КОНЦЕПЦИЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ:
РЕАЛЬНЫЕ И МИФОЛОГИЧЕСКИЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

В.В. Юшманов
Институт комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН, г. Биробиджан

        В докладе проанализирована Концепция устойчивого развития человечества, принятая на бразильской Конференции ООН в 1992 г. Рассмотрены ее основные достижения и недостатки, реальные и мифологические составляющие, необходимость и перспективы дальнейшего совершенствования. Прогнозируется, что переход к устойчивому обществу в глобальном масштабе будет очень сложным, противоречивым, конфронтационным и весьма длительным историческим процессом, наверняка выходящим за рамки XXI в.

        Концепция устойчивого развития общества (далее - Концепция), принятая состоявшейся в июне 1992 г. в г. Рио-де-Жанейро на уровне глав государств и правительств 1-й Конференциией ООН по окружающей среде и развитию, стала сегодня наиболее известной и даже модной глобальной моделью будущего мировой цивилизации ([1, 2]. Она явилась реакцией лучших умов человечества на нарастающие противоречия между сложившимся характером ресурсопотребляющей экономики и природой, выразившиеся в истощении невозобновляемых природных ресурсов и в связанном с ним углублении негативных явлений на планете в области экономики, демографии и энергетики, неотвратимо приближающих глобальный экологический кризис. Поэтому под устойчивым в данной Концепции понимается общество, способное обеспечить свое длительное социально надежное экономическое развитие в условиях гармоничного взаимодействия с окружающей природной средой, ориентируясь при этом на повышение уровня жизни населения всей планеты на базе удовлетворения основных потребностей сегодняшних и соблюдения интересов будущих поколений людей. Эти представления не только стали опорой первой общепризнанной мировым сообществом Концепции его перспективного развития, но и, наконец, четко связали последнее с необходимостью сбалансированных взаимоотношений с природой. В признании важности достижения недооцениваемого ранее равновесия в системе "природа-общество", а также в понимании необходимости соблюдения интересов будущих поколений и сокращения разрыва в уровне жизни народов мира и заключается непреходящая ценность нынешней модели этого весьма своевременного и фундаментального документа.
        Угроза приближающегося глобального экологического кризиса настоятельно требует скорейшей реализации рассматриваемой Концепции. Однако объективный научный анализ заставляет отнестись к ней достаточно критически, поскольку она содержит как совершенно актуальные сегодня, так и еще недостаточно продуманные, нереализуемые или даже иллюзорные положения. Последние обусловлены тем, что Концепция включает в себя определенные элементы прежних, чисто социальных и преимущественно утопических учений о будущем человечества, связанных с его вечной мечтою о всеобщей счастливой и справедливой жизни. Недаром многие ученые называют ее "концепцией беспросветного счастья" [3]. В то же время в ней не учтены многие ранее неизвестные или непредвиденные реалии, без которых говорить о перспективах устойчивого развития человечества сегодня уже невозможно. Это связано как с появлением за прошедшее после 1-й Конференции ООН 20-летие новой информации об окружающем нас мире, так и с выявившейся за эти годы общей недостаточности наших знаний о строении, функционировании и эволюции социальных систем и их взаимодействии с окружающей природой и между собой. Рассмотренные с этих позиций материалы Конференции вызывают ряд замечаний, которые можно разделить на две группы.

