Оглавление

О ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ЦИКЛАХ И ФРАКТАЛАХ
С.А. Нефедов
Институт истории и археологии УрО РАН, Екатеринбург

        Характерной чертой современной ситуации в отечественной историографии являются поиски новых подходов к раскрытию закономерностей исторического процесса. Происходит переоценка и новое осмысление теорий, разработанных зарубежными научными школами. В этой связи большой интерес проявляется к работам французской школы “Анналов”, в частности, к используемой представителями этой школы концепции демографических циклов. Речь идет о циклических колебаниях численности населения, о циклах, которые Фернан Бродель называет “вековыми трендами”, Рондо Камерон – “логистическими циклами”, Джек Голдстон - “экологическими циклами”. “Демографические приливы и отливы есть символ жизни минувших времен, - писал Фернан Бродель, - это следующие друг за другом спады и подъемы, причем первые сводят почти на нет - но не до конца! - вторые. В сравнении с этими фундаментальными реальностями все (или почти все) может показаться второстепенным...” [1].

рис. 1

         Начало теории демографических циклов было положено американским биологом и демографом Раймондом Пирлом [2], доказавшим, что изменение численности популяций животных (и, возможно, людей) описывается так называемым логистическим уравнением. Решением этого дифференциального уравнения является логистическая кривая (рис. 1). Поведение логистической кривой показывает, что поначалу, в условиях изобилия ресурсов и высокого потребления, численность популяции быстро возрастает. Однако ввиду ограниченности ресурсов рост популяции сопровождается падением душевого потребления (вторая кривая на рис. 1). Поэтому рост замедляется и население стабилизируется вблизи асимптоты, соответствующей максимально возможной численности при полном использовании природных ресурсов. Достижение популяцией максимально возможной численности означает существование на уровне минимального потребления, на грани выживания, когда естественный прирост полностью элиминируется голодной смертностью. Это состояние “голодного гомеостазиса” в действительности оказывается неустойчивым, колебания природных факторов приводят к “демографической катастрофе”, катастрофическому голоду или эпидемии. Катастрофа приводит к резкому уменьшению численности населения, после чего начинается период восстановления в новом демографическом цикле. Таким образом с точки зрения демографии исторический процесс представляет собой последовательность демографических циклов. Поскольку циклы не вполне точно копируют друг друга, то очевидно, что мы имеем дело с фракталами. Зеркальным отражением демографических циклов являются циклические изменения душевого потребления, то есть циклы реальной заработной платы (рис.2).


