НЕОБХОДИМОСТЬ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

С.В. Могилюк
Павлодарский госуниверситет, Казахстан

         В статье рассматривается необходимость институциональных изменений в обществе в целях устойчивого развития. А именно: смена императива о необходимости роста доходов, изменение структуры налогообложения, расширение роли общественности; а так же возможность влияния этих изменений на ситуацию в Казахстане.

        Не ослабевает поток критики по поводу концепции устойчивого развития. Критикуется как сам термин, так и отсутствие действенных прогрессивных изменений в мировом развитии. По поводу термина необходимо заметить, что определений устойчивого развития существует множество, но ни в одном определении устойчивого развития не подразумевается устойчивость в буквальном смысле этого слова. Всегда имеется в виду неопределенно долгое развитие, не вступающее в конфликт с природой, учитывающее экологическую составляющую. Поэтому критика русскоязычного термина за противоречие между понятиями устойчивость и развитие несостоятельна. Различия же в определениях понятия устойчивое развитие обусловлены еще недостаточно сформированной теоретической базой концепции. Отсюда следует, что наиболее приоритетной задачей является создание фундаментальной научной базы устойчивого развития.

         Причина неудовлетворительных результатов конференций в Стокгольме и Рио-де-Жанейро так же состоит в том, что при разработке концепции устойчивого развития не было достаточной научной базы. Так В.И.Данилов-Данильян и К.С.Лосев отмечают отсутствие принципиально новых подходов к преодолению кризиса: "Опираясь лишь на прошлый опыт человечества, решавшего свои проблемы экономическими, социальными и финансовыми средствами на базе научно-технического прогресса, участники конференций пришли к выводу о возможности преодолеть и экологические проблемы теми же средствами" [1, с. 96].

         Многие исследователи указывают на необходимость глубокой структурной перестройки взаимоотношений общества и природы, которая должна в первую очередь затрагивать институциональную структуру самого общества.

         С.Н.Бобылев и А.Ш.Ходжаев [2] настаивают на важности введения в известную формулу, в общем виде представляющую устойчивое развитие, составляющей институционального фактора (I):

        

         В качестве иллюстрации приведем следующий пример. