Оглавление

ФРАКТАЛЫ И ЦИКЛЫ, ПОРЯДОК И ХАОС – СООТНОШЕНИЯ И ЗАКОНОМЕРНОСТИ В РАЗВИТИИ СИСТЕМ РАЗЛИЧНОЙ ПРИРОДЫ*
А.В. Поздняков

Институт оптического мониторинга СО РАН, Томск

        В изучении фракталов выделяется два направления. Одно связано с подобием только формы, например, геометрических фигур – снежинки Коха или губка Серпинского, множество Кантора и пр. Оно не относится к описанию целостных, естественных самоорганизующихся образований и к рассмотрению подобия систем в течение времени. Это направление названо фрактальной геометрией. Другое направление фрактальной теории связано с динамикой целостных структур, систем, с самоподобием смены их состояний во времени, при которой сохраняются их структура и форма. Это направление представляет наибольший научный интерес, поскольку касается множества практических сторон прогноза развития общества и природы.
        Фрактальными являются процессы с обратной связью [1], в которых выходные характеристики функционально связаны с входными, причем эта связь является нелинейной. Такие процессы наблюдаются в системах совершенно различной природы, функционирующих на принципах отношений ресурс – потребитель: модели В.Вольтерра, А.Лотка, Ферхюльста - Перла и Полетаева, Костицина, Свирежева и Логофета. Применительно к развитию социально-экономических систем широко известны модели «Мир-2» Дж.Форрестера и «Мир-3» Д.Мидоуза. К этому же типу относятся и наши модели развития систем косной среды [2]. Учитывая, что отношения на принципах ресурс – потребитель и хищник – жертва лежат в основе развития всех целостных саморегулирующихся и самоорганизующихся образований природной среды, нами эти уравнения приведены к общей для всех самоорганизующихся систем форме:

dS(t)/dt = F(t,s) - D(t,F,s), (1)

        где S – размеры системы; F - расход вещества, энергии и информации в потоке, поступающем в систему, за счет которого она растет и осуществляется ее динамика; D – то же, в потоке, изымаемом из самой системы (не из F-потока); это вещества, энергия и информация, которые система вынуждена отдавать другим системам.
        На настоящем этапе развития цивилизации можно сказать, что практически все системы, составляющие среду обитания на Земле, включая социосистемы, находятся под управляющим (в том числе не вполне осознанным и не целенаправленным или не соответствующим целесообразности развития) воздействием различных видов человеческой деятельности. Сейчас это в основном политические приемы, ведущие к изменению баланса расходов вещества, энергии и информации в F- и D-потоках. Поэтому в уравнение (1) вводится два управляющих параметра: PF(t,x) и PD(t,x). Управляющий параметрPF(t,x) действует на F-поток, изменяя, в зависимости от целей (или опосредованно, неосознанно и случайно), расход вещества, энергии и информации (MEI) в нем; PD (t,x) регулирует расход MEI в D - потоках. Получаем:

dS(t) /dt = F(t,s) ∙ PF(t,x) – D(t,F,s)∙ PD(t,x), (2)

        Естественно, PF(t,x) и PD(t,x) в зависимости от целей могут принимать положительные или отрицательные значения, в определенные моменты складываясь и усиливая друг друга. Они могут вести к проявлению триггерных эффектов – скачком переходящего процесса из установившегося режима в лавинообразно нарастающее развитие, т.е. к переходу его в хаос. В частности, можно полагать, что развитие эпидемии болезней или нашествие саранчи обусловливаются эффектом сочетания природных и погодных условий с PF  и PD.
        Данные эффекты проявляются в развитии рынков, в быстром, почти одномоментном изменении стоимости ценных бумаг, валют и пр., в результате чего экономика государств, переходя в хаотическое состояние, деградирует. Подобные явления - не редкость в развитии социально-экономических систем. Ярким примером является развитие хаоса в СССР и разрушение этого могущественного государства, произошедшее за счет умелого манипулирования информационными составляющими в F<- и D-потоках.