рис. 2

        Теория логистических циклов была математическим выражением известных идей Томаса Мальтуса. Идеи Мальтуса с давних пор (не без воздействия церкви) воспринимались как нечто одиозное, поэтому циклическая теория долгое время оставалась невостребованной историками. Правда, эта теория сразу же завоевала прочные позиции в экологии, она получила название теории популяционных циклов и стала непременным компонентом учебников [3]. Что касается историков, то лишь немногие осмеливались выступить в поддержку Пирла и Мальтуса. В 1933 году работавший в Харбине русский востоковед Е. Е. Яшнов писал о демографических циклах в Китае, но с точки зрения фактического материала его работа не была достаточно обоснованной, и она не была замечена специалистами [4]. В начале 30-х годов Франсуа Симианом и Эрнестом Лабруссом были обнаружены циклические колебания цен и реальной заработной платы в Европе в XVI-XVIII веках [5]. Однако ни Симиан, ни Лабрусс поначалу не понимали природы обнаруженных колебаний, не понимали, что циклы, которые описывают кривые душевого потребления отражают последовательность демографических циклов. Понимание пришло нескоро, для решения проблемы понадобилось труды многих исследователей из разных стран. В 1934 году немецкий историк Вильгельм Абель, проанализировав данные об экономической конъюнктуре в Германии в XII-XIV веках, показал, что рост численности населения в этот период привел к нехватке пахотных земель и росту цен на зерно. Эпидемия чумы, разразившаяся в cередине XIV века, обусловила резкое уменьшение численности населения, образовался избыток пахотных земель, цены упали, а заработная плата возросла. Чтобы доказать связь между изменением численности населения и динамикой реальной заработной платы, Абель ссылался на классическую экономическую теорию, разработанную Д. Рикардо [6]. Таким образом, было показано, что колебания цен и заработной платы имеют демографическую подоплеку.
        Следующий шаг был сделан английским исследователем Майклом Постаном [7]. М. Постан прямо ссылался на Мальтуса; он показал, что катастрофа середины XIV века не была случайностью, что уже в начале этого столетия сельское хозяйство не могло прокормить растущее население, и голод 1310-х годов был первым симптомом наступившего перенаселения. М. Постану и Д. Титову удалось доказать, что после 1300 года наметился рост смертности и замедление демографического роста, которое объяснялось падением уровня жизни [8]. Именно падение уровня жизни и постоянные голодовки обусловили катастрофические последствия эпидемии чумы. Для современников связь между недоеданием и чумой была чем-то очевидным. Таким образом, “Черная смерть” означала демографическую катастрофу, знаменующую окончание демографического цикла, начавшегося в период “великой распашки” в XII веке.
        После работ Абеля и Постана теория демографических циклов получила широкое признание, ее изложение можно найти в трудах крупнейших ученых, таких, как Ф. Бродель, Р. Камерон, Э. Леруа Ладюри, К. Киппола [9]. Эта теория представлена в известных энциклопедических изданиях, таких как “Кембриджская экономическая история Европы”, “Новая кембриджская история средних веков”, “Экономическая и социальная история Франции” [10]. Эрнест Лабрусс в своих исследованиях показал, что падение потребления в конце демографического цикла порождает общий экосоциальный кризис, что кризис конца XVIII века привел к Великой французской революции. Позднее в рамках новой науки, “исторической социологии”, появилась “теория революции”, и Джек Голдстон детально показал роль перенаселения в революциях XVII-XIX веков [11].
        Специалисты выделяют в истории Европы восемь демографических циклов: цикл римской республики, цикл эпохи принципата, цикл христианской империи, прерванный нашествиями варваров; цикл времен Каролингов, цикл эпохи средневековья, завершившийся Великой Чумой; первый цикл нового времени, завершившийся английской революцией, Фрондой и Тридцатилетней войной; второй цикл нового времени, завершившийся Великой французской революцией и наполеоновскими войнами. Затем началась промышленная революция, и жизнь людей резко изменилась, пароходы стали доставлять в Европу зерно из Америки и России, продовольственные ресурсы Европы резко возросли и ограничения, препятствовавшие демографическому росту перестали действовать. Таким образом, промышленный переворот прервал последовательность демографических циклов - возможно, на какое-то время, но может быть, навсегда.
