ЦИВИЛИЗАЦИЯ ЗАПАДА ПРИНЦИПИАЛЬНО НЕУСТОЙЧИВА. АЛЬТЕРНАТИВА - ВОСТОК

Ю.С. Салин
ИКАРП ДВО РАН, г. Хабаровск

        Неустранимые в рамках западной цивилизации причины глобального системного кризиса, появившиеся с появлением самой этой цивилизации, - противопоставление всего всему: человека природе, материального духовному, субъекта объекту. На Востоке такого разделения не было, там сохраняется основа гармонии нераздельного Всеединства. Объективная рациональная наука никак не сможет предотвратить кризис, так как она полностью находится внутри расщепленной системы и служит инструментом разделения, а не соединения.

        Генеральный секретарь Конференции Рио-92 Морис Стронг так оценил ситуацию в конце XX в.: "Процессы экономического роста, которые порождают беспрецедентный уровень благополучия и мощи богатого меньшинства, ведут к рискам и дисбалансам, которые в одинаковой степени угрожают и бедным и богатым. Такая модель развития и соответствующий ей характер производства и потребления не являются устойчивыми для богатых и не могут быть повторены бедными. Следование по этому пути может привести нашу цивилизацию к краху". Надо срочно менять систему жизненных ценностей и модели общественно-политического и государственного устройства.

         В общем-то, спорить о том, что главной причиной трагедии является рыночная экономика, эксплуатирующая и провоцирующая жажду наживы и не имеющая механизмов торможения, значит понапрасну терять время. Пока продолжается материалистическое развитие, и общий уровень жизни человечества повышается, природа будет гибнуть, будет уничтожаться с ускорением.

         Все, что изготовляет человек, он изготовляет из природы. Да и, собственно говоря, человек ничего не производит, он лишь перерабатывает. Из круглого он делает квадратное, живое превращает в мертвое. Производство - синоним природоубийства. И так как все в нашей Ойкумене связано друг с другом влиянием человеческого могущества, то получается, что экономика - наука о денежном присутствии человека в Ойкумене и экология - наука о губительном воздействии человека на все живое в Ойкумене - это две стороны одной медали. Проще сказать: для производства одной "Тойоты" в Японии должны быть принесены в жертву три тигра в Приморье, два медведя на Камчатке и один лев в Африке.

         Реальный вопрос стоит по-другому: как реформировать общественную систему западной цивилизации и возможно ли это вообще?

         Но ответа не даст никакой системный анализ, никакая дисциплина из сферы современной объективной науки. Необходимо обратиться к первоистокам европейской культуры, ко времени возникновения идеалов, ориентиров и ценностей.

         Крупнейший философ ХХ в. Мартин Хайдеггер сказал однажды: "Атомная бомба взорвалась уже в поэме Парменида". Не дожил М. Хайдеггер до появления призрака экологической катастрофы, а то бы добавил - и глобальный экологический кризис зародился в той же поэме.

         Чтобы изучить что-то, надо стать немного поодаль от изучаемого объекта и взглянуть на него со стороны, надо вырваться из того неразрывного единства, которое составлял первобытный человек со всем своим живым и неживым окружением. Перерезать пуповину, соединявшую человека с землей-матерью, не век же ему жить нераздельно с породившим его вселенским организмом, с гармонией Абсолюта. Западная культура, начиная с Парменида, сделала этот решительный шаг, познающий субъект отделился от познаваемого объекта, человек добился самостоятельности, стал на собственные ноги и почувствовал себя независимым от природы. На Востоке человек не отважился на такой решающий шаг. Не хватило интеллектуальной смелости, - комментирует Запад.

         Что же это такое - объективное отношение к миру? Латинское "objectus" означает "то, что стоит на пути, то, что преграждает" или даже "оставленное на произвол, являющееся жертвой". После первичного разделения Я и Оно неизбежно возникает отстранение, отчуждение, враждебность, агрессивность по отношению к миру, ставшему для человека внешним.

         И после отделения Эго неизбежно должен был явиться и эгоизм, иначе зачем было выделяться из этой слитной гармонии? Он и явился, человек стал различать и предпочитать собственную выгоду. Для обслуживания эгоизма тотчас явился и расчет, ум, холодный интеллект. Джинн вырвался из бутылки.

