Оглавление

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ГОРНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА – ОСНОВА УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА

В.М. Станкус, С.П. Русаков

Институт угля и углехимии СО РАН, Кемерово

        Сегодня становится очевидно, что “газовая пауза” закончилась. В общественном мнении возобладала истина, что уголь является одним из самых надежных энергоисточников и незаменимым сырьем для металлургической промышленности на длительную перспективу.
       Добыча газа и нефти уходит дальше в необжитые северные районы, и затраты на добычу растут. Угольные месторождения остаются на местах, хорошо разведанных и изученных, запасы угля обеспечивают устойчивую добычу на сотни лет вперед.
       В Кузбассе закончился первый этап реструктуризации угольной отрасли, закрыто 35 шахт, а в стадии реструктуризации и строительства находятся единицы. Очевидно, что баланс не в пользу развития. На втором этапе, основная задача сегодня это стабилизация и повышение экономической эффективности работы действующих шахт и разработка стратегии развития угольной промышленности Кузбасса на длительную перспективу в XXIвеке в условиях рыночной экономики.
       Системный анализ совокупности технических, экономических, законодательных, нормативно-правовых вопросов позволяет сделать некоторые выводы по стабилизации рынка угольной продукции.
       В XX веке в отечественной и зарубежной практике произошли существенные изменения в технологии добычи угля. От обушка и врубовых машин перешли к комплексной механизации очистных и подготовительных работ, от конной тяги и качающихся конвейеров на транспорте к высокопроизводительным ленточным конвейерам.
       Многократно увеличились объемы добычи и потребления угольной продукции. Производительность труда возросла в десятки и сотни раз. Однако, при этом возросла металлоемкость и энергоемкость на шахтах. Под землю уходит все больше и больше металла, других различных материалов и горно-шахтного оборудования. Коренным образом меняются пространственно планировочные решения по вскрытию и подготовки шахтных полей. Длина выемочного столба увеличивается от нескольких сотен метров до 2-3 км и более. Сегодня прорабатываются варианты увеличения длины выемочного столба до 5-6 км. Существенные изменения, особенно в последние годы, претерпела производственная инфраструктура шахты. Сейчас на реконструируемых шахтах нового технического уровня планируется иметь в работе одни максимум два очистных забоя с нагрузкой 8-10 тыс.т. в сутки каждый.
       Развитые угледобывающие страны мира так преобразовали свой шахтный фонд и в результате получили высокоэффективную угольную промышленность
       Шахтный фонд Кузбасса в основном формировался в 40-50 годы XX– столетия и был ориентирован на традиционные многозабойные и многогоризонтные схемы вскрытия и подготовки, которые соответствовали техническому уровню развития.
       Порядок отработки запасов шахтного поля и производственная инфраструктура шахт формировалась под действием обстоятельств послевоенного времени по принципу угля как можно больше в кратчайшее время. Естественно, что брали лучшее и что ближе лежит. За годы производственной деятельности протяженность горных выработок отдельных шахт выросла до 100 км.
       Технический уровень шахт Кузбасса представляет собой достаточно широкий спектр, который в большей степени зависит от горно-геологических и горнотехнических условий. На шахтах с крутым падением пластов технико-экономические показатели очень низкие. Такой важнейший показатель, как себестоимость в два раза выше ,чем цена на уголь и значительно выше, чем себестоимость добычи угля на пологих пластах. Ни о какой конкурентоспособности угольной продукции таких шахт говорить не приходится, все они дотационные.
       Шахты Ленинск-Кузнецкого района отрабатывающие пологие пласты, находятся в более благоприятных горно-геологических условиях. Применяется комплексная механизация очистных и подготовительных работ, технико-экономические показатели таких шахт значительно лучше и они при определенных условиях могут быть прибыльными и работать без дотаций.
       Срок службы тех и других шахт достигает 40-50 лет, технологические схемы морально и физически устарели и нуждаются в реконструкции на новой технической и технологической основе.
       Реконструкция, которая проводилась ранее, иногда длилась десятилетиями. Затраты на такую реконструкцию сопоставимы с инвестициями на новое строительство, а улучшение технико-экономических показателей не всегда достигается. Поэтому предпочтение отдается новому строительству, но случилось, так что строительство новых шахт приостановилось в 1975-1976 годах. В это время были построены и введены в эксплуатацию последние и самые крупные шахты в Кузбассе – Распадская, Капитальная, Первомайская, которые сегодня также нуждаются в реконструкции и инвестиционной поддержке.
       Анализ показал, что научно-технический прогресс в угольной промышленности получил свое развитие, достиг определенного уровня насыщения для существующей технологии. И сегодня имеем то, что имеем. Объективно существуют условия технического характера, которые необходимо учитывать, разрабатывая стратегию развития угольной промышленности на длительную перспективу, в том числе и налоговую политику.
       Укрупненный анализ мирового опыта развития экономических систем позволяет сделать вывод, что производственные системы – это часть экономической системы и развиваются независимо от политического устройства государства по единым законам эволюции научно-технического прогресса. Только в зависимости от избранной политической системы обеспечивается больший или меньший уровень влияния государства на экономику промышленного производства. При плановой экономике он больше чем для рыночной экономики. В том и другом случае обеспечивается и подкрепляется нормативно-правовой и законодательной базой характерной для политического устройства государства.
       До перехода к рыночной экономике угольная промышленность Кузбасса всегда находилась под пристальным вниманием государства. В плановом порядке велось строительство новых шахт, исходя из общегосударственных целей и задач, обеспечивалась государственная поддержка шахт в виде дотации и бюджетных капвложений. Дотация обеспечивалась через механизм и систему расчетных и оптовых цен исполнение которых контролировалось и сопровождалось государственными органами на основе нормативных документов. Этот механизм действовал достаточно четко на протяжении многих десятилетий и постоянно совершенствовался.
       Оптовые цены находились под непосредственным контролем государства и служили регуляторами межотраслевых пропорций и соотношений. Формировались на основании соответствующих методик, где устанавливались важнейшие качественные и количественные характеристики угольной продукции. Потребитель получал уголь через Государственную систему углесбыта по оптовым ценам. С предприятием производителем углесбытовая организация рассчитывалась по расчетным ценам. Это позволяло каждому предприятию иметь прибыль.
       Расчетная цена угольной продукции была индивидуальной для каждого конкретного предприятия. Формировалась и рассчитывалась на основе производственной себестоимости, которая была на шахте и норматива прибыли по формуле.