         До настоящего времени изучение демографических циклов ограничивается, в основном, Европой, вопрос о демографических циклах в странах Востока, в России, в Америке до недавнего времени оставался малоисследованным. Фернан Бродель высказывал предположение, что история Востока протекала в том же ритме демографических циклов, что и история Запада, но Рондо Камерон справедливо указывал на отсутствие доказательств [12]. Это обстоятельство связано с тем, что, в распоряжении историка, как правило, нет прямых данных о численности населения, и в отсутствие таких данных не существовало достаточно четкой методики выделения демографического цикла.
        С целью создания такой методики, то есть определения характерных черт демографического цикла, автором была предпринята попытка конструирования математической модели, имитирующей экономические процессы, протекающие в ходе цикла. Модель учитывает зависимость пахотных площадей от численности населения, зависимости между пахотными площадями, урожаем, запасами и душевым потреблением крестьян, зависимость между потреблением и численностью населения, зависимость процессов купли-продажи земель от душевого потребления, динамику перехода крестьян в арендаторы и ремесленников, динамику потребления этих слоев населения, динамику роста крупной собственности, динамику крестьянской задолженности и т. д. В целом, математическая модель представляет собой разностный аналог системы четырех интегро-дифференциальных уравнений. Верификация модели проводилась на материалах, относящихся к истории Китая I-II веков – для этого периода в источниках имеются сведения о численности населения и посевных площадях, что позволяет сравнить расчетные данные с реальностью. Эксперименты с моделью показали, что в стратифицированном обществе логистические циклы имеют более сложную природу, чем в биологической среде. Помимо цикличности, обусловленной неустойчивостью состояния гомеостазиса, имеются механизмы, связанные с нарастанием социальной дифференциации по мере падения душевого потребления. Неустойчивость мелкой собственности приводит к разорению крестьян и мобилизации ресурсов в руках крупных собственников, что само по себе ведет к демографической катастрофе [13].
        В сопоставлении с данными исторических источников модельные эксперименты позволили выявить характерные признаки демографического цикла. Каждый демографический цикл начинается с периода внутренней колонизации (или периода восстановления), для которого характерны наличие свободных земель, рост населения, рост посевных площадей, строительство новых (или восстановление разрушенных ранее) поселений, низкие цены на хлеб, дороговизна рабочей силы, относительно высокий уровень потребления, ограниченное развитие городов и ремесел, незначительное развитие аренды и ростовщичества. После исчерпания ресурсов свободных земель наступает период Сжатия, для этой фазы характерны высокие цены на землю, крестьянское малоземелье, разорение крестьян-собственников, распространение ростовщичества и аренды, рост крупного землевладения, низкий уровень потребления основной массы населения, падение уровня реальной заработной платы, дешевизна рабочей силы, высокие цены на хлеб, частые сообщения о голоде и стихийных бедствиях, приостановка роста населения, уход разоренных крестьян в города, рост городов, развитие ремесел и торговли, большое количество безработных и нищих, голодные бунты и восстания, активизация народных движений под лозунгами передела собственности и социальной справедливости, попытки проведения социальных реформ с целью облегчения положения народа, ирригационные работы, направленные на увеличение продуктивности земель, поощрительная политика в области колонизации и эмиграции, внешние войны с целью приобретения новых земель и понижения демографического давления.
        В конечном счете, усугубляющаяся диспропорция между численностью населения и наличными продовольственными ресурсами приводит к экосоциальному кризису; для этого периода характерны голод, эпидемии, восстания и гражданские войны, внешние войны, гибель больших масс населения, принимающая характер демографической катастрофы, разрушение или запустение многих городов, упадок ремесла и торговли, высокие цены на хлеб, низкие цены на землю, гибель значительного числа крупных собственников и перераспределение собственности, социальные реформы, в некоторых случаях принимающие масштабы революции.