        Хаотическая динамика. Когда говорят о хаотической динамике, имеют в виду “существенную зависимость от начальных условий”, или, как ее еще называют, “эффект бабочки”, полагая, что взмах в одном месте гиперболизированного крыла бабочки может вызвать хаос в другом. Однако считать, что она обладает неким фатально и непредсказуемо проявляющимся движущим потенциалом, неверно. Существенная зависимость от начальных условий проявляет себя не всегда и не у всех систем, а лишь при некоторых постепенно складывающихся обстоятельствах, которые могут быть раскрыты на основе научного их анализа (за исключением вызываемых крупными катастрофическими явлениями: землетрясениями и цунами, столкновением с космическими телами, метеорологическими процессами; их прогноз пока еще не доведен до совершенства, но тем не менее возможен).
        Для систем с развитыми обратными отрицательными связями хаотическая динамика не является характерной чертой, что, вообще говоря, подтверждается наличием устойчивых фрактальных закономерностей, проявляющихся как в форме (во фрактальной геометрии), так и в содержании – во фрактальной динамике, например, в автомодельном режиме развития систем.
        Совершенно ясно, что фракталы являются наиболее характерным и емким показателем степени упорядоченности систем, причем как в состоянии установившегося, например автомодельного с аффинными соотншениями и динамически равновесного режимов развития или, что то же самое, режима предельного цикла, так и на пути к нему – на переходных этапах, когда наблюдается упорядоченная и направленная смена состояний, подобных предшествующим состояниям.
        Выводы из хаотической динамики основаны на некоторых исключительных явлениях, не характерных в целом для развития систем, включая и социально-экономические. Хаотическая динамика возникает, на наш взгляд, вследствие нарушения иерархии систем, нарушения фрактальных соотношений, но не потому, что фрактальная смена состояний закономерно и самопроизвольно переходит в динамический хаос.
        Хаос, описываемый математическими моделями, может развиваться, если изменение коэффициентов - некоторых постоянных величин, характеризующих специфику воспроизводства систем, например прирост численности составляющих ее особей в моделях «хищник-жертва», - выходит за пределы естественной динамики, существующие благодаря обратным отрицательным связям. Так, постепенное увеличение коэффициента параметра роста в модели «хищник-жертва» Ферхюльста – Перла, при достижении некоторого предельного значения, ведет к хаотизации процесса воспроизводства численности особей и хищников, и жертв [1]. Упорядоченный колебательный процесс переходит в хаотический и непредсказуемый в силу того, что существенно завышенный коэффициент прироста, по существу, означает фантастически быструю и противоестественную воспроизводимость и жертв, и хищников. Такое состояние возможно лишь в моделях, но не в естественных их аналогах. В математической модели не учитывается запаздывание в росте численности особей, и промежуток времени между рождаемостью и смертностью укорачивается (коэффициент прироста растет). В то же время показатель емкости среды, выступающий в качестве внешнего регулятора численности, остается неизменным. Иначе говоря, постановка задачи становится некорректной.
        Похожая на хаотическую динамика наблюдается в развитии некоторых насекомых (например, саранчи), эпидемий болезни. Тем не менее и к этим явлениям аттрактор Лоренца не имеет отношения. Развитие саранчи осуществляется вполне предсказуемо. В границах среды ее обитания, при достаточности ресурсов питания, зародившись на нескольких локальных участках, там, где сохранились личинки, быстро растущая в количестве саранча (или эпидемии болезней) образует центробежно распространяющуюся волну, подобную солитону. Эта волна предсказуемо затухает, когда достигает границ своей среды обитания.
        Теоретически построенные фракталы являют собой идеализированные модели. Геометрический фрактал строения и динамики рельефа (см. рис. в статье Лялина, Позднякова в данном сборнике) получен нами исходя из того, что каждая последующая генерация форм увеличивает свою крутизну не случайным образом, а закономерно. В чистом виде эта закономерность проявляется не полностью, тем не менее она показывает направление к упорядоченности, что не достигается в идеале только в силу изменчивости материала (физических свойств ) и прочих условий. Фрактал, таким образом, являясь характеристикой упорядоченности, одновременно характеризует и цикл. Непериодически развивающийся процесс не фрактален и наоборот.