         Первая касается проблем создания, возможностей и последствий реализации нынешнего варианта Концепции в принципе:

  1. Слишком декларативно и излишне оптимистично выглядят некоторые основные цели устойчивого общества ("право людей на здоровую и плодотворную жизнь в гармонии с природой", "повышение уровня жизни населения всей планеты на основе удовлетворения основных потребностей человека", "социально надежное экономическое развитие" и т.д.), выступающие во многом в качестве социально-утопических. Не обернется ли на деле их возможное (если допустить такую вероятность) достижение всеобщей стагнацией и регрессом человечества, поскольку у него могут исчезнуть понятные всем позитивные стимулы для дальнейшего развития? По-видимому, основной целью существования мировой цивилизации целесообразнее считать все таки не реализацию расширенных до масштаба всей планеты представлений отдельного человека о смысле жизни и личном счастье, видящем их преимущественно в материальном благополучии, а выживание и интеллектуально-духовное развитие человечества как социально-биологического вида в целом в условиях постоянного, в основном, неблагоприятного для него изменения окружающей среды путем своевременного научного предвидения и соответствующего адекватного и конструктивного приспособления к неизбежным внешним вызовам природного (в том числе и космического), социального и экологического характера;
  2. Нужно ли стремиться к скорейшему воплощению в жизнь понимаемого таким образом устойчивого общества на данной исторической стадии его развития вообще, если не сформулированы, не изучены и не общепризнанны основные цели и потребности человека, государства и человечества и их соотношение, а также способы их удовлетворения и возможные перспективы реализации? Ведь пока не существует научно разработанной классификации этих целей и потребностей и, прежде всего, разделения их на первоочередные, жизненно необходимые, и второстепенные; сегодняшние и завтрашние; полезные и вредные для человека, государства и общества в целом и т.п.; не оговорены их пределы, не разработаны механизмы контроля за разумным удовлетворением потребностей и т.д.;
  3. Не приведет ли в связи с этим попытка всеобщей реализации нынешней, еще недостаточно продуманной модели Концепции устойчивого развития к непредсказуемым и, возможно, еще более тяжелым для человечества, чем ожидаемый экологический кризис, глобальным последствиям - экологической, социальной или военной катастрофам?

             Вторая группа замечаний имеет более частный характер и касается неполноты содержания данного варианта Концепции. Она связана с недопониманием ее авторами всей сложности проблем, встающих перед мировым сообществом на пути достижения устойчивого состояния, включая недооценку противоречивости и исторической длительности этого процесса, а также многоэтапности и многообразия путей его реализации. С таких же позиций следует рассматривать и любую последующую модель Концепции. К некоторым из основных проблем, недостаточно разработанных или неучтенных в данной модели, можно отнести следующие:
            Научное обоснование и обеспечение Концепции. В составляющей основу Концепции Программе 21 (Повестка дня на XXI век), состоящей из 40 глав, науке посвящена всего лишь одна глава (№ 35). В ней, правда, уже констатируется, что "наука все чаще воспринимается как чрезвычайно важный компонент в поисках путей обеспечения устойчивого развития" [2, с. 59]. Но в приведенном здесь же плане действий в области науки на XXI в. в интересах окружающей среды и развития основное внимание акцентируется только на разработке экологической политики и политики в области развития; укреплении научно-исследовательского потенциала, связанного с изучением окружающей среды и развития; совершенствовании методов прогнозирования воздействия на природную среду различных вариантов развития и закреплении кадрового потенциала науки. Лишь вскользь упоминается о необходимости расширения фронта исследований, особенно междисциплинарных, по многим направлениям естественных наук, а также о моделировании глобальных природных и социально-экономических процессов. И ни слова не говорится о необходимости глубоких исследований столь важных для общества проблем его всестороннего взаимодействия с природой. Очевидно, что такого узко экологического понимания роли науки в разработке и решении сложнейших вопросов устойчивого развития человечества и его сбалансированных взаимоотношений с окружающей средой совершенно недостаточно. Именно с этим связаны и все другие недоработки Концепции.