рис. 3

         Перечисленные выше признаки каждой стадии цикла позволяют во многих случаях выделять демографический циклы даже при отсутствии данных о численности населения. Использование этого метода позволило выделить свыше 50 демографических циклов в истории стран Востока. В некоторых случаях циклы разделяются интерциклами - периодами, когда внутренние войны и внешние вторжения препятствуют экономической стабилизации и восстановлению численности населения. Необходимо учитывать, что выделение каждого цикла потребовало значительной работы по анализу социально-экономической истории конкретной страны, и мы не приводим детальных обоснований, которые имеются в статьях, посвященных этой теме [14]. (Значительная часть материалов имеется на сайте http://hist1.narod.ru). В отдельных случаях удалось построить кривые потребления, которые являются “зеркальным отражением” цикла; в других случаях вывод делался по совокупности описанных выше признаков. Наконец, существуют случаи, когда имеющаяся информация оказалась недостаточной для конкретных выводов. Таким образом, здесь приводится лишь сводка сведений, призванных подтвердить тезис Фернана Броделя, о том, что история человечества состоит из демографических (популяционных) циклов - так же как история любой биологической популяции.

Циклы в истории Месопотамии:

  1. Первый шумерский цикл (до середины XXIII века до н. э.). Первичный цикл, начавшийся с процесса первоначальной колонизации и поэтому продолжавшийся значительно дольше обычного.
  2. Второй шумерский цикл (сер. XXIII – сер. XXII в. до н. э.).
  3. Третий шумерский цикл ( сер. XXII – кон. XXI в. до н. э).
  4. Первый старовавилонский цикл (нач. XIX – 1740-е годы до н. э.). Циклу предшествует примерно столетний интерцикл (XX в. до н.э.).
  5. Второй старовавилонский цикл (1740-е – 1590-е годы до н. э.).
  6. Средневавилонский цикл (кон. XV – 1150-е годы до н. э.). Циклу предшествует примерно двухвековой интерцикл (XVI - XV вв. до н. э.).
  7. Средневавилонский цикл в Ассирии (нач. XIV- сер. XI в. до н. э.). Продолжительность цикла объясняется выведением колоний на завоеванные земли.
  8. Первый ассирийский цикл (нач. IX - сер.VIII вв. до н.э.). Циклу предшествует примерно полуторавековой интерцикл (сер. XII – нач. IX вв. до н.э.).
  9. Второй ассирийский цикл (сер.VIII – кон. VII вв. до н.э.).
  10. Первый нововавилонский цикл (сер. IX в. – 680-е годы до н. э.). Циклу предшествует трехвековой интерцикл (сер. XI - сер. IX вв. до н. э.).
  11. Второй нововавилонский цикл (610-е – 480-е года до н.э.). Циклу предшествует 70-летний интерцикл. Цикл относительно хорошо документирован в источниках, и имеется возможность построить кривую потребления (рис. 3). График показывают количество литров пшеницы, которое мог купить неквалифицированный рабочий на дневную зарплату и соответствует виду кривой для классического демографического цикла.
  12. Персидский цикл (480-е-330-е годы).
  13. Селевкидский цикл (270-е – 130-е годы до н. э.). Циклу предшествует шестидесятилетний интерцикл (330-е – 270-е годы до н. э.).
  14. Парфянский цикл (50-е годы до н. э. – 160-е годы н.э.). Циклу предшествует восьмидесятилетний интерцикл (130-е - 50-е годы до н. э.).
  15. Первый сассанидский цикл (230-е – 490-е годы). Циклу предшествует семидесятилетний интерцикл (160-е - 230-е годы).
  16. Второй сассанидский цикл (490-е – 630-е годы).
  17. Цикл эпохи Омейядов (650-750-е годы).
  18. Первый цикл эпохи Аббасидов (750-830-е годы). Для Ирака VIII-X веков имеется возможность построить кривые цен на пшеницу (рис. 4, черные треугольники обозначают демографические катастрофы). Поскольку заработная плата остается устойчивой на протяжении длительных периодов, кривые цен являются зеркальным отражением кривых потребления, и циклы цен отражают циклы потребления и демографические циклы. Вопрос о демографических и ценовых циклах на Ближнем Востоке рассматривался ранее Елеаху Аштором [15], однако Аштор рассматривал средние цены за целые столетия и, таким образом, просмотрел три цикла (№ 17-19), объединив их в один.
  19. Второй цикл эпохи Аббасидов (830-930-е годы).
  20. Цикл эпохи позднего Халифата (1160-1250-е годы). Циклу предшествует более чем двухсотлетний интерцикл - период междоусобиц и тюркских нашествий. Для этого цикла также можно построить кривую потребления (Рис. 5). График показывает количество литров пшеницы, которое мог купить рабочий на дневную зарплату. (Отличие в цифрах сравнительно с рис 3. объясняется тем, что при построении графика рис. 3 среди прочих учитывались также цены голодных лет, а при построении графика рис. 5 - только “нормальные цены”)

рис. 4

рис. 6

Циклы истории Египта.

  1. Первый цикл Раннего царства (до правления фараона Мины).
  2. Второй цикл Раннего царства (от Мины до Хасехема).
  3. Цикл Древнего царства (III-VI династии). Первые три египетских цикла недостаточно документированы, и выделение носит гипотетический характер.
  4. Первый цикл Среднего царства (кон. XXII - нач. ХХ века до н. э.). Циклу предшествует примерно столетний интерцикл.
  5. Второй цикл Среднего царства (нач. ХХ – нач. XVII вв. до н. э.). Большая продолжительность цикла объясняется крупномасштабными ирригационными работами.
  6. Цикл Нового царства (сер. XVI - сер. XII вв. до н. э.). Циклу предшествует примерно столетний интерцикл (правление гиксосов). Большая продолжительность цикла объясняется крупномасштабными ирригационными работами и изобретением шадуфа.
  7. Саисский цикл (сер. VII- нач. V вв. до н. э.). Циклу предшествует примерно четырехсотлетний интерцикл (период ливийских вторжений и междоусобиц).
  8. Персидский цикл (480-е – 330-е годы до н. э.).
  9. Первый птолемеевский цикл (330-е – 200-е годы до н. э.).
  10. Второй птолемеевский цикл (190-е – 40-е годы до н. э).
  11. Римский цикл (30-е до н. э. – 170-е годы н. э.).
    Для трех циклов с III века до н. э. по III век н.э. имеющиеся в источниках данные позволяют построить кривые потребления (рис. 6. черные треугольники обозначают демографические катастрофы) График показывают количество литров пшеницы, которое мог купить неквалифицированный рабочий на дневную зарплату. Падение потребления отражает рост демографического давления на протяжении каждого из трех циклов. Резкий рост потребления в 180-150-х годах и в 50-30-х до н. э. свидетельствует о сокращении численности населения, т. е. о произошедшей демографической катастрофе. Эти катастрофы фиксируются так же и по совокупности других признаков.