        Фрактальность не может прослеживаться бесконечно при изменении размеров. Она находится в определенных пределах, задаваемых иерархической структурой целостного образования – системы. Скажем, нельзя бесконечно увеличивать/уменьшать размеры береговой линии, например Англии. Пределом увеличения ее являются обломки пород, слагающих берега, а пределом уменьшения – геологические структуры, образующие основную систему.
        Для социально экономических систем фрактальная иерархия может рассматриваться в пределах цивилизация (верхний предел) – семья (нижний). Индивидум же, в силу того что он не может себя воспроизводить, относится к другой категории фрактальной иерархии. Как отмечалось нами [3,4], цикл раскладывается на три качественно различающиеся, но функционально соединяемые части, фазы. Первая - развитие процесса с насыщением по логистическому закону с переходом в плато, осуществляющееся в силу наличия потенциала энергии, вещества и информации (например, идеи). Применительно к социально-экономическим системам и пользуясь терминологией Кондратьева, это «повышательная» фаза цикла экономического развития. Вторая часть – выход на плато и развитие в данной фазе в течение времени, пока не будет найден дополнительный источник MEI (новые технологии, идеи, источники энергии и пр.). Такие фазы в экономике называют стагнационными. Экономика страны (предприятия) как бы катится по ровной горизонтальной или слабонаклонной в сторону повышения/понижения дороге, существенно не изменяясь. Эти фазы – естественное состояние, своего рода ступени, на которых осуществляется поиск новых экономических, политических и научно-технологических решений. Они периодически наступают в развитии экономики всех стран и отдельных предприятий и являются закономерными.
        Третья часть цикла характеризует спад производительности системы или тех составляющих ее элементов, которые заменяются новыми. Этот процесс протекает с обратным насыщением, т.е. стремится от некоторого достигнутого максимума к минимуму – предельному нижнему уровню (нижнее плато).
        Анализ тенденций развития цивилизации позволяет утверждать, что современное состояние Земли перешло в новое качество и стало подобно состоянию естественным образом сформировавшегося космического корабля с конечной емкостью его среды обитания, конечным запасом ресурсов и пр. Это позволяет утверждать о существовании предельного цикла глобального развития цивилизации. Следовательно, составляющие его предельные циклы более низких порядков являются фрактальными, т.е. подобными главному. Эти циклы в циклах относятся к типу геометрических фракталов, т.е. отображают подобие по форме, но не по содержанию.
        О возможностях прогноза развития сложных самоорганизующихся систем. Самоорганизационные процессы проявляют себя во всех видах материи, включая и косную среду [5]. Самоорганизация, саморегуляция систем осуществляются через обратную отрицательную связь. Благодаря свойству спонтанной коллективизации элементов, формируется все разнообразие структур мироздания, в том числе Земли и всего сущего на ней. Важным свойством самоорганизации материи является определенная и ясно выраженная целесообразность формирования и развития целостных структур. Цель развития различных систем можно считать аттрактором. Это ставит в число важнейших научных задач поиск и раскрытие причин формирования целей развития систем природной среды, человеческого общества, роли его рефлексивного отображения в постановке стратегических задач управления в глобальных и региональных масштабах.
        В отношении целей и целесообразности развития общества существует два направления. Одно связывает их с существованием Бога – творца, всемирного, всесущего диктатора, «кнутом и пряником» направляющего развитие общества к цели. Другое направление – научное и атеистическое, объясняет целесообразность Мироздания и Земли как результат самопроизвольного, спонтанного, обусловливающегося внутренней сутью элементов материи развития.
        На мой взгляд, эти направления следует объединить в одно генеральное - сциентический неостоицизм, примирив религию и науку. Согласно этому направлению, в качестве Бога-творца выступают всеобщие фундаментальные законы природы: гравитационного и электромагнитного взаимодействия, атомно-молекулярного взаимодействия, валентности, законы сохранения и термодинамики, законы биохимического взаимодействия и обмена веществ, предполагающие формирование биосферы, и пр., и пр. В нашем понимании, действующая неаддитивная совокупность законов и есть Бог. Этому Богу не нужны жертвоприношения и просьбы о милости, различные способы почитания, преклонения и олицетворения. Он требует постоянного, глубокого изучения и познания его, непременного исполнения познанных его «указаний», следующих из смысла и логики законов и свойств этого Бога.
