Оглавление

ФРАКТАЛЬНО-ЦИКЛИЧЕСКАЯ ПРИРОДА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА
М.В. Сандрачук
Академия финансовой полиции Республики Казахстан, Астана

        Рассмотрение основной идеи статьи целесообразно начать с некоего подобия морфологического разбора ее названия, вынесенного в заглавие. Для того, чтобы говорить о фрактально-циклической природе экономической безопасности государства, необходимо выяснить сущность самого феномена “экономическая безопасность”. Дело в том, что часто встречаемое в средствах массовой информации устойчивое словосочетание “экономическая безопасность” является в большей степени публицистическим штампом, чем научным определением. Довольно часто его употребляют и в нормативно-правовой литературе, подразумевая под ним как нечто само собой разумеющееся – без научно-теоретической проработки его смысловой нагрузки. Особо не вдаваясь в монографический анализ научной литературы, имеющиеся взгляды на данную проблему можно синтезировать к следующему: экономическому благополучию противопоставляется антитеза некоей опасности, имеющей место на данном этапе развития государства или в будущем. Причем, часто, и довольно, многие авторы подразумевают под национальной безопасностью и экономическую безопасность. По мнению автора, феномен “экономическая безопасность государства”, появившийся в конце 80-х годов прошлого столетия, требует более глубокой научно-теоретической постановки. Для того, чтобы говорить о безопасности, т.е. о комплексе целенаправленных и системных мероприятий государства против некоей опасности, необходимо исследовать природу этой опасности, ее эволюцию, закономерности ее развития и становления. В противном случае, под понятие “опасность” можно подвести любую проблему, которых в государстве предостаточно. В первом приближении в ряде статей автор дает следующее определение экономической безопасности государства – это постоянный процесс динамической устойчивости между самоорганизующейся социально-экономической системой и внешней средой со своим энергетическим уровнем. Используя методологию междисциплинарного подхода, применяемого синергетикой, динамическую устойчивость в сложных системах, в том числе и социально-экономических, необходимо рассматривать как постоянный процесс типа “равновесность-неравновесность”. Постоянное стремление системы к равновесному состоянию постоянно снимается неравновесным состоянием при достижении системой точки равновесия, характеризующейся определенной мерой порядка и энтропии. Согласно синергетическим принципам такой процесс является одним из движителей самоорганизации всех вселенских систем и структур. Примеров, подтверждающих данный принцип, в природе неописуемое множество, а в социально-экономической системе – это действие рыночного механизма, основанного на законах спроса -предложения. Достигнутая точка равновесия (равновесная цена или клиринг) не может существовать бесконечно долго и в силу действия различных факторов, в т.ч. конкуренции, снимается, а подсистемы, представляющие спрос и предложение на рынке товара (а еще сложнее – на рынке товаров), находясь в неудовлетворяющих их условиях неравновесности, стремятся достигнуть нового согласия и так до бесконечности. Таким образом, проистекание процесса из неравновесного состояния в равновесное, основанное на механизмах единства и борьбы противоположностей, отрицания отрицания и других, является частью механизма саморазвития Вселенной. Сложные социально-экономические системы, в т.ч. и Государство, обладающие динамикой в пространственно-временных координатах, подчинены этому механизму саморазвития в условиях Геосистемы беспрекословно. Саморазвиваясь по градиенту целенаправленных действий социально-экономические системы подвергаются флуктуациям со стороны внешних сред и собственным флуктуациям, являющихся следствием геосистемного альтернативного отбора наиболее устойчивых образований с уменьшающейся удельной энергоемкостью и эффективностью. Этот естественный и целенаправленный отбор объединений завершается их структурированием и созданием усложняющихся систем. Производительный механизм этого процесса основан на предложениях несвязанных элементов и частиц (Э+), переносимых неустанным и ускоренным круговоротом в пространстве и спросом на создание устойчивых композиционных новообразований (Э-), отвечающих состоянию внешней среды. Структурные образования, отработанные или несоответствующие условиям внешней среды, вследствии повышения внутренней удельной энергоемкости, деградируют и разрушаются до исходных элементов, пополняя бассейн свободных микрочастиц (Э+) для последующих альтернативных композиций. Причем, механизм декомпозиции закладывается в процессе создания новообразований. Наряду с процессом саморазвития социально-экономических систем, органично увязанного с саморазвитием Геосистемы и Вселенной, существует процесс развития этих систем. По геосистемному сценарию процесс развития должен способствовать эффективному осуществлению целенаправленных обменных процессов в экосистеме, являющихся в то же время объектом преобразований естественного цикла самоорганизации. Ответственность за искусственные процессы производительных действий обмена возложены Геосистемой на человечество. Являясь продуктом глобального эволюционизма, человек необходим Геосистеме как мобильный катализатор обменных процессов. Он по своему предназначению является одновременно элементом в самоорганизации природы и носителем – активатором искусственных действий по усилению многофункциональных связей в иерархическом единстве Геосистемы. Экономическая природная деятельность человека и человечества, как его совокупности, является решающим фактором преобразования органических и неорганических форм жизни в соответствии с условиями внешней среды и временно-пространственными требованиями систем его обитания. Для выполнения этих функций, корректирующих целостность Геосистемы, по ее горизонтальным и