  12. Византийский цикл (300-е – 540-е годы). Циклу предшествует более чем столетний интерцикл.
  13. Цикл эпохи Омейядов (650-730-е годы).
  14. Первый цикл эпохи Аббасидов (730-830-е годы).
  15. Второй цикл эпохи Аббасидов (830-960-е годы).
  16. Первый цикл эпохи Фатимидов (970-1060-е годы).Для последних трех циклов также можно построить кривые потребления (рис. 7, отличие в цифрах сравнительно с рис 6. объясняется тем, что при построении графика рис. 6 среди прочих учитывались также цены голодных лет, а при построении графика рис. 7 - только “нормальные цены”). Как отмечалось выше, Е. Аштор, изучавший ранее этот период, использовал средние цены за столетия и объединил три цикла в один. Однако график, изображенный на рис. 7, не оставляет сомнения в наличии трех циклов, а исторические источники достаточно подробно описывают разделявшие их демографические катастрофы.
  17. Второй цикл эпохи Фатимидов (1070-1140-е годы).
  18. Цикл эпохи мамлюков (1260-1340-е годы). Циклу предшествует более чем столетний интерцикл (период усобиц и войн с крестоносцами).

рис 7.

рис 8.

Циклы истории Китая

  1. Цикл эпохи Чжоу (до конца VI в. до н.э). Первичный цикл, начавшийся с процесса первоначальной колонизации и поэтому продолжавшийся значительно дольше обычного.
  2. Цикл эпохи Чжанго ( V – кон. III в. до н.э.).
  3. Цикл эпохи Старшая Хань (нач. II в. до н. э. – нач. I в. н. э.).
  4. Цикл эпохи Младшая Хань ( 40-е – 180-е гг.). Для этого цикла имеются данные о численности населения (рис.8). Из графика видно, что рост населения, в основном, следовал логистическому закону. В 180-190-х годах произошла демографическая катастрофа, затем начался период войн, и к середине III века, если верить официальным переписям, население уменьшилось в пять раз.
  5. Цикл эпохи Вэй (400 – 540-е гг.). Циклу предшествует двухсотлетний интерцикл – время междоусобных войн и варварских нашествий.
  6. Цикл эпохи Суй (540-е – 620-е гг.).
  7. Первый цикл эпохи Тан ( 630-е – 750-е гг.). Для этого цикла имеются данные о численности населения (рис.9). Из графика видно, что рост населения, в основном, следовал логистическому закону. В 755-762-х годах произошла демографическая катастрофа, погубившая 3/4 населения.
  8. Второй цикл эпохи Тан (760-е – 880-е гг.).
  9. Цикл эпохи Сун (950-е – 1120-е гг.). Циклу предшествует примерно семидесятилетний интерцикл. В фазе Сжатия монархия проводит энергичные реформы с целью понижения демографического давления. Освоение новых земель значительно расширяет экологическую нишу Китая – начинается новый период внутренней колонизации и население снова начинает расти. С исчерпанием ресурсов целинных земель в начале XII века снова начинается Сжатие. Таким образом, кривая роста населения в эпоху Сун состоит из двух “склеенных” логистических кривых. Этот пример показывает роль технических инноваций, которые расширяют экологическую нишу и выводят логистическую кривую на новый уровень.
  10. Цикл эпохи Цзинь на севере Китая (1140-е -1210-е годы)
  11. Цикл эпохи Юань (1260-е -1350-е годы). Циклу предшествует полувековой интерцикл - период монгольского завоевания.
  12. Цикл эпохи Мин (1360-е- 1640-е годы)
  13. Цикл эпохи Цин (1650-е- 1860-е годы)

рис. 9

рис 10.

        В Индии ввиду слабой документированности древнего периода истории можно выделить лишь два демографических цикла.

  1. Цикл эпохи Делийского султаната (1250-е- 1340-е годы)
  2. Цикл эпохи Великих Моголов (1570-е-1710-е годы). Циклу предшествует двухсотлетний интерцикл- время войн и междоусобиц. На рис. 11 показано падение уровня потребления в эпоху Моголов. Необходимо отметить, что вопрос о причиных кризиса и распада могущественной империи Моголов до сих пор является предметом дискуссии [16]. На наш взгляд, кривая потребления красноречиво свидетельствует о том, что гибель Империи была вызвана экосоциальным кризисом, завершившим демографический цикл XVI-XVII веков.