       Црпр,
       Цр – расчетная цена, руб\т
       Сп – себестоимость производственная, руб\т
       Нр – норматив прибыли %.

       Норматив прибыли также рассчитывался по соответствующим методикам для каждой конкретной шахты, в зависимости от горно-геологических и горнотехнических факторов, утверждался и назначался централизованным путем.
       Это позволяло всем шахтам иметь прибыль, обеспечить простое и, в некоторой степени, расширенное производство и самое главное обеспечивалась стабильная работа предприятия. Своевременно и в полном объеме выплачивалась заработная плата, производились расчеты с потребителями и поставщиками. Из средств получаемой прибыли обеспечивалось финансирование социальной сферы.
       Строительство новых и реконструкция действующих шахт обеспечивалась согласно утвержденных списков за счет госкапвложений через банковскую систему. Банки финансировали строительство и реконструкцию, одновременно вели контроль за использованием денежных средств и реализацией проектных решений. Любое отступление от проекта считалось нарушением действующего законодательства и принимались различного рода административные воздействия. Источники госкапвложений формировались за счет взносов от прибыли, амортизации и частично бюджетных поступлений.
       Взаиморасчеты были жестко регламентированы государством. В основном использовался безналичный расчет и только частично за наличные деньги. Наличные денежные средства использовались только для выдачи заработной платы, оплаты командировочных расходов и приобретения малоценного инвентаря стоимостью не более 50 руб. Государство пыталось минимизировать расчеты за наличные деньги. В 1980-90 гг. заработная плата рабочих некоторых шахт перечислялась в сберегательные кассы. Развитые страны с рыночной экономикой идут также по этому пути.
       Таким образом, в условиях плановой экономики обеспечивалась производственная деятельность угольных шахт, реконструкция и новое строительство, были регламентированы и оформлены на основе действующего законодательства, того времени или подзаконных актов. Обеспечивался нормальный производственный процесс и его некоторое развитие.
       Уровень влияния государства на экономику отрасли был не всегда постоянный. Год от года шло постепенное снижение роли государства в управлении предприятием. На рубеже 1960- 1970 годов предприятиями доводилось для исполнения около 15-20 обязательных показателей. К 1980-1990 годам таких показателей осталось только 3 или 4. Сложилась объективная ситуация перехода на хозрасчет, самоокупаемость, самофинансирование, что также регламентировалось нормативно-правовыми документами. Именно, в начале 60 годов в угольной промышленности получил свое развитие научно-технический прогресс. Широко внедряется комплексно-механизированная добыча угля на пологих пластах средней мощности. В эти годы с 1960 по 1990 год меняется и нормативно-законодательная база. Такое совпадение видимо не случайно, и скорее носит закономерный характер. Под влиянием научно-технического прогресса идет процесс эволюции нормативно-правовой и законодательной базы.
       Плановая экономика, которая развивалась до 1992 года, накопила достаточно богатый теоретический и практический опыт регулирования производственной сферы. Есть отрицательные и положительные стороны, которые оказали позитивные результаты на развитие всех стран, однако у нас почему-то не учитывается.
       В 1992 году Россия декларативным путем перешла к рыночным отношениям. Опыта таких переходов от плановой и жестко централизованной системы к рыночной не только России, но и мировой практике нет. Нормативно-правовая и законодательная база, обеспечивающая производственную деятельность, построена таким образом, что государством утрачены регулирующие и контрольные функции за экономикой промышленных предприятий.
       Предприятия разных отраслей промышленности, имеющие разную прибыльность и уровень технического развития, поставлены в одинаковые нормативно-правовые и законодательные условия. Например, налоги на труд отнесены на себестоимость у всех предприятий в одинаковых пропорциях – 0,385 от фонда заработной платы, хотя затраты на оплату труда в себестоимости продукции по отраслям изменяются от 5% до 50%. Что существенно, на 20% и более, увеличивает себестоимость добычи угля и цену на уголь.
       Анализ кредиторской задолженности предприятий угольной промышленности показывает, что на 80% это долги предприятий по налогам на труд, которые “сидят” в себестоимости.
       В угольной промышленности в соответствии с теоретическими основами рыночной экономики поэтапно введены свободные цены на уголь. Механизм дотирования убыточных шахт через систему расчетных и оптовых цен полностью нарушен.
