Оглавление

ВОЗМОЖНОСТИ САМООРГАНИЗАЦИИ ВОСПРОИЗВОДСТВА НАСЕЛЕНИЯ НА РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ

З.И.Сидоркина

Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, Владивосток

        Демографические процессы носят социальную и пространственную обусловленность, поскольку свойства конкретного пространства дифференцируют социально- демографическое состояние общества. Каковы мотивы социального поведения людей, отчего они зависят, какие возможности есть для того, чтобы регулировать их направленность? Это достаточно сложный процесс.
       В нашей стране учеными делались попытки вскрыть отдельные взаимосвязи экономических процессов с демографическими - рождаемостью, брачностью, разводимостью. Исследовалась их связь с жилищными условиями, с доходами семей, с занятостью женщин, степенью удовлетворения потребности в детях. Основной вывод таких исследований заключается в том, что экономические условия влияют на демографические процессы через семью и выступают регулятором внутренних мотивов человеческого поведения. На семейном уровне отражаются все позитивные и негативные стороны возобновления поколений.
       Полное пренебрежение к проблемам возобновления населения на территории
России, особенно проявившееся в 90-х годах, обусловило поистине кризисную ситуацию во всех параметрах демографии. Большая часть населения оказалась не в состоянии выполнять свою основную функцию - воспроизводство самих себя. Экономическая нестабильность в значительной степени предопределила репродуктивное поведение населения, выразившееся в изменении отношения к рождаемости (прокреативные) и к смертности (витальные отношения). Поскольку население оказалось один на один со своими проблемами, то и результат не замедлил сказаться.
       Сама по себе демографическая политика в переходной экономике представляет собой достаточно специфическое явление, обусловленое: во-первых, отсутствием ясно выраженной собственно государственной политики, в том числе её регионального аспекта. Во-вторых, значительным влиянием внутренних факторов (со стороны семьи и индивида). Наконец, в-третьих, можно предположить, что существуют некоторые инварианты международного развития, которые сами обуславливают, либо корректируют структуру политики в той или иной степени. В реальности объектные и поведенческие характеристики переплетаются и взаимно обуславливают друг друга. Происходит постепенное изменение репродуктивного поведения населения в течение длительного времени.
       Ретроспективный анализ динамики рождаемости и смертности показал, что за послевоенный период рождаемость на Дальнем Востоке сократилась в 4 раза, а смертность увеличилась в 2 раза. Причем, на последнее десятилетие приходится 40% этих изменений за счет экономической нестабильности. Остальная доля изменений приходится на предыдущие 30-35 лет. По расчетам автора статьи во второй половине 20 века возрастной состав населения оказал влияние на снижение рождаемости в 3 раза меньшее, чем повозрастная рождаемость. Падение рождаемости обусловлено не столько сокращением численности женщин репродуктивного возраста, сколько изменением экономических и социальных условий существования населения.
       Развитие кризисной ситуации в экономике привело к значительному падению уровня жизни населения. Нельзя отрицать, что репродуктивная функция семьи тесно связана с экономической. Сейчас материальное обеспечение семьи - это один из самых злободневных и актуальных вопросов в отношении к репродуктивному поведению: планирование семьи происходит исходя из материальных возможностей. В достижении определенного материального достатка семьи используют несколько источников средств существования: от прямых денежных поступлений от трудовой деятельности до дополнительных источников, изыскиваемых семьями, чаще всего без вмешательства и посредничества государства. Это один из примеров самоорганизации населения.
