УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ КАК МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

В.Н. Котляр
г. Барнаул

        Прошло десять лет с того времени, когда Конференция ООН по окружающей среде и развитию декларировала стратегию устойчивого мирового развития (июнь 1992, г. Рио-де-Жанейро) [1]. Но в мире спокойнее не стало. Катастрофы, стихийные бедствия, вооружённые конфликты, дестабилизирующие обстановку в том или ином районе планеты, с каждым годом усугубляют общую неустойчивость несущих конструкций человеческого бытия. Зловещий характер приобретает набирающая новую силу в связи с технологическим прогрессом гонка за богатством, которое, вопреки иллюзиям, не сыплется, как из рога изобилия.

         К тому же пока не только у народов, но и у политиков нет научного представления об устойчивом развитии человечества. Нет и значительного общественного движения, которое бы на практике реализовывало предложенную ООН стратегию. Объяснить это можно двумя взаимосвязанными причинами. Во-первых, в самой стратегии устойчивого развития не содержится пока прорывной идеи, которая могла бы "запустить" социальный синергетизм. Во-вторых, и это главное, мировой кризис ещё не обострился до такого предела, при котором прорывные идеи не только появляются, но и овладевают массами.

         Пока лишь научное сообщество (и околонаучное тоже) включилось в поиски теоретического решения проблемы. Наукой предлагается немало природоохранных мер, идей и принципов развития общества. На общем фоне выделяются исследования неправительственного института проблем устойчивого развития и лаборатории самоорганизации геосистем (г. Томск), главное достоинство которых состоит в широком общенаучном подходе, включая синергетический, к проблеме устойчивого развития.

         Если рассматривать проделанную научным сообществом работу в целом, то нельзя не заметить большой разброс взглядов на проблему, что является несомненным достоинством всякого нового научного направления. Но в этом многообразии пока нет "осевого вектора", придающего проблемному пространству целостность. Из-за различий в подходах проблема раздробилась на частные задачи, решаемые относительно самостоятельно. Сложившаяся картина напоминает некое космическое пространство, в котором движутся созвездия вокруг ещё не сформировавшегося центра. В самом деле, имеются теории отдельных аспектов устойчивого мирового развития, но почти отсутствуют изыскания методологического "ядра", которое могло бы выступать как единый общенаучный понятийный аппарат исследования проблемы в её всеобщей форме. Решать проблему такого масштаба в её особенных формах, как это делается теперь, придётся долго и вряд ли удастся завершить правдоподобным прогнозом новой парадигмы.

         В формулировке проблемы, вошедшей в широкий научный оборот (устойчивое мировое развитие), носитель устойчивого развития лишь подразумевается, а не называется. Исследователи по-разному отвечают на главный вопрос: что именно устойчиво развивается? Помимо этого, сами понятия устойчивости и развития используются не однозначно. Часто они вводятся в текст как само собой разумеющееся. Вызывает недоумение употребление понятий индустриальное, постиндустриальное, информационное общество не в значении технологии, а в смысле сущности общества. Широко используемый понятийный аппарат общенаучных дисциплин (общая теория систем, кибернетика, информатика, синергетика) полезен и необходим, но он пока недостаточно полон для объяснения развития человечества. Мы осмеливаемся утверждать, что научно обосновать стратегию устойчивого мирового развития вне контекста развития человеческого бытия невозможно.

         Всё сказанное побудило нас предложить свои скромные методологические изыскания, которые в данной статье предлагаются как предмет для дискуссии. Объектом нашего исследования берётся человеческое бытие, а предметом - его философско-методологические аспекты. Устойчивость развития человеческого бытия выделяется из предмета как конкретно-научный аспект. В мировоззренческом плане человеческое бытие здесь рассматривается как высшая форма материи, в которой общественное бытие и общественное сознание (в традиционно-философском их понимании) выступают как противоположности одной сущности (опредмеченное сознание, распредмеченная действительность).