            Парниковый эффект и глобальное потепление климата: причины и следствия. Предложенный Концепцией для перехода к устойчивому обществу комплексный подход основное внимание уделяет мероприятиям по охране ресурсов и окружающей среды (включая сохранение биоразнообразия), рациональному природопользованию, разработке и внедрению ресурсо- и энергосберегающих технологий. Одним из результатов, достигнутых мировым сообществом в этом направлении, является Киотский протокол, подписанный в 1997 г. в Японии на Конференции ООН по изменению климата, который должен быть ратифицирован заключившими его сторонами до 2008 г. Он призван ограничить выброс промышленных газов, в первую очередь СО2, повышенная концентрация которых в атмосфере, по существующим представлениям, вызывает парниковый эффект и связанное с ним глобальное потепление климата. За предельный уровень её загрязнения, который нельзя превышать, было принято количество выбросов в каждой стране в 1990 г. Это соглашение нашло полную поддержку в подавляющем большинстве стран. На сегодняшний день оно уже одобрено парламентами 90 государств (в том числе и странами Евросоюза), общий объем выбросов которых равен 37 %. В начале августа 2002 г. Киотский протокол ратифицировала Канада, а о своем намерении ратифицировать его заявили на 2-м Всемирном саммите ООН по устойчивому развитию в Йоханнесбурге премьер-министр России (ее доля в выбросов вредных газов в атмосферу составляет 17, 5%) Михаил Касьянов и делегация Китая. Единственным противником Киотского протокола до последнего времени оставались США, поставляющие сегодня основную часть (не менее 25% от мирового уровня) вредных промышленных выбросов. Отозвавший в 2001 г. подпись своей страны под этим документом президент Джордж Буш считает, что налагаемые им ограничения могут подорвать американскую экономику. В июне 2002 г. по этим же причинам отказалось подписывать его и правительство Австралии. При этом оно пошло на прямое сокрытие фактов о состоянии собственной природной среды. В докладе, опубликованном недавно группой экологических организаций страны, было заявлено, что она является зоной экологического бедствия и в пересчете на душу населения выпускает в атмосферу больше двуокиси углерода, чем любое другое развитое государство. С 1990 г. этот выпуск увеличился на 17,4 %, а к 2012 г. возрастет еще на одну треть. Австралийское же правительство утверждает, что с экологией у них все в порядке, а эмиссия парниковых газов увеличится к 2012 г. всего лишь на 11 %. Такое отношение даже некоторых правительств развитых стран к рекомендациям Концепции и мнению ученых в сфере охраны окружающей среды ради одностороннего, но экологически вредного для мирового сообщества развития собственной экономики ставит под угрозу срыва Киотский протокол, что может превратить Концепцию в ничего не значащий документ. При этом нужно учитывать и несовершенство самого Киотского протокола, не отражающего как всей сложности причин, порождающих глобальное потепление, так и его реальных последствий. Многие ученые считают, что оно возникает, в основном, в результате воздействия на наземные геосферы независимых от человека природных (в первую очередь, космогенных и эндогенно-планетарных) факторов. Одни из них [4] связывают такое потепление с замедлением вращения Земли вокруг своей оси, которое дает на порядок больше тепла, чем его выделяется за счет хозяйственной деятельности. Другие [5] полагают, что оно обусловлено естественной регулярной цикличностью географических процессов. Третьи [6, 7] считают, что поступающие в атмосферу парниковые газы (СО2, водяной пар, метан и др.) во многом тоже образуются за счет природных, а не антропогенных причин: испарения воды с поверхности океанов, таяния многолетней мерзлоты, вулканических извержений, естественной дегазации Земли, деятельности метанообразующих бактерий, размыва богатых органикой рыхлых грунтов по берегам северных морей и т.д. Четвертые [5, 8] доказывают, что парниковый эффект и связанное с ним потепление, вопреки общепринятому мнению, не несут особой опасности нашей планете, а наоборот, будут благоприятны для многих стран, особенно для России, и приведут к резкому улучшению в них агроклиматических условий. Из этого следует, что зависимость потепления климата от хозяйственной деятельности человека не является строго детерминированной и еще недостаточно изучена. Поэтому, продолжая бороться за сохранение окружающей среды и сокращение выбросов промышленных газов в атмосферу, человечество не должно забывать о существовании и других возможных факторах глобального потепления.