вертикальным связям природа делегировала человеку функционалы целенаправленных действий: воспроизводительный, духовный, коммуникабельно-информационный, функционал разума действий и продуктивно-производственный. На основе этих функционалов, человеку представлена возможность через ноосферу осуществлять свою деятельность в общей цепи совместимости микромира с макромиром и мегамиром. Как составная системная часть Геосистемы, человек взаимодействует с внешней средой с помощью обмена веществом, энергией и информацией – MEI. Эффективность действий открытой природной системы, какой является человек и человечество, определяется, как известно, результативностью процессов самоструктурирования, упорядочения и самоусложнения (системной ценности) к процессам деструктуризации на протяжении ее жизненного цикла. Этим самым достигается возможность движения к усложнению кумулятивного и эмерджентного поведения составных элементов. Таким образом, человек, являясь элементом в сложном вселенском круговороте самоорганизации органических и неорганических образований, предназначен выполнять в Геосистеме отведенную ему роль – инициировать, а затем способствовать развитию обменных процессов в экосфере. По мере развития и становления в человеке функционала разума вектор его целенаправленных действий все чаще начал отклоняться от градиента саморазвития Геосистемы. Как бы осознавая свою исключительную значимость, человек все больше старался подчеркнуть свое превосходство над природой. В то же время, оставаясь ее органической частью, он вынужден, осознавая или не осознавая это, следовать законам вселенских преобразований. Двойственность человека как существа, в первую очередь, биологического, проявляющаяся в единстве и борьбе противоположностей, отрицания отрицания, переходе количества в качество, начала проявляться и в тех обменных процессах, в которых он участвует. С одной стороны, он действительно эффективно и комплементарно вписывается в процессы самоструктурирования и самоусложнения новообразований в природе. С другой стороны, многие его действия носили и носят деструктивный характер, причем диссипация энтропии от этих действий имеет тенденцию эластичного ускорения. Пожалуй, разветвление в действиях человека появилось в результате бифуркации на каком-то этапе его эволюции. Результатом бифуркации явилось признание собственности над ресурсами Геосистемы. Пользуясь на первоначальном этапе своего развития ресурсами, человек практически ничем не отличался от других живых существ, в равной мере использующих эти ресурсы. Как и животные, человек лишь обозначал свою территорию, необходимую, в конечном счете, для его сохранения и воспроизводства. Как и все другие элементы геосистемной структурной иерархии, он брал от природы ровно столько, сколько нужно было для поддержания своего существования. Ускоренное и отличительное от других живых организмов развитие функционала разума и таких его функций как сознание и самосознание (результат бифуркации) привело к тому, что человек в отличие от животных начал безраздельно властвовать над обозначенной территорией, закрепляя ее исключительно по родовому признаку. Такой акт человека с сегодняшних знаний можно расценить как прототип отношений собственности. Эволюционируя, человечество по национально-этническим признакам разделилось на государства – как некие правовые конгломераты со своими специфичными обычаями, традициями, укладами и морально-юридическими нормами. При этом, между государствами как субъектами политических и экономических отношений, так или иначе, закреплялись в форме статус-кво и отношения собственности. Попросту говоря, между государствами по всеобщей договоренности закреплялось то, чего они не создавали, то, что досталось им в виде “дара” Геосистемы, затратившей на создание ЭТОГО вещество, энергию, информацию на протяжении миллиардов лет эволюции. Став собственником, ему не принадлежавшей или принадлежавшей всем на равных правах части геосистемного потенциала, государство начало ревниво и бдительно его охранять от желающих (таких же государств-собственников) расширить ареал своего влияния. В результате, человек, организованный в государственное образование, искусственно создал себе опасность – постоянно быть подвергнутым вытеснению от своей собственности. Это именно искусственная опасность, потому что человек, как и другие звенья иерархической структуры Геосистемы находится в постоянной естественной опасности, проистекающей от действия законов самоусложняющихся обменных процессов во Вселенной. Опасность исходила от всего: от животных, от перемены климата и т.д. Человек, как и другие виды животных, ежедневно жил и совершенствовался с этой естественной опасностью и научился защищаться от нее. Защита состояла в том, что человек изучил закономерности проявления этой опасности, такой же естественной и целесообразной, как и само его существование. Отбор в природе - это и цельная система опасностей, позволяющая ей неустанно совершенствовать все свои структурные элементы, приспосабливая их к дальнейшему саморазвитию. Оградив наворованное у Геосистемы частоколом пограничным столбов (“собственность – это кража” – писал когда-то Прудон), и, назвав это национальной собственностью, человек создал себе проблему ее охраны от других, таких же самых существ, наделенных сознанием и самосознанием. Проблема охраны захваченного природного добра постоянно сквозит и источает опасность быть захваченной соседом. Но это постоянство не имеет ничего общего с постоянными и естественными опасностями, существующими и порожденными самой Геосистемой, согласно законов саморазвития. В этом, по мнению автора, находится коренное отличие естественной, объективной и необходимой опасности, продуцентом которой является процесс саморазвития, и искусственной – носителем и инициатором которой выступает человек. Опасность в естественном процессе саморазвития систем означает, быть отторгнутым от комплементарного отбора, быть невостребованным для дальнейших обменных процессов, быть несостоятельным репродуктивно и, в конечном счете, превратиться в элемент без мысли, т.