       В настоящее время цены на детские товары практически сравнялись с ценами на товары для взрослых, все большую часть затрат по образованию, здравоохранению, физической культуре, отдыху детей берет на себя семья. Интенсивность потоков государство- дети снижается, увеличиваются затраты семьи на детей. Какая-либо политика в отношении демографического (прокреативного) поведения населения отсутствует. Только для отдельных категорий населения осуществляются социальные меры поддержки.
       При общем сокращении субсидий структура их распределения развернута в сторону наименее защищенных социальных групп (пенсионеров, инвалидов, малообеспеченных семей с детьми, учащейся молодежи). Вся социальная политика характеризуется акцентом почти исключительно на социальную защиту наиболее нуждающихся с задействованием соответствующих перераспределительных процессов. Теряется ощущение того, что каждый расходуемый на социальные нужды рубль сначала должен быть заработан в сфере производства, что размеры заработной платы, пенсий и всех других социальных выплат надлежит соотносить с реальными результатами производства. А это грозит возвратом к всеобщему социальному иждивенчеству и уравниловке.
       Экономический и репродуктивный разлад семьи был спровоцирован государственной политикой, так и не предложившей населению четкой демографической политики, но провозгласившей <свободу> репродуктивного поведения. Дестабилизация зашла так далеко, что даже самые минимальные требования по стабилизации естественного прироста, как шаг по остановке вымирания, будет невыполним без поддержки государства. Главная цель социальной политики в нынешней ситуации должна состоять в повышении трудовой и хозяйственной активности населения, предоставлениикаждому трудоспособному человеку условий, позволяющих ему своим трудом и предприимчивостью обеспечить благосостояние семьи, формирование сбережений, и их эффективное интернирование.
       За годы реформы регионы получили немалую самостоятельность, и поэтому есть возможность ориентироваться на самостоятельное решение своих особых региональных социально-экономических проблем. Комплекс природно- хозяйственных компонентов, свойственный конкретным территориям, обусловливает не только определенный региональный тип хозяйствования, в какой-то мере меняется и репродуктивное поведение населения, влекущее за собой изменение в типизации воспроизводства.
       В каждом конкретном случае, в т.ч. для каждого региона страны, присущи свой подход к решению проблем, своя оценка плюсов и минусов сложившейся демографической ситуации. На одних территориях наблюдается приток мигрантов, в других развитие хозяйства тормозится низкой рождаемостью и минимальным приростом трудовых ресурсов, третьи регионы заинтересованы в стационарном состоянии демографических параметров. Варианты ситуаций можно множить, и в каждом из них вырисовывается необходимость очень тщательной экспертизы ситуации, разработки приемлемых социальных мер, не ущемляющих права семей, но и не дающих возможностей для развития негативных тенденций.
       Особенно пострадали от социальных преобразований отдаленные и труднодоступные районы, и Дальний Восток среди них. Естественный прирост в регионе стал характеризоваться отрицательными показателями, когда число умерших превысило число родившихся. Для Дальнего Востока миграция всегда являлась важным элементом демографического развития. Благодаря этому регион имел многие годы значительный прирост населения. В 90-е годы ситуация изменилась. На протяжении последнего десятилетия фиксируется отрицательное сальдо миграции. За счет оттока населения в регионе отмечается снижение численности населения, уже более, чем на 600 тысяч человек. Регион стал на путь вымирания. Процесс достиг своего отрицательного пика и необходимы срочные меры, хотя бы по стабилизации естественного прироста и миграции. В конце 90-х годов родилось детей почти в 2 раза меньше, чем десять лет назад. Не меньший демографический урон идет и от возросшей смертности. Половина среди умерших были в младшем, молодом и трудоспособном возрастах.
       Снижения численности на территории обусловлены следующими причинами.
       В естественном приросте: произошло падение рождаемости до уровня постиндустриалных стран и увеличение смертности до значений, характерных для государств третьего мира.
       В механическом приросте этому способствовала:

       Безусловно, миграция формировала у большинства населения, особенно северян, психологию временного проживания, синдром неполноценной, <отложенной> жизни, иждивенческое отношение к Дальнему Востоку, не способствовала формированию прочных социальных связей. В то же время она содействовала обновлению кадров, преобладанию в регионе в основном трудоспособного населения, активному обогащению передовым производственным о ытом от работников, прибывающих из различных территорий. Дальний Восток использовался многими мигрантами для повышения квалификационного и профессионального уровня. Пришлое население региона очень чутко среагировало на изменения ситуации в стране и на колебание уровня жизни по отдельным ее районам , тем самым увеличив волну “демографического резонанса” / 4 / и самостоятельно стало организовывать свой переезд.
       Отток населения идет или в места выхода, туда, где остались родственники, или в те районы, где организовано строительство жилья для выезжающих. Анализ миграций жителей Магаданской области / 3/ позволил выделить пять основных потоков, куда уезжают мигранты. Первое приоритетное место осталось за Украиной (20%), второе место занимает Дальний Восток (в основном Хабаровский и Приморский края). Далее идут Северный Кавказ, Центральный район России и Западно-Сибирский регион. На юг Дальнего Востока и в Западную Сибирь переселяются 22% от всех мигрантов. Все это определяет исключительно важную роль при принятии конкретных и своевременных решений по проблемам регулирования миграции.
       Общегосударственное значение Дальнего Востока и его северных территорий требует, чтобы вопросы его развития стали приоритетными при выработке и осуществлении государственной социально-экономической политики. Понятно, что отвечать на вопрос, с чем мы идем в начало третьего тысячелетия, нужно в глобальном плане, но этого требует и анализ положения дел в стране и в регионах.
       Пристальное внимание к демографическому развитию региона само по себе мало что дает. Можно констатировать ситуацию, но гораздо важнее просматривать перспективу. Какие возможности у дальневосточного региона? Социально-демографическая структура региона на современном этапе сложилась и будет развиваться под воздействием нескольких групп факторов. Первая группа – специфические историко-географические условия региона. Обширная территория с экстремальными климатическими условиями, с богатым, но разбросанным потенциалом природных ресурсов. Вторая- неравномерное распределение демографического потенциала. Третья - региональная политика в условиях экономической реформы. До сих пор экономические характеристики региональных ситуаций явно доминируют в официальных программах и прогнозах. “Депрессивные регионы” все еще понимаются только как территории, с аномально резким падением производства. В прогнозах Минэкономики Российской Федерации при комплексной оценке показателей ранг экономических показателей региона устанавливается в 2-4 раза выше, ранга показателей социальных [1].
       Демографический потенциал региона недостаточен для создания здесь более или менее сплошной экономической и поселенческой структуры. К тому же он соседствует с густонаселенными государствами и сокращение численности населения не может считаться стратегией развития региона, так как под вопросом оказывается экономическая самостоятельность территории. Свободное экономическое пространство будет неизбежно заполняться иностранным капиталом. Уже есть примеры территориальных претензий государств Азиатско- Тихоокеанского региона относительно южных, наиболее освоенных районов, с разведанными ресурсами.
       Внутреннее или внешнее окружение любого экономического района оценивается с точки зрения возможности развития внешнеэкономических связей с государствами соседями. Окраинные территории в большей степени испытывают прессинг государств-соседей, и меньше чем внутренние районы, защищены от внешних посягательств.
       В роли сырьевого придатка и стратегического форпоста России Дальний Восток обнаруживает средоточие негативов глубокой периферии, заметный провал во многих компонентах хозяйства и культуры. Стремление “экономично” взять ресурсы территории исключает кропотливое изучение нужд и потребностей населения, трудовых ресурсов, к сбережению генетического фонда и его здоровья. В таких случаях ресурсы человека вырабатываются, по расчетам В.М. Булаева [1] на 20 лет раньше установленного срока, обесценивается человеческая жизнь.
       Прекращение сокращения численности населения региона и наращивание демографического потенциала Дальнего Востока сегодня имеет первостепенное значение, возможно большее, чем за всю историю заселения региона. Важно при этом иметь в виду, что при сохранении современных демографических тенденций, согласно прогнозу Госкомстата России, в ближайшие 15 лет (1996-2010гг.) население Дальнего Востока сократится почти на один миллион человек [2]. Основные потери на 2 /3 произойдут за счет миграции, и 1/ 3 за счет естественного возобновления. Это и будет цена самоорганизованности населения. Если учесть геополитическую специфику Дальнего Востока, это обстоятельство может стать источником нарушения коренных интересов России в Азиатско –Тихоокенском регионе.
       Дальневосточный регион- зона особого интереса России, поэтому для него должны приоритетно разрабатываться общефедеральные программы развития (в налогах, пользовании недрами, таможенных сборах). Это окно в зарубежье, причем в быстро прогрессирующий центр мирового развития – “Тихоокеанское кольцо”, где Россия может гораздо активнее приобщаться к современным технологиям (включая и технологии экономического взаимодействия), к мировым ресурсам: интеллектуальным, информационным и др.
       Вариантов развития можно рассматривать несколько. Первый вариант – наш регион остается в таком виде как он существует сейчас, и в результате остается на обочине мировых процессов и, надо смотреть правде в глаза, обрекается на угасание и гибель. На последующую реанимацию, если учесть реальные материальные, финансовые и организационные ресурсы страны, рассчитывать едва ли приходится.
       Далее - стратегические интересы России связаны с транснациональными коммуникациями. Рано или поздно потребуется создать и поддерживать на уровне мировых стандартов коммуникационную связь, а это валюта, рабочие места, квалификация работников, современный менеджмент.
       Дальний Восток из зоны хозяйственного освоения природных ресурсов, нужно превратить в саморазвивающуюся территорию, обеспечивающую рациональное и эффективное ведение хзяйства на ней, а, соответственно, и достойный уровень жизни своего населения. Требуется создать для его реализации надежно действующий хозяйственный механизм (предварительно обоснованный) и добиться реального внедрения его в жизнь. Тогда внутренние побудительные мотивы воспроизводить самих себя будут в большей части совпадать с внешними: региональными и государственными нуждами.

       Литература

  1. Булаев В. М. Этно - национальные особенности формирования населенияВосточного Забайкалья (Социально-географическая интерпретация). - Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 1998. - 171 с.
  2. Соболева В. Н., Мельников С. М. Миграционные процессы в Магаданскойобласти // Социологические исследования. – 1999. - № 11 - С. 58-61.
  3. Предположительная численность населения российской Федерации до 2010года. - М.: Госкомстат РФ, 1997. – 33 с.
  4. Яновский В. В. Человек на Севере. - Магадан, 1969. – 158 с.

 

Оглавление