         "Сатана там правит бал",- можно по праву сказать о таком обществе, где "люди гибнут за металл". Сатанинской эволюцией назвал русский философ Н.О. Лосский развитие под влиянием личного материального интереса. "А не ошибается ли разум-то в выгоде?" - беспокоился Ф.М. Достоевский. Ошибается, стало окончательно ясно к началу ХХI в. Ведь разум, интеллект, логика обслуживают лишь материальные потребности человека, никак не насыщая его духовно, и именно материализм, потребительство, бездуховность довели общество до красной черты.

         "Нет истины, где нет любви", - предостерегал А.С. Пушкин. А о какой любви могла идти речь в умозаключениях объективной науки? Исследователь изучает, добру и злу внимая равнодушно, не ведая ни жалости, ни гнева...

         Знание - сила. Холодное научное познание - инструмент насилия. Может ли оно служить добру? Да, так же, как атомная бомба мирным целям. Как пожар. Лев Толстой говорил в аналогичной ситуации, что и от пожара можно получить пользу: можно погреться у горящего дома, можно прикурить от головешки. И вообще, когда что-то пригодно и для добра и для зла, зло всегда одерживает победу, потому что только оно приспособлено к конкуренции, которая сама и есть главное зло.

         Человек выделился из той неразрывной целостности, которую составлял он ранее со всем своим живым и неживым окружением. "Гольд не отделяет себя от природы, - писал о нанайцах И.А. Лопатин, - не противопоставляет, подобно нам, природу себе; он считает себя слитым с нею в один грандиозный комплекс".

         "Человек и природа - одно", говорил Порфирий Иванов, и практически то же самое утверждали даосы, древние китайские мудрецы: "Человек и природа едины".

         Для чукчи, нанайца, китайца, индуса не было разделения Абсолюта на Я и Оно, для них не было неодушевленных предметов. Житель древности, подобно нынешним "дикарям", вроде Дерсу Узала, который говорил про тигра: "Его тоже люди есть", чувствовал окружение всей душой, всем своим существом, и переживал его, пропускал через себя, и жил вместе с ним нераздельной жизнью. Все было субъектом, таким же как и Я, со всем человек вел разговор на равных. Непрерывным диалогом было для него проникновение в этот огромный мир.

         А что такое "объективное познание"? Познать - стремление понять. А даже этимология слова "понять", и не только в русском языке, указывает на оттенок неравноправия, насилия. Понять - это "поять". Буква "н" введена для разделения гласных, для благозвучия. Поять, поиметь, взять... Немецкое "begreifen" (понять) производится от greifen (схватить, поймать). Английское grasp означает одновременно "схватить" и "понять". То есть схватить умом или рукой, схватить умом, чтобы легче стало схватывать рукой. Библейское "познать женщину" означало сделать женщину своей, - своей собственностью, заиметь ее. То же и в старорусском "он поял свою жену".

         В познании вполне закономерно сохранился оттенок приобретения в собственность, порабощения, лишения воли. И недаром Ф.М. Достоевский так не любил слова "познание", "понимание", он стремился чаще использовать вместо них "проникновение" и образовал новое слово "проникновенный". Не просто понять умом, - проникнуть в самую суть иного, проникнуться им, вот в чем суть общения. Взаимопроникновение, полное слияние и единение, это, конечно, не рассудочно отстраненный акт познания: "Видеть - не значит просто смотреть, это значит пребывать в покое, слившись с окружающим", - так понимал смысл наблюдения Лао-цзы, первый из даосов.

         Нынешнее познание, пытающееся устанавливать связи между отделенными один от другого предметами, подобно выявлению целостной картины мира по его отражению в осколках разбитого зеркала. Виртуозное требуется умение, напряжение всех мыслительных способностей, и все же оно обречено. Не получим мы целостной картины. Это как если пытаться восстановить цельное дерево путем соединения отсеченных друг от друга корней, стеблей, веток и листьев. Невозможно синтезировать живое дерево по любому достаточному, да хотя бы и избыточному, комплекту запчастей! Не надо было его рассекать. И не надо было разбивать целое зеркало, только в нем мир мог предстать перед нами целостным.

         Кто познал мир, нашел труп, - говорил Иисус в Евангелии от Фомы, и в этом правда. Объективное познание в точности подобно скальпелю, оно рассекает и умерщвляет. К тому же нет уверенности, что познав орган с помощью скальпеля, мы узнали его таким, каким он был в живой действительности. Как скальпель меняет изучаемое до неузнаваемости, так и объективная действительность западной науки отличается от живой действительности, на которую не дохнул смертоносный холод отчужденного познания. Познав мир с помощью объективной науки, мы и получили труп, смердящий отравлением и загрязнением среды.