рис. 11

        В заключение необходимо подчеркнуть, что теория демографических циклов описывает развитие допромышленного общества. Промышленные и технологические революции двух последних столетий означали резкое расширение экологической ниши; подобно тому, как это было в эпоху Сун, логистическая кривая стала подниматься на новый уровень, и пока неясно, когда вновь скажут свое слово ограничения, накладываемые природными ресурсами. Более того, падение рождаемости в ходе так называемого “демографического перехода” указывает на существенные перемены в механизме популяционного роста. Эти перемены ставят под вопрос саму суть теории демографических циклов. Эммануэль Леруа Ладюри на последней странице своей знаменитой книги [17] назвал Мальтуса “пророком прошлого” - его теория объясняет прошлое, но она не в состоянии предсказать будущее.

Литература
  1. Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм в XV-XVIII веках. Т.1. Структуры повседневности. М. 1986. С. 42-44.
  2. См. Pearl R. The biology of population growth. N. Y. 1925.
  3. См., например: Бигон М., Харпер Дж., Таусенд К. Экология. Особи, популяции и сообщества. Т.2. М., 1989. С. 80-96.
  4. Яшнов Е. Е. Особенности истории и хозяйства Китая. Харбин. 1933.
  5. Simiand F. Recherches anciennes et nouvelles sur le mouvement general des prix au XVIe au XIXe siecles. Paris, 1932; Labrousse C.-E. Esquisse du mouvement des prix et des revenus en France au XVIIIe siecle. Pais, 1933. T. 1, 2.
  6. W. Abel. Bevolkerungsgang und Landwirtschaft im ausgehenden Mittelalter im Lichte der Preis- und Lohnbewegung //Schmollers Jahrbucher. 1934; Bd. 58; Idem. Agrarkrisen und Agrarkonjunktur in Mitteleuropa vom 13. bis zum 19. Jahrhundert. Berlin, 1935.
  7. Postan M. Revision in Economic History: the fifteenth century // The Economic History Review. 1939. Vol. 9. № 2; Postan M. Same economic evidence of declining population in the later middle ages // The Economic History Review. Ser. 2. 1950. Vol. 2, № 3; Postan M. M. Essays on medieval agriculture and general problems of medieval economy. Cambridge, 1973.
  8. Postan M. M., Titov J. Z. Heriots and prices on Winchester manors //Economical history review. Ser.2.Vol 38. P. 392-417.
  9. Бродель Ф. Указ. соч.;Cameron R. A Consise Economic History of World. N. Y., Oxford, 1989; Ladurie, Le Roy E. Les paysans de Languedoc. P., 1966. T. 1-2; Cippolla C. M. Before the industrial revolution. European Society and Economy, 1000-1700. London, 1976.
  10. The Cambrige Economic History of Europe. Vol. IV. Cambrige, 1967; The New Cambridge Medieval History. Vol. VII. Cambridge, 2000; Histoire economique et sociale de la France. Paris, 1970-76. T. 1-4.
  11. Goldstone J. A. Revolution and Rebellion in the East Modtrn World. Bercley, 1991.
  12. Бродель Ф. Время мира. М., 1992. С. 533; Cameron R. Europe's Second Logistic. // Comperetive stadies in Society and History. 1970. Vol. 12. P. 457.
  13. Нефедов С. А. О законах истории и математических моделях. Известия Уральского государственного университета. 2000. №. 15. С. 15-23.
  14. Нефедов С. А. О демографических циклах в истории Древнего Египта. Екатеринбург: Урал. гос. тех. ун-т, 1999. Рукопись депонирована в ИНИОН РАН 26.08.99. № 54930; Нефедов С. А. О демографических циклах в истории средневекового Китая Екатеринбург: Урал. гос. тех. ун-т, 1999. Рукопись депонирована в ИНИОН РАН 26.08.99. № 54932. Нефедов С. А.О демографических циклах в истории Вавилонии. Екатеринбург: Урал. гос. тех. ун-т, 1999. Рукопись депонирована в ИНИОН РАН 26.08.99. № 54930 О демографических циклах в истории Нефедов С. А. Индии Екатеринбург: Ин-т истории и археологии УрО РАН, 2001. Рукопись депонирована в ИНИОН РАН 14.03. 01. № 556324.
  15. Ashtor E. A social and economic history of the Near East in the Middle Ages . London, 1976; Ashtor E. Histoire des prix et des salaires dans Orient Medieval. P. 1969.
  16. Habib I. The Agrarian system of Mughal India (1556-1707). Bombey, 1963. P. 317-350.
  17. Ladurie, Le Roy E. Les paysans de Languedoc. P., 1990. P. 370.

Оглавление