е. в Хаос, как говорили древние. В виду сказанного, потенциально, опасность захвата национальной собственности другими субъектами-собственниками существует всегда и везде. Но в разное время и в различных местах степень проявления этой опасности неодинакова. Если исходить из аналогии с естественной опасностью, то степень ее проявления обозначается угрозой. В природе сосуществует огромное количество биологических цепей, звенья которых постоянно подвергаются (и выживают) опасности, но только в случае повышения ее уровня, они принимают меры защиты. Антилопы и львы могут находиться в непосредственной близости до тех пор, пока лев сыт. Голодный лев всем своим естеством показывает, что он начинает охоту и угрожает антилопам. Угроза доходит до высшей степени, когда лев начинает погоню. Следовательно, угроза в отличии от опасности - это готовящееся, демонстративно или скрытно, действие, направленное на вторжение в сферу чужих интересов.Угроза в своем развитии проходит ряд последовательных стадий и фаз. Первая стадия – осознание нужды, т.е. проявления чувства ощущения нехватки чего-либо. Осознание таких ощущений является исходной составляющей природы живых существ. Чувство голода, жажды, сна, воспроизводства, т.е. физиологических состояний нужды, характерно практически для всех живых существ, а в человеке к этим чувствам прибавляются еще чувство необходимости уважения (признание, статус) и самоутверждения (самореализация и утверждение). В комплексе перечисленные нужды являются первоначальной основой, спусковым моментом зарождения угрозы. Подготовительная стадия, являющаяся вторым этапом, состоит из следующих фаз. Фаза выбора объекта характеризуется тем, что в ходе анализа сильных и слабых сторон возможной жертвы или жертв, выбирается та, в которой меньше преимуществ отразить возможную реальную угрозу. Фаза мобилизации внутренних ресурсов направлена на аккумуляцию сил и энергии, необходимых для создания реальной угрозы. Подготовительная стадия заканчивается фазой координации возможных действий с потенциальными сторонниками и/или союзниками. Третью стадию можно назвать демонстрационной, поскольку угрожающий субъект начинает “поигрывать мускулами” или “бряцать оружием”. В таких действиях заложен определенный смысл психологического характера: удостовериться в собственных возможностях и уверовать в свою силу и в то же время внести, если не страх и покорность в действиях потенциальный жертвы, то, во всяком случае, посеять сумятицу. Непосредственное исполнение угрозы начинается на четвертом этапе. Причем, оно тоже имеет несколько фаз. Фаза тактического рассредоточения сил направлена на передислокацию союзников по территории с определением задач каждого. Выбор момента исполнения угрозы знаменует фазу четвертого этапа – угроза из потенциально возможной становиться реально осуществляемой. Такой механизм приведения угрозы в исполнение существует практически во всех социальных организациях живых существ на планете. Он является составной частью естественного отбора и в этом смысле вписывается в систему опасности со всеми присущими для нее признаками объективной категории. В отношениях между государствами, распределившими природное богатство, и якобы закрепив этот раздел, как им кажется, навечно, джентльменским соглашением, угроза может проистекать двумя способами. Первый способ – с применением военной силы. История человечества пестрит войнами и конфликтами, в ходе которых выяснялись отношения государств по поводу собственности, по сути, не принадлежавшей ни одной из конфликтующих сторон, а всему человечеству. При этом, так или иначе, угроза проходила все стадии и фазы. Отличие состояло, может быть, только в том, что подыскивался повод, впрочем, зачастую создаваемый искусственно. В XXI веке, по всей видимости, этот способ угрозы изживет себя. Количество накопленного ядерного и иного оружия, непредсказуемость последствий его применения, колоссальные разрушения и заражения территорий – все это делает использование военной силы мало привлекательным. А если учесть отношение мирового сообщества к такому “варварскому” способу перераспределения чужой собственности, то вполне вероятно, можно предположить, что такой способ маловероятен. Второй способ, основанный на использовании современных технологий, в частности, информационных, истинно человеческого ума изобретение. Механизм развития и исполнения угрозы этим способом скопирован человеком с естественных природных процессов, а затем смоделирован, опробован и применяется все чаще и в больших объемах на самом же человечестве. Пределы его совершенствования напрямую зависят от развития науки и технологий, причем, совершенно мирного характера. На сегодняшний день можно говорить о двух взаимно переплетающихся путях этого способа. Переплетение путей дает возможности получить сразу три эффекта: кумулятивный, каталитический, эмерджентный. Речь идет о целенаправленной диффузии и абсорбции информации. Первый путь связан с определенными закономерностями распространения информации от центра или вершины, вниз по иерархическим ступеням системы, уподобляясь протеканию воды по горным порогам, за что и получил свое название – каскадный. Второй путь основан на закономерностях протекания жидкостей через пористые среды и получил название перколяция (от английского percolation - просачивание). И каскадная диффузия, и перколяция как процессы, распространены в природе повсеместно и действуют постоянно. Наблюдательность человека, умение анализировать, абстрагировать и моделировать ситуации и естественные процессы, благодаря функционалам разума, неизбежно привели к попыткам, а затем и необходимости применения естественных аналогов в искусственно создаваемых моделях. Уловив закономерности этих процессов и описав их сначала вербально, а затем и математически, человек задался целью имитации естественных условий, в которых возможно проявление этих закономерностей. Для каскадной диффузии – это создание системы иерархически взаимозависимых каскадов (уровней), а для перколяции – пористой, ячеистой среды пространства. В качестве каскадов выбрана иерархия государств, построенная по принципу потенциально возможной самообеспеченности товарами группы “А” (производство средств производства) и товарами группы “В” (производство товаров потребления). Иерархию, свыше 230 стран мира, венчает большая шестерка стран – США, Великобритания, Франция, Германия, Италия и Япония – наиболее высоко экономически развитых стран. При этом США играют доминирующую роль. Альянс характеризуется тем, что может производить практически всю номенклатуру товаров обеих групп, являясь основным экспортером, как этих товаров, так и инвестиций. Следующим уровнем являются экономически высокоразвитые страны – Швейцария, Австрия, Бельгия, Нидерланды, Швеция, Дания, Норвегия, Финляндия, Канада, Австралия, Новая Зеландия, ЮАР, Израиль, Люксембург, Исландия. “Автономность” обеспечена на 80%, причем, имеют возможность инвестировать другие страны на 20% (от суммы мировых инвестиций). Страны с устойчивым средним уровнем развития – Испания, Португалия, Греция, Ирландия, Чехия, Венгрия, Словения, Польша, Южная Корея, Китай, Индия, Словакия и, возможно другие, образуют третий уровень. Самообеспечение может достигать до 45-50%, а возможность одалживать финансовый капитал – порядка 10%. Бразилия, Чили, Мексика, Уругвай, Перу, Аргентина, Россия, Украина, Турция, Иран, Египет, Югославия и др. (перечень открытый) – образуя четвертый уровень, характеризуются крупными масштабами производства и неустойчивостью переходного периода. Запасы “прочности” небольшие – самообеспеченность товарами группы “А” - не более 20%, а товарами группы “В” - порядка 25-30%. “Взнос” в мировой инвестиционный фонд крайне скромен – 2-3%. В совокупности промышленный потенциал этих стран дает возможность отнести их к странам с уровнем развития ниже среднего. К пятому уровню – экономически слаборазвитые и развивающиеся страны, относится около 180 государств мира с практически отсутствующим собственным производством товаров группы “А”, а товаров группы “В” не более 20%. Имеется сборочное и ремонтное производство, функционирующее как филиалы крупных иностранных корпораций. Перевернутым изображением этой пирамиды является обратное построение ее уровней по запасам природных ресурсов. Обратная зависимость (не обязательно пропорциональная) между промышленным, экономическим потенциалом и запасами природных ресурсов, складывалась исторически, а сейчас заботливо поддерживается и консервируется на будущее. Сохранение сложившегося порядка осуществляется с помощью и на основе законов распространения информации. Имеющиеся имитационные модели диффузии информации позволяют целенаправленно управлять потоком информации в среднем поле информации, т.е. в территориально ограниченном пространстве, в границах которого весьма высокая вероятность контакта между источником и адаптером информации. Вероятность целенаправленности контакта описывается функцией расстояния от очага информации до адаптера. Понижающими (повышающими) эффективность абсорбции информации являются некоторые факторы, среди которых довлеющим является число адаптеров, принявших информацию. Это связано с разной степенью восприимчивости адаптеров к передаваемой информации. По восприимчивости адаптеры можно подразделить на:

        Наложение этой шкалы граничных эффектов диффузии информации на иерархическую пирамиду организационной системы государств мира создает модель, имитирующую процесс протекания воды по системе каскадов. Модель действует следующим образом. Например, США как дистанциированный по вертикали член “шестерки”, генерирует идею об использовании некоего вида природного сырья, которым обладают страны всех уровней. После детализации этой идеи с остальными членами “шестерки” и координации усилий идея воплощается по следующему сценарию. Искусственно поднимается цена на это сырье (возможно во всех странах первого уровня) и спрос возрастает. Страны 5 уровня, обладатели этого сырья, видят в возросшем спросе возможность вырваться из нищеты, интенсифицировав работы по разработке и добыче ресурса (сырья), а затем и его продаже. Но для этого нужны деньги, которых у них нет. Заманчивая идея сподвигает их обратиться за финансовой поддержкой к различным фондам, банкам, а также непосредственно, к богатым государствам. Все они, т.е. фонды, банки напрямую зависимы от стран 1 уровня, поскольку именно они являются их главными спонсорами. Долгожданные и такие спасительные инвестиции наконец-то поступают в государство или несколько государств. Начинается интенсивная поставка сырья на мировой рынок. В виду возросшего предложения спрос уменьшается и цена сырья резко падает. Но миллиарды долларов инвестиций уже израсходованы или почти израсходованы. Поставленные технологии добычи и первичной переработки сырья (кстати, не самые эффективные и высококачественные), морально и физически устарели и требуют замены, или хотя бы, капитального ремонта. Возвращать кредиты и прямые инвестиции приходиться с процентами, но не долларами, а сырьем, но уже по цене, практически не компенсирующей издержки государства – собственника сырья. Возврат полученных сумм рассчитан на десятилетия. Таков конечный итог сценария. Благодаря имитационной модели диффузии информации (искусственно завышенная цена на сырье), можно проследить ее прохождение по каскадам. Второй уровень стран остался индифферентен к данной информации и своими действиями (бездействием), способствовал продвижению информации к странам третьего уровня. В определенной степени эта информации может их заинтересовать и, не прибегая к большим объемам инвестиций, а, используя собственный капитал, могут выбросить на рынок определенную долю сырья, особенно