         Методологическое решение проблемы предполагает разработку научного аппарата, позволяющего определить "осевой вектор" конкретно-научного исследования. В нашем случае надо раскрыть в едином контексте целый пучок понятий: человеческое бытие и его "единица", развитие человеческого бытия, циклы, фазы, стадии развития, прямой и косвенный результат развития, устойчивость и изменчивость человеческого бытия. При этом нельзя обойтись без опоры на категории материалистической диалектики и такие понятия, как сущность, структура, функционально-видовое многообразие человеческого бытия. В итоге методологического решения проблемы мы попытаемся охарактеризовать минимум факторов развития человеческого бытия.

         Основные гипотезы исследования: 1) источник развития человеческого бытия -активность людей и среды их обитания; 2) оператором развития человеческого бытия является цикл диалектического противоречия; 3) устойчивость и изменчивость человеческого бытия - сменяющие друг друга фазы разрешения и развития диалектических противоречий.

         Человеческое бытие. Речь идёт о целостном социоприродном образовании, включающем в себя общество и освоенную людьми природу. В общественном сознании представление о человеческом бытии есть, но понятие пока не сформировалось. Мы предлагаем следующее определение. Человеческое бытие - форма материи, в которой разрешаются и развиваются диалектические противоречия (родовой признак) в отношениях людей с природой и между собой (видовой признак). На обсуждение выносятся следующие доказательства.

         Известно, что в философии атрибутивным свойством материи считается движение. Но даже при самом широком значении движения трудно охватить все переменные состояния материи. Поэтому на общенаучном уровне принято считать атрибутом материи активность, которая включает в себя все формы движения, но не сводится к ним. "Материя, - утверждают естествоиспытатели, а не только философы, - более не пассивная субстанция, описываемая в рамках механической картины мира, ей так же свойственна спонтанная активность" [2, c. 37] . Это даёт основание считать источником функционирования, самоорганизации, саморазвития человеческого бытия его активность как материальной системы. Активность системы всегда ориентирована на "потребное" будущее.

         В первом приближении человеческое бытие выступает как огромное скопление функциональных систем, каждая из которых, по теории П. К. Анохина, образуется при ведущей роли полезного результата. Он писал: "… в нашей концепции результат имеет центральное организующее влияние на все этапы формирования функциональной системы, а сам полезный результат является, несомненно, функциональным феноменом, мы и называем всю архитектуру функциональной системой" [3, c. 29]. Есть, конечно, и некий интегральный результат, который организует человеческое бытие в целом как функциональную единую систему. Поэтому человеческое бытие не может быть исключено из иерархии функциональных систем. Но его нельзя сводить к функциональной системе. По этой причине функциональные определения человеческого бытия применимы лишь в определённых границах.

         Человеческое бытие представляет собой совокупность самоорганизующихся систем. Ведущим фактором самоорганизации является порядок, структура. В иерархии самоорганизующихся структур человеческое бытие как целое занимает высшее место. Но оно к этим структурам не сводится. Структурные определения не отражают всего содержания.

         Человеческое бытие - ансамбль саморазвивающихся систем. Ведущим фактором саморазвития выступают качественно новые продукты разрешения и развития диалектических противоречий. Поэтому определение человеческого бытия через категорию диалектического противоречия вполне правомерно. Но человеческое бытие к естественно саморазвивающимся системам не сводится. Саморазвитие человеческого бытия опосредствуется культурой - присущим только людям способом актуализации, субъективации, осознания, разрешения и развития диалектических противоречий действительности.

         "Ключ" к пониманию актуализации, субъективации объектвных противоречий кроется в отношениях между прямым и косвенным продуктами человеческой деятельности. Прямой продукт - это то, к чему человек стремится и чего достигает. Косвенный продукт - то, что появляется в связи с деятельностью человека, но за пределами познанного и управляемого. Причина появления косвенного продукта в том, что прямой продукт самим фактом своего существования вносит непредвиденные и, подчас, удивительные изменения в систему непосредственного "своего" окружения. Когда косвенный продукт начинает исключать возможность получения прямого продукта или дискредитирует его психологически, то для человека объективно существующее противоречие становится актуальным, субъективно значимым - проблемой. Человек побуждается к её решению. Итогом теоретического решения проблемы является открытие, а итогом практического решения - изобретение. Открытия и изобретения тиражируются и используются для массового производства прямых продуктов. Таков универсальный способ саморазвития человеческого бытия. Заметим, что прямой, косвенный продукты, осознание, открытия, изобретения здесь употребляются в самом широком значении.