            Разрыв в социально-экономическом положении и уровне жизни населения развитых и развивающихся стран. Существующее сегодня значительное различие в социально-экономическом развитии и уровне жизни населения этих стран может серьезно повлиять на согласованность их совместных действий по осуществлению всех рекомендаций Концепции, как это уже происходит с выполнением Киотского протокола.. Ведь на долю трех четвертей населения Земли сегодня приходится всего лишь одна седьмая часть мирового дохода, в связи с чем число голодающих среди них, особенно на юге Африки, стремительно растет. По мнению специалистов ООН, планы сократить вдвое число голодающих в мире к 2015 г. невыполнимы, причем их не удастся решить и к 2030 г. Но именно этот глубочайший разрыв в уровне жизни населения различных регионов планеты, как говорится в Концепции, и "требует революции". И если даже наиболее развитые государства планеты ради предотвращения глобального экологического и социального кризиса не желают поступиться своим экономическим ростом, то чего можно ожидать в этой тяжелой ситуации от развивающихся стран? Стремясь как можно скорее сократить свой разрыв в уровнях социально-экономического развития и благосостояния населения с развитыми странами, они тем более не станут строго следовать принятым ими же рекомендациям по рациональному природопользованию и охране окружающей среды. Поэтому вряд ли удастся без серьезных конфликтов разрешить возникающие уже сегодня острые противоречия между благими ресурсосберегающими пожеланиями Концепции и реальной практикой интенсивной добычи природных ресурсов и сохранения экологически опасной ресурсопотребляющей экономики как развитыми, так и развивающимися странами. А выработка механизмов согласования зачастую прямо противоположных интересов даже между сторонниками Концепции устойчивого развития потребует значительных усилий и времени. Это наглядно подтвердил и только что прошедший в Южной Африке (Йоханнесбург, сентябрь 2002 г.) 2-й Всемирный Саммит по устойчивому развитию, который был куда менее успешным, чем 1-й бразильский. Он сразу же был назван "саммитом упущенных возможностей", поскольку не смог наметить конструктивных путей решения проблем бедности и охраны окружающей среды и наложить каких-либо обязательств в этом отношении на участвующие в нем страны. Саммит четко показал, как мало пока общего в понимании мировых проблем у развитых и развивающихся стран - каждые из них обсуждали и решали эти вопросы во многом отдельно.
            Традиционные факторы развития человечества и их роль в формировании устойчивого общества. В Концепции слабо или совсем не учитывается вся совокупность внешних и внутренних по отношению к отдельным социумам геополитических, геоэкономических, социальных, национальных и т.п. факторов, всегда оказывающих то или иное влияние на их развитие, степень устойчивости и характер взаимодействий между собой, а также роль неизбежно ожидающих при этом человечество традиционных социально-экономических, этнических, национальных, религиозных и т.п. внутри- и межгосударственных локальных, региональных и глобальных противоречий и конфликтов (вплоть до вооруженных), в том числе и связанных с последствиями реализации недостаточно продуманной Концепции. Создается впечатление, что угроза глобального экологического кризиса автоматически ликвидировала все другие опасности, которые могут ожидать человечество в будущем. События 11 сентября 2001 г. в США и последовавшая вслед за ними непредсказуемая по своим последствиям военная антитеррористическая операция, вовлекшая в свою орбиту множество стран, показали, что расслабляться человечеству в этом отношении еще рано.
            Возможные негативные последствия новых для человечества вызовов. Не оценены в должной степени возможные опасные последствия ожидаемых, но новых для человека вызовов и угроз, как прогнозируемых (природно обусловленное потепление климата, узко понимаемая прозападная глобализация, международный терроризм с использованием оружия массового поражения, включая мини-ядерное, появление принципиально новых видов разрушительного оружия, неконтролируемый демографический взрыв в развивающихся странах на фоне сокращения населения в развитых, перерастание террористической деятельности в межгосударственные или глобальные военные конфликты и войны по линии Север-Юг, деградация России и т.д.), так и пока непредсказуемых (падение метеоритов, новые болезни и т.д.). Нельзя исключать, что более близкой и опасной для него угрозой окажется не экологический кризис, а какая-нибудь вовремя не предвиденная и неотвратимая катастрофа природного или социального происхождения.