в момент роста ее цены. “Подогрев”, таким образом, ситуацию, при обнаружении малейших тенденций увеличения предложения сырья, они уходят с рыка. “Подыграв в пас” они отражают информацию к четвертому уровню. Государства этого уровня “клюют на мякину” по-разному. Одни пробуют только “на зуб” - долгов и проблем внутри страны и так хватает, другие заглатывают полностью и надолго, обрекая свой экономический потенциал, и без того слабоватый, на дополнительную нагрузку в течении последующих десятилетий. Но наиболее азартными и бесшабашными адаптерами информации оказываются государства пятого уровня – им кажется, что в конце темного тоннеля забрезжил долгожданный свет. Но не тут-то было. Ранее так высокотировавшиеся ГКО и другие ценные бумаги резко упали в цене и стали оцениваться по номиналу их выпуска (следующий импульс информации – искусственное понижение банковской ставки процента, посланный той же “шестеркой”). Отложенные капиталы, если такое произошло, тратятся на погашение всяких долгов (Парижский и Лондонский клубы и т.д.), на поддержание разваливающегося производства, в том числе и того, которое поставлено для добычи и переработки сырья, так упавшего в цене. Некоторая часть капитала просто проедается. Таким образом, часть государств четвертого уровня и все государства пятого уровня – обладатели данного вида сырья и принявших данную информацию, оказывается надолго привязанными к своим кредиторам. Другие страны этих уровней привязываются иной информацией, но по такой же партитуре с вариациями. Для того, чтобы упредить ситуацию от непредсказуемого поведения зависимых государств и контролировать искусственную их организацию, необходимо дополнительно закрепить сложившийся порядок. Если в первом случае применялась финансово-экономическая информация (цена, ставки банковского процента, инсайдерные операции, условия кредитования и инвестирования и т.д.), то во втором случае используется преимущественно информация масс-медиа (стандарты потребления, нормы поведения, морали и нравственности, образ жизни и т.д.). Закрепление образцов, нетипичных для менталитета этносов и наций, образующих государство, происходит с помощью перколяции информации. Собственно, перколяция имеет место в естественной природе при фильтрации жидкости сквозь слои породы, воды в верхних слоях земли (почвы) и т.д. Математическое описание естественного процесса перколяции сводится к установлению порогового значения вероятности протекания жидкости в ячейку – пору и определения степени пористости среды. При моделировании процесса исходят из двух возможных вариантов перколяции. Идеальный вариант состоит в допущении, что поры среды заполнены вакуумом. Реальный вариант строится на том, что протекающая жидкость должна вытеснить какую-либо текучую среду, уже находящуюся в пористом пространстве. Просачивающаяся жидкость, занимая место предыдущей, образует перколяционный кластер – структуру ассоциированных частиц, объединяемых жидкостью. Имеющиеся модельные механизмы формирования перколяционных кластеров построены либо на использовании затравочного зерна, к которому прилипают или стремятся частицы, совершающие броуновское движение, либо на агрегировании случайных частиц, продолжающих диффундировать и образующих кластеры больших размеров. В результате система превращается в один гигантский кластер, гелеобразного или связнодисперсного состояния. Применительно к социально-экономическим системам имитация перколяции сводится к следующим основополагающим моментам: масс-медиа должна выполнять роль жидкости, вытесняющей из сознания индивидов (пор, ячеек), населяющих государство (пористую поверхность), сложившиеся ментальные представления о жизни (субстанцию, уже содержащуюся в пространстве). Устоявшийся образ жизни, воспитанные представления о нравственных ценностях, отношение к окружающим людям, родным, близким – все то, что называется Родиной, патриотизмом, национальным самосознанием расшатывается и вымывается надуманными образами, идеалами, стандартами. Пропагандируется вседозволенность, простота достижения успеха в любой сфере деятельности (только переступи через сомнения и переживания), легкость в искуплении грехов, а также поликонфессиональность. Все делается для того, чтобы оторвать от здоровой, осознающей себя части общества, как можно больше сограждан, образуя из каждой страты социальный кластер – средняя плотность частиц падает по мере удаления от образующего центра. Примеров перколяционного действия масс-медиа предостаточно: это и всякие “новые”, и нетрадиционные религиозные объединения и возросшая криминологизация общества и дремучий нигилизм молодежи в отношении истории своей Родины и отсутствие ответственности у большей части ее, за будущее. Демонстрационный ряд можно продолжать еще долго. Суть состоит в том, что с помощью деструктивных потоков информации (I) каскадной диффузии и перколяции, целенаправленно ориентируемой в пространстве, некоторым странам удается получать обратные потоки вещества (М), в виде природных ресурсов, и энергии (Е), в виде действий рабочей силы и интеллекта. Здесь уместно применить метафору о государстве как яйце, в котором скорлупа – это нечто вроде территориальной границы, символизирующей суверенитет и государственную целостность – национальную безопасность, а содержимое – белок, желток и зародыш – это собственность или символ экономической безопасности, т.е. будущего и нынешнего процветания нации. С помощью длинной и необычайно тонкой иглы, способной проникнуть через пору скорлупы, выкачивается содержимое (МЕ), а взамен для сохранения веса и параметров яйца закачивается нейтральный раствор. Цель достигнута – территориальной целостности (национальной безопасности) не нанесено никакого урона, а свою (т.