         "Единица" человеческого бытия - уклад жизни локального сообщества людей (разумеется, не в узко экономическом, а широком культурологическом значении), обладающего самодостаточностью в смысле воспроизводства обстоятельств жизни и самих себя.

         Диалектика устойчивости и изменчивости в развитии человеческого бытия. Тайна активности материи кроется в отношениях двух её ипостасей - прерывности и непрерывности. На общенаучном уровне прерывность и непрерывность находят своё отражение в понятиях устойчивости и изменчивости (хотя полного соответствия между философскими категориями и научными понятиями нет). Устойчивость и изменчивость - внутренне единые, но противоположно направленные состояния активности материальных объектов. В них заключается двуединая сущность активности. Это ипостаси активности. Они не существуют друг без друга, тождественны и различны между собой, дополняют друг друга, обособляются и объединяются, переходят друг в друга и исключают друг друга. Указанные отношения между ипостасями обобщаются категорией диалектического противоречия. Мы не сводим противоречие к борьбе противоположностей, хотя не исключаем её, т.к. активность в обеих её ипостасях бывает агрессивной.

         Активность и её ипостаси не существуют сами по себе вне субстратного носителя. Поэтому в дальнейшем изложении мы будем говорить об устойчивости и изменчивости человеческого бытия как атрибутах материального объекта, состоящего из людей и обстоятельств их жизни. В том, что человеческое бытие одновременно находится в состоянии устойчивости и изменчивости, заключается диалектическое противоречие, которое никогда не исчезает, а находит формы своего разрешения и развития.

         Инвариант цикла разрешения и развития диалектического противоречия. Во временном разрезе диалектическое противоречие придаёт развитию человеческого бытия спиралеобразную форму: от максимально допустимой изменчивости человеческое бытие переходит к максимально возможной устойчивости, а от этого - снова к максимально возможной изменчивости, но на качественно ином уровне. Таков полный цикл развития.

         Как видно, он состоит из двух фаз: фаза разрешения противоречия и достижения максимально возможной устойчивости (функциональный порядок) и фаза развития противоречия, завершающаяся максимально возможной изменчивостью (кризис, функциональный хаос).

         Фаза разрешения противоречия начинается с кризиса, когда разрушается сущность предшествующей формы людского бытия и зарождается сущность качественно нового бытия. Это начальная стадия данной фазы. Зародившаяся сущность на следующей стадии развёртывается (лучше сказать самоорганизуется) в структуру качественно нового бытия, затем наступает стадия развёртывания сущности и структуры в устойчиво существующее функционально-видовое многообразие данной формы бытия.

         Фаза развития противоречия начинается со стадии возникновения дисфункций в устойчивом пребывании данной формы бытия, появляются предпосылки зарождения материального носителя изменчивости, что приводит к наступлению стадии разрушения структуры бытия, далее следует стадия разрушения сущности.

         Зарождается сущность последующей формы человеческого бытия, и цикл повторяется, но на качественно новом содержании. Ритмичность циклов обусловливается саморегуляцией человеческого бытия. Это форма информационной активности материи, присущая отношениям между устойчивостью и изменчивостью. Каждому циклу свойственен свой особенный тип саморегуляции.

         Переход от цикла к циклу - качественная смена человеческого бытия, которая выступает как скачок, революция, парадигмальный, т. е. сущностный переворот. Появление сущности более высокого порядка связано с формированием нового материального носителя устойчивости, что отражается в сознании как новый идеал, как прорывная идея.

         Описанную диалектику отношений между устойчивостью и изменчивостью нелегко интерпретировать применительно к развитию человеческого бытия в целом. Но если взять для анализа "единицу" этого бытия, например уклад нашего народа, то история в XX в. является убедительной иллюстрацией. Первый цикл социалистического развития начался революцией, прошёл пик устойчивости и оказался в пропасти изменчивости - кризисе.