            Природные факторы формирования и развития человечества. В Концепции упущена из виду медленно, но непрерывно действующая на человечество и независимая от него природная составляющая его формирования и развития. В ней даже не упоминается о геоэкологическом и космоэкологическом влиянии внешних природных (структурных, вещественно-тектонических, геохимических, геофизических, пространственно-морфологиче-ских, климатических, ландшафтно-географических и космических) факторов на организацию, интенсивность и ритмичность эндогенных, экзогенных и наземных природных объектов и процессов, а также на формирование, функционирование (в том числе и циклическое) и эволюцию человека и его хозяйственную деятельность - как в позитивном, так и в негативном аспектах [9, 10].
             Роль био-, географо- и социоразнообразия в процессах устойчивого развития. Составной частью Концепции является Конвенция о биологическом разнообразии, которая провозглашает "непреходящую ценность биологического разнообразия" и его большое значение для эволюции и сохранения поддерживающих жизнь систем биосферы. На это указывают и многие ученые [11]. Однако для достижения устойчивого общества сохранения одного только биоразнообразия все-таки недостаточно. Но в Концепции нет сведений о геолого-геоморфологическом и географическом разнообразии окружающих социальные системы природных (пространственно-морфологических, климатических, ресурсно-сырьевых и т.п.) обстановок и необходимости их сохранения, хотя они во многом определяет как биоразнообразие биосферы, так и специфический характер и скорость социально-экономического развития и исторической эволюции социумов. И если естественная эволюция экосистем ведет к увеличению биоразнообразия, то соответствующее развитие природно-социальных геосистем в социосфере должно приводить к возрастанию ее природно-исторически обусловленного социоразнообразия. Оно выражается совокупностью характеристик конкретных общественных и природно-социальных систем, по которым они отличаются между собой: особенностями окружающей природной среды, спецификой формирования и строения, разницей в численности и плотности населения, характером и неравномерностью социально-экономического развития, степенью цивилизационной зрелости; различиями в типе ментальности, уровне образованности и компетентности населения и правящей элиты, векторе их ценностных установок и т.д. Несомненно, что эти факторы оказывают важное влияние на специфику, механизмы и время перехода различных социумов к устойчивому развитию [12, 13].
            Устойчивое общество как результат развития природно-социальных геосистем. Установленное к настоящему времени реальное взаимодействие природы и общества и тесная зависимость формирования, функционирования и эволюции социумов от типа, строения и изменчивости окружающей их природной среды позволяют утверждать, что понятие "устойчивое развитие" целесообразнее относить не просто к социальным, как это принято в Концепции, а к природно-социальным геосистемам. При этом устойчивое развитие последних будет эффективным и действенным только при сохранении и умножении геолого-геоморфологического, географо-, био- и социоразнообразия географической оболочки, био- и социосферы.