        Совокупность фундаментальных законов и закономерностей образуют тот коридор, названный мною Центральным порядком [6], по которому движутся все системы, включая и человеческое общество. Эти законы единственно «справедливые», поскольку других в земных условиях нет и они неотменимы. Познание и исполнение этих законов несет нравственность, ибо непосредственно из них следует, что никому и ничто из предопределенного всеобщими законами развития не может принадлежать и служить в их личное благо, нанося вред другим. Это прямо следует, например, из закономерностей термодинамики и энтропии: нельзя улучшить жизнь одних, не ухудшив ее у других.
        Устойчивое, поступательное и вполне предсказуемое развитие общества, по крайней мере в течение характерного времени его развития, возможно лишь в результате познания и выполнения законов развития Бога-Природы. Свод познаваемых законов выступает в качестве заданного состояния, к которому общество должно стремиться. Величина рассогласования между заданным состоянием и текущим выступает в качестве обратной связи, направляющей процесс к цели. Она же выступает и в качестве аттрактора.
        Возникает вопрос: почему же некоторые социосистемы (общества, государства, например Россия в период 1913 - 1917 гг., СССР – в 1989 – 1993 гг.) вошли в режим хаотической динамики, как бы указывая тем самым на существенную зависимость развития от начальных условий?
        Потому что до 1917 г. Россией правил царь, считавшийся наместником Бога и обладающий неограниченной властью. Выбор пути развития России, корректировка начальных условий осуществлялись в момент смены престола и полностью определялись интеллектуальными способностями царя. Если царь был умным, то и формируемая им власть была, как правило, сильной; сильной в том отношении, что в ней закрывались бреши для проникновения во власть политических шарлатанов (например, в петровские времена). Потому что после смерти И.В.Сталина в СССР политическое шарлатанство получило широчайшее распространение по всем координатам государственной и партийной власти. Проиграл капитализму не социализм. Социалистические идеи – одни из самых перспективных для развития цивилизации. Они жизненны и практически вполне реализуемы. Проиграли бесталанные политики, не способные просчитывать последствия своих нововведений или просчитывающие их от силы на два хода.
        Потому что к 90-м гг. ХХ в. государственная власть в СССР (в последние годы правления М.Горбачева) в большинстве своем состояла из политиков-шарлатанов. Здесь уместно напомнить истинный смысл слова «шарлатан». По Далю, «шарлатан (из фр.) – обманщик, хвастун и надувала; кто морочит людей, пускает пыль в глаза, отводит, туманит. Разными приемами дурачит и обирает». Власть была организована так, что не шарлатан в нее войти не мог. Именно руками шарлатанов, умело управляемых зарубежными консультантами, была разрушена держава. Однако на этом развитие политического шарлатанства в России не закончилось. Наоборот, в 90-е гг. оно расцвело махровым цветом. И только в последние два года стала появляться надежда на позитивную реконструкцию государственной власти.
        Переломные моменты в СССР и России, согласно теории синергетики, соответствовали точкам бифуркации, когда власть, в лице ведущих политиков, должна была определить пути реорганизации государства, действительно необходимой и давно назревшей. Но интеллектуальный уровень политиков не соответствовал грандиозности задач, разрешение которых не представляло особой сложности. Ошибка политиков состояла в неправильной постановке вопроса о выборе пути социально-экономического развития: социалистический плановый или капиталистический рыночный. На самом деле вопросы были другие, более важные. Какие организационные механизмы и процедуры надо ввести, чтобы они предопределяли формирование сильной власти – сильной умом, способной к дальнему и ближнему прогнозу развития социально-экономических событий? Как очистить создававшийся мутный поток политической суспензии – питательной среды шарлатанства. Плановая или так называемая либеральная экономики были ни при чем. Умное правительство должно гибко лавировать, выбирая, привлекая, в зависимости от конкретных условий, элементы и рыночной, и плановой экономики. Однако надо учитывать, что плановая экономика, при разумном, научно обоснованном ее применении, - единственная возможность быстрого роста экономики, разрешения социальных проблем и выхода из кризисного состояния. Других вариантов разрешения социально-экономических и политических коллизий просто не существует.