       Начали формироваться новые производственные отношения, которые в России были известны только из литературы. Со стороны государства также утерян контроль за производственной деятельностью и распределением материальных ресурсов. В результате проблемы, которые были в угольной промышленности Кузбасса всегда, еще более обострились, дополнительно появились новые характерные для переходного периода к рыночной экономике.
       Из числа старых и больных вопросов, которые достались по наследству, это 80% всего шахтного фонда Кузбасса морально и физически устарели и нуждаются в реконструкции. Эффективность его низкая и не соответствует требованиям рыночной экономики. Для его реконструкции необходимы крупные капиталовложения и дотации на производство.
       Из новых, которые определяются нормативно-правовой и законодательной базой, это диспропорции в ценах на потребляемые ресурсы, цен на угольную продукцию и затратами на транспортировку угля до потребителей по железной дороге. В результате падения производства снизился потребительский спрос на уголь и, как следствие, объемы добычи угля в Кузбассе снизились на 1\3. Постоянная часть затрат на шахтах осталась на уровне 50-70%, что вызвало обвальный рост себестоимости, ухудшение финансовых результатов шахты и дальнейшее снижение эффективности горного производства. Появились неплатежи в заработной плате и нарастающие год от года кредиторская и дебиторская задолженность. Разрушилась система взаиморасчетов.
       Анализ системы взаимозачетов показал, что на предприятиях угольной промышленности, как минимум существует три вида взаиморасчетов. Это безналичный расчет, приобретение материальных ценностей за наличный расчет и так называемый бартер или обмен готовыми изделиями. Оказывается, что цены на угольную продукцию и потребляемые ресурсы при всех видах взаиморасчетов разные. Остается только гадать, как они нашли свое отражение в подведении финансовых результатов и расчете себестоимости продукции. В документах отчетности этого нет. Можно только предположить, что реальные финансовые результаты будут другие и они занижены, т.к. на предприятиях может существовать и теневой сектор экономики. Бартер, это фактически отклик финансовой системы управления на неправильно построенную налоговую политику.
       Регулирующие функции были возложены на административно-управленческий персонал шахт, который не был готов к управлению промышленными предприятиями в условиях рыночной экономики, а государство через систему нормативно правовых и законодательных актов утратило свое влияние на отрасль. Появился вакуум власти, который стал заполняться различного рода криминалом.
       С переходом к рыночной экономике нормативно правовая и законодательная база была разработана без учета специфических особенностей горнодобывающего комплекса и состояния шахтного фонда. Построенная таки образом и рассчитана на авось, найдется частный инвестор, который будет вкладывать деньги в реконструкцию и техническое перевооружение шахт. Однако, таких “благодетелей”, пока что нет, а финансируется только ликвидация шахт. Государство, от функций обновления шахтного фонда под влиянием зарубежных конкурентов отказалось. Зная эту ситуацию шахты, имеющие хоть какую то перспективу, сами пытаются выходить из сложившегося положения. Недавний пример.
       Разработан проект реконструкции шахты С.М. Кирова. В проекте для реконструкции шахты заложено 90% собственных средств. Где их взять, когда кредиторская задолженность по шахте составляет более 340 млн.руб. Можно предположить, что реконструкция будет вестись за счет перераспределения затрат на кредиторов, увеличения кредиторской задолженности, роста долгов в бюджеты разных уровней. Отсюда и все негативные последствия по социальной сфере с пенсиями, заработной плате учителей, врачей и др категорий. Реальность проекта под сомнением. Понятно, что так быть не может, это только усугубляет кризисные явления отрасли и региона.
       Сложившаяся ситуация в угольной промышленности характеризуется крайне сложной и несмотря на то, что в 1999 году объем добычи угля возрос до 109 млн.тонн или на 10,8% по сравнению с 1998 годом. Шахтный фонд продолжает стареть, а на его обновление нужны достаточно крупные инвестиции, которых крайне недостаточно.
       Выходом из сложившегося положения может быть государственной регулирование и перераспределение доходов высокодоходных отраслей в пользу угольной. Опыт государственного регулирования горнодобывающих отраслей имеется достаточно богатый. Основная проблема состоит только в том, чтобы этот механизм нужно адаптировать к условиям переходного периода рыночной экономики.

Оглавление