е. ничью) собственность государство уступило добровольно. В этом состоит предварительный вывод о сущности феномена “экономическая безопасность”, его природе, закономерностях развития и становления и, в конце концов, – в соотношении его с национальной безопасностью. Удостовериться в научности предварительных исследований возможно только применением критериев достоверности научных исследований, таких как конвергентная валидность и репликация, исходным условием, предпосылкой которых, является самоподобие и иерархичность объектов, процессов или явлений. И самоподобие, и иерархичность представляют непременный и характерный атрибут природных фрактальных структур, впервые подмеченных и математически описанных Б. Мандельбротом. Он же дал и первое определение фрактала, как дробно изломанного, нерегулярного множества или математически – множества, хаусдорфова размерность которого, строго больше топологической размерности. Самоподобие, определенное Дж. Хатчинсоном, сводится к множеству, состоящему из нескольких компонентов, подобных F (т.е. компонент получаемых поворотом, сжатием и возможно отражением F). Доказанная им теорема сводится к следующему: Если S1... SN – набор сжимающих отображений евклидово n- мерного пространства на себя, то найдется единственное замкнутое множество F, такое что F=S1 (F)U...USN (F). Более того, множество F-компакт. В сущности, такое свойство фракталов достигается за счет неразрывности двух противоположностей: бесконечность и однообразность, дискретность и непрерывность. В этом, в определенной степени, определяется устойчивость фрактальных структур в пространстве и во времени. Гипотеза А. фон Халлера о преформации (предварительного формирования), построенная на самоподобии гомункулюсов, которые по библейским описаниям существовали еще в яичниках Евы и явились прототипами человечества, послужила основой теории самоподобия фрактальных структур. Самоподобие, как свойство частей быть подобным всей структуре в целом, предполагает, что копирование и масштабирование некоего изначального образца, комплементарно вписывающегося в процесс самоорганизации системы, позволяет природе создавать сложную многомасштабную структуру. В социально-экономических системах, в частности, в планетарном Государстве, представленном в виде пирамидальной системы соподчиненных государств, самоподобие представлено со всей убедительностью. Каждое государство на любом из уровней имеет обязательные черты сходства с общей моделью Государства, в то же время обладает некоторыми индивидуальными различиями, как внутри уровня, так и между уровнями. Причем, при межуровневых сравнениях эти различия проявляются более четко и рельефно. По всей видимости, в данном случае можно вести речь о самоподобии в больших территориально-пространственных масштабах. Другим важнейшим классифицирующим признаком объектов на фракталы и не фракталы является иерархичность, т.е. способность объекта, процесса или явления повторяться в разных масштабах времени и пространства. Объяснение причины всеобщности принципа иерархической организации сложных систем в природе, лежит в основе механизма самоорганизации вселенских структур. Метод комплементарного отбора из множества воспроизводящихся элементов, находящихся в бассейне свободной энергии (Э-), позволяет отбирать экземпляры, которые не вполне тождественные оригиналу, а отличающиеся от него наличием небольших случайных вариаций. Исходя из положительной разности потенциалов энергии, затрачиваемой на создание устойчивого образования и энтропии, система формирует первую ступень иерархии. Закрепление наиболее ценных и эффективных связей, с точки зрения градиента целенаправленных действий саморазвития системы, способствует оптимизации структуры, в том числе и в количественном отношении. Появляются и закрепляются следующие ступени иерархии. Интуитивно можно предположить, что система организации государств в изложении автора представляет собой иерархию мирового порядка. По описанным свойствам (самоподобие и иерархичность) автор склонен рассматривать социально-экономические системы (государства) как фракталы. Более того, сама пирамида, как объект, тоже имеет фрактальную природу. В связи с этим возникают затруднения классификации этих фракталов: насколько они естественны и искусственны. Предположительно, в форме первоначального определения, можно утверждать, что данные структурные образования являясь фрактальными, обладают одновременно естественной и искусственной природой. Их естественная природа проявляется в генеральном направлении, совпадающего с градиентом саморазвития Геосистемы и задана бифуркацией в какой-то точке времени вселенского процесса саморазвития и самоупорядочения. В пользу искусственной природы этих образований или так называемых регулярных фракталов, говорит тот факт, что их развитие имеет отклонения от градиента целенаправленных действий Геосистемы, выражаемое углом a. Причем, имеется много доказательств, что значение угла имеет тенденцию роста. Более того, есть прямые подтверждения, что это связано с состоянием умственного функционала человека, в наибольшей степени ответственного за направление развития социально-экономических систем. По всей видимости, умственный функционал человека еще находится на ранней стадии своего развития, поскольку человек сознательно или бессознательно игнорирует законы саморазвития Геосистемы. Таким образом, если предположение о том, что пространственно-территориальные структурные образования типа государства и Государство есть фрактал, несущий в себе неразрывность и дискретность естественного и искусственного множества, верно, то необходимо выяснить природу тех отношений, которые возникают и существуют между этими объектами. По-другому говоря, речь идет о выяснении сущности диффузии и перколяции информации, с точки зрения фрактальных объектов, процессов и явлений природы. В физике существует понятие “фазовые переходы”, под которым понимается изменение состояния вещества под воздействием различных флуктуаций. Работы К.Г. Вильсона в физике (теория перенормировки) и Б.