        Вопросам организации государственной власти и сейчас уделяется недостаточное внимание, хотя политические решения, предполагающие прогрессивные изменения, появляются.
        Фрактальные закономерности прямо связаны с закономерностями формирования порядка и хаоса, они по существу неотделимы друг от друга, взаимодополняют характеристику систем. Именно поэтому фракталы рассматриваются в связи с переходом систем из порядка в хаотическую динамику. Однако при этом особенно важную роль в формировании порядка отводится хаосу – неопределенности развития системы.
        Конечно, нельзя не согласиться с выводами И.Пригожина, что “...в неравновесной системе могут иметь место уникальные события и флюктуации, способствующие этим событиям, а также происходит расширение масштабов системы, повышение ее чувствительности к высшему миру и, наконец, возникает историческая перспектива, т.е. возможность появления других, быть может, более совершенных форм организации. И помимо этого возникает новая категория феноменов, именуемых аттракторами”[7].
        Согласно Е.Н. Князевой, С.П.Курдюмову [8], в состоянии хаоса когерентность частицили элементов, из которых составляется целостная система, возрастает; “...вдали от равновесия каждая часть системы “видит” всю систему целиком...”, а в равновесии они “...видят только своих непосредственных  соседей и “общаются” только с ними”.
        Данное утверждение, вообще говоря, ошибочное. Такое состояние может наблюдаться лишь в развитом хаосе. Вывод противоречит наблюдаемым фактам, и, может быть, это связано с различным смыслом, который вкладывается в понятияравновесие, порядок и хаос. В физике описываются несколько видов равновесия. Одно из них – термодинамическое равновесие, характеризующее состояние системы, к которому она объективно и спонтанно стремится; в случае достижения его прекращаются все необратимые процессы и параметры системы не меняются в течение времени: F(t) = D(t) = 0. Данное состояние абстрактное, необходимое для теоретического понимания сути процесса. Это состояние практически недостижимо в силу гетерохронности развития систем различной природы.
        Другой вид – динамическое равновесие (или подобное ему, в термодинамике называемое равновесным процессом), тоже характеризующееся необратимостью развития, но, в отличие от термодинамического, в нем баланс вещества, энергии и информации больше нуля: F(t)=D(t)>0. Оно тоже недостижимо, однако и к нему стремление систем в своем развитии спонтанно и объективно. Именно с этим видом равновесия самоорганизации и развития систем связана цикличность и состояния, именуемые предельным циклом.
        В попытках подвести к описанию социально-экономических процессов теорию неравновесных диссипативных структур, этот вид равновесия почему-то не учитывается. Он заменяется статическим равновесием. Видимо, поэтому появляются такие выводы, как: “…равновесие не может быть целью сущего, так как оно исключает развитие” [9, с. 29]; или: тремление к максимальному беспорядку, ограниченное условиями, есть главный закон природы” [9, с. 43]. Данные утверждения, широко распространяющиеся сейчас в научной литературе, посвященной описанию социально-экономических процессов и, в частности, истории развития СССР и России в последние десятилетия, не только ошибочны, но и вредны и даже общественно опасны. Они обосновывают фатальную непредсказуемость развития социосистем, анархию отношений в обществе и природе. Они закладывают основу для оправдания не только ошибочных решений, но и умышленных, обусловливающих деградацию государства действий в управлении социально-экономическими процессами. Какой может быть спрос с государственных деятелей за провалы в управлении страной, если прогноз социально-экономического развития невозможен, если необходимо осознанно стремиться к хаосу и неопределенности, поскольку лишь в этом случае возможно зарождение истинно прогрессивного нового порядка. При этом, как полагается, прогрессивный новый порядок самопроизвольно самоорганизуется, не надо лишь мешать этому процессу! Однако свободно развивающийся, неуправляемый процесс самоорганизации социально-экономических систем, особенно в бедных странах, объективно и закономерно ведет к формированию мафиозных группировок, разворовыванию государственной, а затем и частной собственности, борьбе кланов за власть и в результате к делению государства на части, войне их между собой и т.д., и т.п. В конечном варианте возможно последующее объединение, но на это требуется исторически длительный период времени.