            Устойчивое развитие и глобализация. Концепция не затрагивает проблем соотношения устойчивого развития и так широко пропагандируемой сегодня развитыми странами глобализации. Расширение последней, понимаемой только как унификация всех мировых социально-экономических процессов под стандарты западной цивилизации, приведет на деле к сокращению социоразнообразия. Следствием этого будет упрощение мира, понижение его экологической и социальной устойчивости, повышение нестабильности. Отдельные исследователи уже сегодня видят в инициируемых западной цивилизацией и выдаваемых за глобализацию стремительном распространении информации и гигантских потоках капитала лишь современную форму ее экономической и технологической экспансии. Она ведет не к прогрессивному развитию этой цивилизации и комплексному улучшению положения человечества в целом, а к социально-экономической самоизоляции Запада и опасному обострению противоречий между "первым" и "третьим" мирами в условиях исчезновения "второго" [14]. На практике оно обуславливает международный терроризм и способствует нарастанию чреватого военными конфликтами противостояния развитых и развивающихся стран по линии "Север-Юг". От 55 до 63 % (в разных странах) европейцев считают, что США сами виноваты в событиях 11 сентября 2001 г., которые спровоцировала их агрессивная внешняя политика. Ярким примером внутренней неустойчивости узко ориентированной и насильственно внедряемой "классовой глобализации" является крах мировой коммунистической системы, пытавшейся навязать планете свое понимание будущего с использованием идеи и практики мировой социалистической революции. Процессы глобализации могут быть конструктивными и устойчивыми только в условиях сохранения реального социоразнообразия слагающих социосферу природно-социальных геосистем и их свободной, совместной, согласованной и исторически длительной естественной и сбалансированной с внешней средой эволюции в сторону сложно построенной природно, регионально, социально и интеллектуально-духовно многообразной ноосферы.
            Время, пути и этапы реализации Концепции. В ней глубоко не проанализированы возможные пути, механизмы, время и этапы, необходимые для перехода к устойчивому обществу, что делает высказанную в Концепции мысль о необходимости "ускоренного достижения устойчивого развития в развивающихся странах" явно преждевременной. Об отсутствии временных рамок и последовательности в решении общемировых задач говорилось и на южноафриканском Саммите по устойчивому развитию.
            Все вышесказанное позволяет утверждать, что так пропагандируемое Концепцией экологически безопасное и социально ориентированное экономическое развитие мирового сообщества является необходимым, но совершенно недостаточным условием для перехода его в устойчивое состояние. Одни только природоохранные и связанные с ними ресурсосберегающие, социальные и демографические мероприятия, технологии, механизмы и соглашения совершенно не гарантируют человечеству устойчивое глобальное развитие в XXI веке. Проблемы последнего не могут быть раскрыты в рамках сегодняшней и единственной модели Концепции в принципе, поскольку она, неизбежно, отражает не только интересы авторов, но и вчерашний уровень наших знаний о природе, обществе и их взаимодействии. И сегодня речь должна идти уже не просто о необходимости регулярного обновления и постоянного совершенствования современной модели Концепции, а о коренном пересмотре нашего отношения к проблеме устойчивого развития мировой цивилизации и ее будущего в целом, которое из эмоционального и однозначно оптимистического должно стать конструктивным и многозначно-вероятностным, предусматривающим и весьма неблагоприятные для человечества сценарии и этапы его существования, связанные как с природными, так и с социальными факторами. Иначе идея устойчивого развития из научной доктрины превратится в очередное нереализуемое мифологизированное учение [3, 15], как это уже произошло с социализмом и грозит концепциям ноосферизации и глобализации мирового сообщества [16].

         Переход от разговоров об устойчивом развитии к целенаправленной деятельности по практической реализации этой идеи требует разработки комплекса принципов, подходов и методов изучения множества существующих природно-общественных территориальных систем (геосистем), которыми на деле и являются страны и цивилизации. Только таким образом можно выявить основные разнонаправленные природные и социальные факторы, обуславливающие формирование, размещение, функционирование, устойчивость, эволюцию и соразвитие последних в рамках социосферы и их взаимодействие с внешними по отношению к ним природными объектами и процессами, а также осуществить объективную типизацию этих разноранговых интегральных геосистем. Установленное при ее проведении природно-историческое и социальное разнообразие этих объектов потребует создания многовариантных национальных моделей устойчивого развития, более или менее адекватно отвечающих специфическим особенностям, коренным интересам и возможным изменениям в жизни стран-разработчиков. Они, естественно, будут существенно различаться между собой и могут во многом противоречить как друг другу, так и сегодняшней модели Концепции, что потребует создания эффективного международного механизма согласования этих моделей и действенного контроля за их реализацией. Однако только на пути практического воплощения и сложного взаимодействия различных национальных и объединяющих их региональных. моделей можно будет подойти к созданию научно обоснованной, экспериментально подтвержденной, регионально проработанной и достаточно реалистичной глобальной Концепции устойчивого развития действительно разумного человечества. Общество станет устойчивым к любым внешним и внутренним вызовам только тогда, когда научится своевременно прогнозировать, предотвращать, избегать или трансформировать их, снижая величину негативного воздействия; а при невозможности этого - вырабатывать эффективные меры защиты, эволюционировать самому или активно приспосабливаться к неизбежным изменениям внешней среды и своего внутреннего состояния. Приобретение таких знаний и опыта потребует от человечества мобилизации всех интеллектуальных и духовных сил, напряженного труда и много времени и будет сопровождаться неизбежными при этом ошибками, кризисами и столкновениями. Поэтому нужно осознавать, что переход к устойчивому и вряд ли совершенно бескризисному обществу во всемирном масштабе будет очень сложным, противоречивым, конфронтационным и весьма длительным историческим процессом, наверняка выходящим за рамки XXI века.

