубийства. Расцвет суицидов и убийств - яркое тому свидетельство. Индивид, не ценящий человека вообще, не ценит и себя, но и индивид, ценящий только себя, но не других, также бесперспективен.
       Единственная альтернатива будущего России - укрепление государственности с единым для всех госслужащих управленческим стандартом, исключающим управленческий произвол, самодурство чиновников в службе. Только государство, но не вообще власть, способно организовать единые правовое, экономическое, культурное пространства для всех субъектов социальной деятельности. Только при едином управленческом стандарте возможны стабилизация общественных процессов и управление, устойчивое развитие.
       Однако было бы наивно думать, что сам госаппарат займется своим собственным самоусовершенствованием, к этому его может принудить только достаточная сила, которая в странах с развитыми демократическими режимами выступает в обличье гражданского общества. Для возникновения и развития гражданского общества в России потребуется достаточно много времени. Хотя в России люди всегда надеются на чудо, на царя-батюшку, который придет и все устроит.
       Таким образом, в языковом пространстве участвуют только субъекты с одним и тем же стандартом, что не препятствует самоорганизации, во властном пространстве субъекты и объекты с противоположными стандартами, что с необходимостью приводит к дезорганизации, если в обществе нет сил, ограничивающих до допустимых пределов властные стандарты, стандарты субъекта и объекта власти. В обществе должны быть единые правила для всех и эти правила не должны быть тайными.

Оглавление