        В развитии любых систем, и социосистем также (государства, предприятия, семьи), наблюдается спонтанное стремление к состоянию динамического равновесия, сопровождающееся необратимо протекающими процессами обмена веществом, энергией и информацией. Закономерная особенность расходов вещества, энергии и информации (МЕI), состоящая в том, что D-поток МЕI появляется только с появлением F-потока, расход MEI в D-потоке растет за счет использования МЕI из системы, образуемой F-потоком, - обусловливает объективную направленность развития системы к равновесию.
        Повышение “чувствительности” и появление “более совершенных форм организации” происходит не само по себе, не самопроизвольно, а вследствие того, что на хаос действует порядок более высокого ранга. Это действие и выступает в качестве условий, задающих процесс упорядочения. И если эти условия сохраняются, то, как показывают наблюдения за развитием природных процессов как косной, так и живой природы, целостная система после разрушения восстанавливает свою инвариантную часть структуры функциональных отношений элементов.
        Человечество является частью мира, и его характерное время развития и характерное пространство (в нашем понимании, это та часть пространства, которая цивилизацией в принципе может быть познана и освоена) несравнимо меньше таковых мира, они ничтожны. Однако увеличивая характерное время и пространство своего развития, за счет познания объективных законов функционирования материи, расширения информационной емкости и передачи информации (знаний) будущим поколениям, мы тем самым значительно удлиняем продолжительность своей жизни (цивилизации), следовательно, и характерное время и характерное пространство своего развития. В результате аттракторы из категории странных переходят в категорию детерминированных. Так, поведение некоторых комет является неопределенным не потому, что эта неопределенность объективна, что траекторию их движения вообще нельзя предсказать, а потому, что эти кометы уходят за пределы нашего информационного пространства; существующих знаний о взаимодействии кометы с небесными телами оказывается недостаточно для определения траектории ее движения и координат появления на небосводе. Тем не менее на отдельных пространственно-временных отрезках, находящихся в границах информационного поля, обеспеченного существующими достижениями науки, движение таких комет является детерминированным, вполне определенным. Движение кометы Шумейкеров с того момента, когда она появилась в нашем информационном пространстве, стало детерминированным, и настолько, что было известно время, когда она столкнется с Юпитером.
        Согласно древнегреческой мифологии, хаос – “беспорядочное, бесформенное, неопределенное состояние вещей”, из которого Творцом был создан порядок – Космос. Это понимание хаоса не изменилось до сего времени. Таким образом, в состоянии хаоса части, элементы системы разрозненны, не находятся во взаимосвязях или их взаимодействие является случайным и направленным на поддержание беспорядка (поведение частиц газа в замкнутом объеме). Социально-экономические системы переходят в состояние хаоса, если делятся на множество не связанных друг с другом частей: по национальному признаку, религиозному, по местоположению, роду индивидуальных занятий и пр.
        Чтобы хаос переходил в порядок, необходимо упорядоченное воздействие на него внешних сил. В масштабе всего Космоса они представляют собой совокупность всеобщих законов развития материи, порожденных имманентно существующими свойствами веществ, образующихся из элементарных частиц.
        Все множество событий, сопровождающих образование порядка и хаоса, свидетельствует об одном: в состоянии хаоса когерентность частиц, согласованность их движения невозможны. Их синергизм возникает только в результате действия порядка более высокого ранга и асимптотически, с насыщением растет, вплоть до достижения некоторого предела – состояния динамического равновесия. И только в состоянии такого равновесия все части, элементы системы "видят" друг друга. Более того, в состоянии динамического равновесия взаимообусловленность и согласованность поведения частиц (элементов) системы находятся в наиболее совершенной форме, по сравнению с начальным периодом разрушения хаоса и формирования порядка. Другое дело, что с момента начала формирования порядка и до стадии равновесия происходят самые существенные изменения формирующейся системы; с приближением же к равновесию, к максимально возможной при заданных условиях согласованности, эти изменения уменьшаются и в состоянии динамического равновесия они пренебрежительно малы. И тем не менее в этом состоянии происходит обмен веществом, энергией и информацией между системой и средой на уровне, достаточном для поддержания данного состояния неизменным.