Литература

1. Наше общее будущее. Доклад Международной комиссии по окружающей среде и развитию (МКОСР). М.: Прогресс, 1989. 376 с.
2. Коптюг В.А. Конференция ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де Жанейро, июнь 1992 года). Информационный обзор. Новосибирск: СО РАН, 1992. 63 с.
3. Розенберг Г.С., Краснощеков Г.П., Крылов Ю.М. и др. Устойчивое развитие: мифы и реальность. Тольятти: ИЭВБ РАН, 1998. 191 с.
4. Вистов Модест. Мы живем на поверхности электромотора // Независимая газета. 15 июня 1993 г.
5. Пегов С.А., Хомяков Д.М., Хомяков П.М. Влияние глобальных изменений на социально-экономическое положение России // Глобальные и региональные изменения климата и их природные и социально-экономические последствия. М.: ГЕОС, 2000. С. 60-70.
6. Кондратьев К.Я. Глобальный климат и его изменения. Л.: Наука, 1987. 232 с.
7. Котляков В.М. География и современность // Природа. 1991. № 8. С. 3-9.
8. Яншин Г. Каков эффект парникового эффекта? // Знание - сила. 1989. № 9. С. 17-18.
9. Юшманов В.В. Эндогенная природная среда и человеческое общество: структурные аспекты взаимодействия // В поисках скрытого порядка (Методологические проблемы изучения региона). Владивосток: Дальнаука, 1995. С. 13-39.
10. Юшманов В.В. Интеллектуальные, ресурсно-сырьевые и природно-региональные факторы перехода России к устойчивому развитию // Устойчивое развитие дальневосточных регионов: эколого-географические аспекты. Владивосток: Дальнаука, 1999. С. 35-54.
11. Котляков В.М. Сохранение биосферы - основа устойчивого развития общества // Вестник РАН. 1994. Т. 64. № 3. С. 217-220.
12. Юшманов В.В. Россия как уникальная природно-социальная геосистема // Региональные проблемы. 2001. № 5. С. 95-102.
13. Юшманов В.В. Фрактальная делимость планеты как основа ее географического, биологического и социоразнообразия // География Азиатской России на рубеже веков. Иркутск: ИГ СО РАН, 2001. С. 232-234.
14. Верлин Евгений. Иллюзии постиндустриальной эпохи // Независимая газета. 20 июня 2002 г. С. 11.
15. Пегов С.А. Мифы устойчивого развития. Успеет ли человечество реализовать его принципы // Географические проблемы стратегии устойчивого развития природной среды и общества. М.: ИГ РАН, 1996. С. 4-15.
16. Юшманов В.В. Ноосфера В.И. Вернадского - Э. Леруа // Биосфера и ноосферный путь ее развития. Биробиджан: ИКАРП ДВО РАН, Хабаровск: ИВЭП ДВО РАН; 1999. С. 90-113.

Назад