         Основа западной культуры - не приспособление себя к природе, а приспособление природы к себе, управление природой, насилие над ней, навязывание ей своих корыстных целей и желаний. И как же это противостояние не могло закончиться бунтом природы против насилия человеческого, глобальным экологическим кризисом?

         От труда над собой человек перешел к труду над природой, к преобразованию природного материала в предметы, нужные человеку, - к природоубийству. Ну где же здесь любовь к природе, когда человек из живого дерева изготовляет мертвые стройматериалы, чтобы из них сделать себе затем удобный диван и кейфовать на нем перед телевизором, наслаждаясь теплом и уютом, отгородившись от природы стенами, крышами и полами, коврами, обоями, шторами, которые в свою очередь, в бесконечную череду, есть та же самая погубленная, уничтоженная природа. Живая природа.

         И даже когда человек делает что-то из неживого материала, из камня, минерального сырья, за этим стоит все то же природоубийство, потому что на месте вывернутых наизнанку недр были раньше прекрасные леса с птицами, зверями и цветами, и на месте асфальта и железобетона урбанистической агломерации тоже когда-то благоухала своими чудесами живая жизнь.

         Потребительство, алчность "экономического человека", вооруженного всеми достижениями науки, поставили мир на последнюю грань. Глобальный экологический кризис - прямое и неустранимое последствие прогресса западной рационалистической цивилизации. Технологические ухищрения позволяют решить любую локальную экологическую проблему. Ценой усугубления общепланетной.

         Да хоть изобретет цивилизованный человек перпетуум мобиле, сделает производство абсолютно безотходным, все равно сдохнет Homo consumens и сам, подавится от собственной алчности, не в силах проглотить раздавленную природу, да к тому же и ее, ни в чем не повинную природу, с собой на тот свет прихватит.

         ... Можно найти еще более глубокие истоки "цивилизованного" противостояния человека и мира. Иудео-христианская традиция Запада коренится в Библии. Уже в первой главе книги Бытия, это первая книга Ветхого Завета, читаем: "И сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над зверями, и над всяким скотом и над всею землею, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.

         И сказал им Бог: вот, я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть по всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя - вам сие будет в пищу" (Быт. 1:28,29).

         У даоса Ян-Чжу есть притча, как будто прямо отвечающая Ветхому Завету и всему Западу. Царь говорит: "Как щедро небо к народу! Для нас оно размножает злаки, плодит рыб и птиц!"

         А услышавший это антиэкологическое изречение двенадцатилетний мальчик (учтите, что везде и всегда устами ребенка глаголет истина) возражает царю: "Разве небо создает существа на потребу человеку? Нет, человек сам выбирает их себе в пищу. Комары и москиты, впиваясь в тело человека, сосут его кровь, тигры и волки его пожирают. Так неужели же небо породило человека для того, чтобы комары и москиты сосали его кровь, а тигры и волки его пожирали?!"

         Не человек плетет паутину жизни, говорил Сиэттл, вождь племени американских индейцев, он - лишь одна из нитей этой паутины.

         А за что был прикован к скале Прометей? Слишком умным оказался. И имя его переводится как "предусмотрительный, вперед смотрящий", оно построено как противопоставление имени Эпиметея, идущего сзади мысли, или, попроще, сильного задним умом. Предвычислил Прометей, что надо сделать, чтобы обеспечить людям светлое будущее, и совершил подвиг. Не за подвиг он был наказан, а за умозрительный подход к жизни!

         Как жили люди раньше? Как трава растет. Радовались солнышку, рассвету, ласковому дождю. По принципу "усинь" - бесцельности, отказа от целеустремленности. Все у них было согласно с природой, им и в голову не приходило что-то выгадывать, предусматривать, а что будет завтра, послезавтра... Зачем спешить, когда позади - вечность, и впереди - вечность? И вдруг явился такой премудрый, решил по своему разумению перекроить всю жизнь человеческую, нарушить гармонию с природой... Разве можно было оставить без последствий такую социально вредную и экологически опасную самонадеянность?

         Но ... Далекие потомки богоборца вздыхают: "Плохо приковали этого Прометея" (Андре Жид). Не пропал, эх, не пропал его скорбный титанический труд.