        Видимо, разногласия во взглядах на эти явления следуют из того, что в условиях состояния равновесия достаточно трудно раскрыть динамику переходного режима развития от хаоса к порядку. Однако надо признать, что состояние равновесия для всех самоорганизующихся систем является аттрактивной целью, а в технических системах – заданным состоянием.
        Для понимания динамики развития от хаоса к порядку требуется определить, какая система задает и меняет условия, необходимые для развития того или иного процесса, и по каким правилам. Ясно, что изменение условий задается вышестоящей по рангу системой, управляющей той, что располагается ниже. В хаосе порядок рождается не самопроизвольно, а вследствие организации упорядоченных условий, которые по отношению к данному хаосу выступают порядком более высокого ранга и задают направленную смену событий, заканчивающуюся формированием порядка. Так, каменные розетки и гирлянды (структурно организованные грунты) формируются в результате направленной сортировки обломочного материала, осуществляющейся вследствие периодического (упорядоченного) колебания влажности и температуры, с переходом ее через 00. Формирование турбулентных струй сопровождается закономерным распределением поля скоростей. Тектонические дифференцированные движения, деформируя горизонтальную поверхность и создавая разность потенциалов силы тяжести, предопределяют закономерное (упорядоченное) пространственное перераспределение вещества. Вследствие гравитационного взаимодействия, если масса вещества превосходит критическую (масса, достаточная для стяжения частиц в шар), происходит формирование планетных систем.
        В социально-экономических процессах задающей силой выступает идея, направляющая организацию разрозненных коллективов в социальные объединения – государства.
        Порядок и хаос не только сосуществуют, но взаимно дополняют друг друга, составляя диалектическое противоречивое единство - основу развития материи. Порядок порождает хаос, но порядок и формируется в хаосе.
        Порядок и хаос иерархичны и взаимообусловливаемы: наивысшие формы порядка и хаоса порождают располагающиеся ниже по уровню порядки и хаосы. Процессы самоорганизации целого существуют в силу того, что любой из всеобщих законов развития материи объективно предполагает целесообразное развитие: формирование хаоса целесообразно, так как направлено на замещение старого порядка новым, соответствующим изменившимся условиям.
        Развитие цивилизации будет определяться научно проработанным прогнозом и планом. Рыночные механизмы саморегуляции, приходя в неразрешимое противоречие в отношениях социосистем и природной среды, себя изживают, и они отомрут, заменившись саморегулированием, основанным на других, прогрессивных принципах: формирование заданного людьми состояния систем и их развитие в соответствии с ним. Заданное, единственно необходимое состояние и будет выступать в качестве плана, своебразного осознанно организуемого аттрактора.

Литература

  1. Пайтген Х.-О, Рихтер П.Х. Красота фракталов: Образы комплексных динамических систем / Пер. с англ. – М.: Мир, 1993. – 176 с
  2. Поздняков А.В., Лялин Ю.В., Тихоступ Д.М. Формирование поверхности равновесия и фрактальные соотношения в эрозионном расчленении // Самоорганизация геоморфосистем (Пробл. самоорганизации, вып. 3). – Томск, 1996. – С. 36 – 48.
  3. Поздняков А.В. Механизм циклического развития социосистем // Принцип неопределенности и прогноз развития соц.-экон. систем: Материалы третьего Всерос. науч. семин. – Томск: Спектр, 1999. – С. 29 – 38.
  4. Поздняков А.В. Стратегия российских реформ. – Томск, 1998. – 324 с.
  5. Поздняков А.В. Динамическое равновесие в рельефообразовании. – М.: Наука, 1988. – 208 с.
  6. Поздняков А.В. Сингулярные тенденции в развитии цивилизации, монополярный мир и государство // Самоорганизация и организация власти: Материалы четвертого Всерос. науч. семин. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2000. – С. 46 - 50.
  7. Пригожин И. Философия необратимости // Вопр. философии. - 1991. - № 6.
  8. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика как новое мириовоззрение: диалог с И.Пригожиным // Вопр. философии. – 1992. - № 12. – С. 3 – 20.
  9. Хазен А.М. Законы природы и “справедливое общество”. – М., 1998. – 112 с.

* Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ, проект № 01-05-65151

Оглавление