Б. Мандельброта в математике (фрактальная геометрия), позволяют приоткрыть механизм связи между физикой переходов и математикой фрактальных множеств. Исследования Л.П. Каданова, проведенные им с магнитом при использовании различных масштабов, позволили установить тесную связь между масштабными преобразованиями и изменениями температуры. Суть этой связи состоит в том, что один и тот же магнит при заданной температуре, но рассматриваемый в различных масштабах выглядит так, как будто его температуры различны. При абсолютном нуле и бесконечно большой температуре в нанометровом и микрометровом масштабах все атомы магнита флуктуируют абсолютно независимо друг от друга. При температуре ниже нуля наблюдаются отклонения атомных магнитов от идеальной линии, причем, в микрометрическом масштабе они не так заметны как в нанометровом. При высоких температурах переход порядка в беспорядок тот же, что и при низких. То есть, огрубление шкалы от нанометров до микрометров приводит к эффективности тепловых флуктуаций. Такое масштабное преобразование Каданов назвал перенормировкой температуры, а соотношение температуры и масштаба - преобразованием перенормировки. В соответствии с результатами исследований Каданов сделал вывод о том, что преобразование имеет два аттрактора: температуры Т=О и Т= - низкие температуры находятся в области притяжения аттрактора Т=О, а высокие – в области притяжения аттрактора Т= . В качестве границы между областями притяжения находится точка Кюри. Именно в этой точке температуры магнит выглядит одинаково при любых масштабах. Когда магнит находится в пределах граничной температуры, порядок построения его атомов выглядит одинаково при любых масштабах, а его температура не изменяется при перенормировке потому, что ему трудно определиться с выбором аттрактора, поскольку происходит уравновешение энергетических потенциалов этих состояний. Такая ситуация сбалансированной уравновешенности, возникающая в точке Кюри, получила название репеллер процесса перенормировки. Если температура магнита начинает отклоняться от этой точки, то это ведет или к идеальному порядку (Т=О) или к полному беспорядку (Т=). Это свидетельствует о том, что в магните существуют когерентные флуктуации любых масштабов, образующие дискретную непрерывность – малые флуктуации включены в большие и т.д. Результаты исследований доказывают (на физическом уровне), что подобные флуктуации при критической температуре имеют самоподобие и все основания считаться фракталами. Столь краткий и сжатый экскурс в область физических процессов межфазовых переходов необходим для попытки его интерпретации в сфере социально-экономических отношений на межгосударственном уровне. То есть, идея состоит в том, чтобы попытаться в первом приближении рассмотреть возможность целенаправленного использования диффузии и перколяции информации для провоцирования фрактальных флуктуаций, как между уровнями “пирамиды порядка”, так и селективно внутри их. При этом, информации и процессу ее распространения в пространстве и во времени, отводится роль температуры, а уровням – роль пространственно-временных масштабов когерентности. Логика рассуждений сводится к следующей гипотезе. Если из некоего источника генерировать дискретно-непрерывную информацию в адсорбирующую ее информационную среду, представляющую собой фрактальную структуру (самоподобие + иерархия), то с определенной степенью вероятности можно утверждать, что одна и та же информация вызовет различные социально-экономические (в первую очередь) флуктуации на разных уровнях этой структуры. Поскольку такая информация целенаправленна по содержанию и селективна по адресности, то, моделируя ее процесс, можно добиться такого состояния адсорбента, при котором полностью или частично будет парализована его резистентность. Сопротивляемость фрактальной структуры означает такое ее состояние устойчивости, при котором внутренние защитные функции уравновешивают воздействие внешних сил. Разрушение или снижение сопротивляемости внутреннего энергетического потенциала фрактала направлено на получение доступа (санкционированного или нет – не важно!) к жизненно важным ресурсам структуры. Поскольку устойчивость различных масштабов фрактальных структур будет неодинакова к воздействию одной и той же информации, а именно: чем сильнее внутренний энергетический потенциал (т.е. чем выше уровень в “пирамиде порядка”), тем ниже степень энтропии (беспорядка) и наоборот, то вполне приемлемо говорить о перенормировке информации. Обладая отражающими индифферентными свойствами, часть фрактальных структур более высокого порядка будут переадресовывать информацию другим абсорбирующим фракталам, усиливая или уменьшая эффект и эффективность его воздействия. Налицо преобразование перенормировки информации. По всей видимости, преобразования могут иметь большой диапазон – от абсолютного безразличия до полного разрушения защитных функций фрактальной структуры. Если признать тот факт, что разрушение действий этих функций производится именно с целью доступа к жизненно важным ресурсам структуры, которыми являются в первую очередь природные ресурсы, то тогда им отводится роль репеллера процесса перенормировки информации. На языке динамических систем это означает, что повторяемость одной и той же информации может привести состояние фрактальной структуры либо к порядку, либо к беспорядку. В том случае, когда информация по своему содержанию имеет характер отношений собственности на природный ресурс, используемого фракталом для поддержания своего внутреннего энергетического потенциала, то ее повторения могут вызвать деструктивные последствия, вплоть до необратимых. Если же ресурсный потенциал фрактала не будет являться объектом итерационного информационного воздействия (например, ресурс принадлежит всем и никому конкретно), то эффективность такой информации равна нулю и неизбежно встанет вопрос целесообразности ее генерирования вообще. Что касается структурного содержания самой информации, то она тоже содержит признаки фракталов – самоподобие и иерархию. В связи с ограниченным объемом статьи не представляется возможным привести доказательства этого. Поэтому, сошлемся только на появившиеся в последнее время теории фрактального строения физического вакуума. Приходится лишь констатировать, что кластеры перколяционной информации, вытесняя менее устойчивые кластеры из внутреннего пространства фрактала, приобретают форму подобия в физическом смысле. Последствиями адсорбции информационного фрактала являются флуктуации внутри фрактальной структуры, подвергшейся воздействию. Флуктуации, возникшие в одной области фрактала, путем резонанса и инерции неизбежно вызовут автоколебания в других областях. По истечении определенного временного лага весь внутренний энергетический потенциал фрактала будет сконцентрирован на погашении деструктивных флуктуаций и отторжении агрессивных информационных кластеров. В случае, если “запас прочности” фрактальной структуры недостаточен, то она становится добычей другой аналогичной структуры, имеющей более мощный энергетический потенциал, позволяющий ей генерировать информационный импульс – фрактал. Таким образом, информация переходит в разряд опасности, а внутренние флуктуации приобретают черты угрозы. По другому говоря, поскольку существует информация и способы ее передачи, то в равной степени для всех существует потенциальная опасность быть подвергнутым ее воздействию. Конструирование, выдача импульса информации, зондирование поверхности адсорбирующей среды по принципу комплементарности и итерационное его усиление, в случае появления первых признаков перколяционных кластеров-фракталов во внутренней среде фрактального объекта, соответствует стадиям процесса проявления и исполнения угрозы. Взаимодействие импульса-фрактала информации с фракталом-реципиентом происходит в местах или точках уязвимости, т.е. точках, наиболее слабозащищенных. Сильнозащищенные места парируют попытку проникновения, а промежуточные места по защищенности ведут себя “усредненно”. Следовательно, поверхность фрактала-реципиента можно представить в виде неоднородности, которая поддается формированию. В теории регулярных фракталов известно минимум три способа формирования неоднородности: проекция обобщенной триады Кох, губка Менгера и обобщенная губка Менгера. Суть первого способа состоит в том, что фрактальная кривая переносится параллельно себе на всю свою длину или ее часть. Чем больше число итераций проекций, тем больше площадь “гофрированной” поверхности, представляющей собой модель неоднородной поверхности. Второй и третий способы дают возможность образовывать “горные хребты и впадины” на первоначальной плоской поверхности, за счет удаления семи кубиков на каждой итерации. В результате создается пористая поверхность с дробно изломанной линией, площадь которой, как и в первом случае, поддается математическому исчислению, поскольку обладает фрактальной размерностью. Во всех этих случаях моделирования поверхность фрактала представляет собой некую гофрированную поверхность, сканировано являющуюся амплитудой колебания соотнесенных и когерентных точек. В нашем представлении амплитудная кривая имеет циклическую характеристику, то есть, циклы, автоколебания – это амплитуда “выступов” и “впадин” в дробно изломанной линии фрактальной поверхности. Например, в известном множестве Мандельброта или триадной кривой Кох таковыми, по нашему представлению, будут являться пространственно-временные дистанции, имеющие одну размерность в составе несколько большей размерности и т.д. Отсюда, следует предварительный вывод: цикличность в развитии социально-экономических систем представляет собой движение по гофрированной поверхности фрактальной структуры-государства. “Ребристость” поверхности – это ни что иное, как система показателей различного характера: экономических, политических, социальных, военных, психологических, культурологических, географических, технических и т.д. Вся эта совокупность показателей и каждый в отдельности, в сущности, ничего не значит. Значимость их материализуется только в сравнении с аналогами, имеющими место в другом пространственно-территориальном выделе. Например, запасы нефти или выход ВНП на душу населения в стране “А”, само по себе мало о чем говорит, но сравнение этих показателей с аналогом в других странах дает совершено иную значимость информации. Поскольку разные показатели имеют различные сравнительные когнитивные характеристики (сильные, слабые, средние), то этим самым у фрактала подчеркивается наличие уязвимых (слабозащищенных) и неуязвимых (сильнозащищенных) мест или точек. Взаимодействие такого фрактала с окружающей средой происходит на основе обоюдного считывания информации по принципу репликации ДНК. Слабая и полная незащищенность фрактала, представленная, например, циклами Жугляра или Кондратьева, представляет собой наиболее вероятные “инфекционные” каналы для информации более сильного и агрессивного фрактала. Собственно говоря, первейший признак угрозы защищенности фрактала проявляется с момента привнесения “инфекции”, а опасность ее привнесения, как объективная реальность, существует с момента появления сравнительных когниций. Чем большую амплитуду имеют “качели” циклов, тем выше степень проявления и исполнения угрозы. Идеальным случаем следовало бы считать объект с “гладкой” поверхностью. Но будет ли он являться тогда фракталом?

Литература

  1. Василькова В.В. Порядок и хаос в развитии социальных систем (Синергетика и теория социальной организации). – СПб.: Изд. “Лань”, 1999.- 480с.
  2. Поздняков А.В. Сингулярные тенденции в развитии цивилизации, монополярный мир и государства // Самоорганизация и организация власти. – Томск: Спектр, 2000,-210с.
  3. Сандрачук М.В. От парцеллярной1 борьбы к защите экономической безопасности государства: экономико-синергетический анализ кримгенеза2. // Научные труды Академии налоговой полиции. Выпуск 1/ колл. авторов. Алматы: Жеты Жаргы, 2000. 240с

Оглавление