         Культурологическая версия развития человеческого бытия. Сомнительно, что проблема устойчивого развития может быть решена в русле старых парадигм. Поэтому в заключение предлагаем культурологическую версию развития уклада жизни как "единицы" человеческого бытия.

         Имеется как минимум четыре фактора развития уклада жизни: пространство стихийно действующих объективных противоречий, проблемное пространство, культура и богатство. Предопределяющим фактором развития предстаёт пространство объективных противоречий, действующих как необузданная стихийная сила природного и социального происхождения. Пространство противоречий задаёт возможные направления развития уклада жизни. При обострении противоречия выступают как потрясения или чудеса. К ним люди приспосабливаются на подсознательном уровне. Но при определённых условиях объективные противоречия становятся актуальными для людей и осознаются ими. Определяющим фактором развития уклада жизни является проблемное пространство. Проблемы - это действительные противоречия, ставшие актуальными, субъективно значимыми для людей. Проблемное пространство - множество противоречий в познании и практике совокупного или индивидуального субъекта и в данном смысле является пространством субъективных противоречий. Ведущим фактором развития выступает культура. Это самое ёмкое понятие. Достаточно сказать, что оно охватывает все без исключения открытия и все изобретения, всю технологию материального, социального и духовного производства, все личностные новообразования людей Неудивительно, что сейчас - сотни определений культуры.

         В соответствии с изложенным выше пониманием человеческого бытия мы определяем культуру как способ, каким люди осознают и разрешают проблемы своего бытия [4, c. 20]. Именно культура (не сводимая, разумеется, к науке) выступает организующим началом уклада жизни, включая ресурсообеспечение. Выбор приоритетов в проблемном пространстве и принятие решений осуществляют люди в зависимости от присвоенной ими культуры общества, прежде всего, ментальности, мудрости, совести, ответственности, компетентности. История и повседневный быт доказывают, что культура оказывается ведущим фактором не только на пути к прогрессу, но и к регрессу человечества. Случается много перипетий, зависящих от межукладных и внутриукладных противоречий. Нередко уклады гибнут. Но человечеству в целом пока удаётся выйти на путь, заданный объективным содержанием действительных противоречий.

         Ресурсообеспечивающий фактор - это богатство (в широком культурологическом значении). Для осознания и решения проблем требуется, прежде всего, здоровье людей - главное богатство любого сообщества. Богатство охватывает все творения человеческого труда и поведения. Его можно определить как способ воспроизводства жизни людей. Из определений следует, что - культура и богатство - ипостаси человеческого бытия.

         На протяжении писанной истории гонка за богатством была главным стимулом активизации людей. Но это не может продолжаться вечно. Когда думаешь об этом, вспоминается крылатое изречение Сократа: "Живём не для того, чтобы есть, а едим для того, чтобы жить". Напрашивается аналогичная альтернатива: культура ради богатства или богатство ради культуры. В наше время человечество выходит на перекрёсток, когда культура и богатство начинают исключать друг друга не точечно, не очагами, а системно. Встаёт сложнейшая проблема, от решения которой зависит: быть или не быть человечеству. Не будем забывать, что все отдельные формы материи конечны. По определению, человечество существует в пространственно-временных пределах материального мира, в каких оно в состоянии осознавать и разрешать противоречия своего бытия.

         Культурологическая версия развития человеческого бытия, будучи материалистической и монистической по своей сути, за пределами основного вопроса философии применительно к истории не противостоит ни материалистическому, ни идеалистическому взгляду.

        Литература

  1. Ващёкин Н.,Урсул А. Ключи от будущего // Москва, 1997, № 12. С. 125-129.
  2. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. М: Прогресс, 1986. С. 37-50.
  3. Анохин П. К. Принципиальные вопросы общей теории систем // Принципы системной организации функций. М.: Наука, 1973.
  4. Котляр В. Н. Культура и воспитание на авансцене истории // Психолого-педагогические и культурологические проблемы личностно-ориентированного воспитания: Сборник науч. трудов Алтайского гос. ин-та искусств и культуры. Барнаул, 1999.

Назад