         Выход - в воссоединении, в стремлении к слиянию с ближним, с природой, с обществом, а в первую очередь - с собственной душой. Ради этого необходимо отказаться от эгоизма, от выгоды, от желания получить как можно больше материальных благ. Ведь любое материальное потребление всегда приводит к оскудению природы, богатство одного человека или одной страны порождает обнищание другого человека, другой страны. "Все перемены, в натуре случающиеся, такого суть состояния, что сколько от одного отнимется, столько же присовокупится к другому", - формулировал закон сохранения М.В. Ломоносов. Счастье только в заботе о другом, великое общество - то, в котором самые возвышенные истины являются самыми практичными, самыми престижными.

         Отказаться в конечном итоге от объективной науки, от рационализма, от разума - вовсе не означает отказаться от познания. Наоборот, от низших истин, холодных и бездуховных, надо вернуться к высшим истинам, основанным на любви. Целостное познание должно стать на место расчленяющего познания, мистика - на место логики. Логическое познание построено на допущении, неверном допущении, что часть реальнее целого, мистика исходит из противоположного представления, что целое реальнее части.

         Альтернатива западному агрессивно-собственническому отношению к миру - в отказе от подавления, от управления, в ненасилии, в признании права для всего мира жить так, как он живет.

         Не надо торопить события, подгонять время (время не ждет, время, вперед! - у Запада прямо противоположные лозунги), надо просто позволить событиям случаться, и пусть все идет само собой, естественным ходом, природа не враг человеку, полностью доверившемуся ей.

         Прямой противоположностью западному прагматизму, эгоизму и потребительству являются принципы Востока "увэй" (недеяние) и "ахимса" (невреждение, частным случаем которого является ненасилие Иисуса).

         "Предоставь всему свободу быть тем, что оно есть. Не отделяй себя от мира, не пытайся организовать его вокруг себя", - говорил Будда.

         Но еще более выразительно формулировал принцип недеяния Лао-цзы: "Никто не может сделать чистой мутную воду, но оставьте ее в покое, и она очистится сама". Не стремитесь управлять, переделывать, насиловать, природа прекрасна, неужели вы не видите? "Предоставьте всем вещам идти их естественным ходом, и не вмешивайтесь" (Лао-цзы).

         Доверие природе, мягкость, уступчивость, всеприятие, преобладание женского начала, инь - вот что такое недеяние "увэй", а вовсе не оцепенение и абсолютная неподвижность, от которой пролежни на спине образуются и бока мохом обрастают.

         Лао-цзы предупреждает: "Если кто-либо хочет овладеть миром и управлять им, того постигнет неудача. Ибо мир - это священный сосуд, которым нельзя управлять. Если кто хочет управлять им, уничтожит его. Если кто хочет присвоить его, потеряет его".

         Запад и Восток - антиподы не только в духовно-экологических, но и в социально-этических вопросах. Индивидуализму, эгоизму, конкуренции (человек человеку - волк), потребительству, алчности Запада противостоят восточная общинность, коллективизм и взаимопомощь, соборность души, нестяжательство, способность довольствоваться малым.

         Любой здоровый организм, биологический или социальный, состоит из элементов, строящих свои отношения на основах взаимопомощи. Невозможно составить никакую жизнеспособную систему из элементов, конкурирующих друг с другом. Когда в организме появляются такие клетки, это означает возникновение раковой опухоли, и победа в конкурентной борьбе оборачивается смертью не только побежденных тканей, но и победителей, которые не могут жить, не паразитируя на чужой живой системе.

         Любая народная культура - это Восток, будь то нанайская, чукотская, русская, или, до недавних времен, французская или шотландская. Запад - лишь господская, как говорил Лев Толстой, интеллигентская культура, конечно, со времен Прометея и Парменида очень сильно распространившаяся. Однако везде, где сохранился человек земли, где отношения между человеком и землей, человеком и природой не опосредованы техникой, там сохранилась и народная культура.

         И переход к другой системе ценностей, смена общественно-политического и государственного устройства, о которой говорили идеологи Рио-92, не вызовет морально-психологических трудностей, потому что это будет всего лишь извлечением из незаслуженного забвения народных идеалов. Жажда наживы, индивидуализм, эгоизм, конкуренция, борьба всех против всех - не имеют корней в душе человека, они навязаны и неглубоки.


Назад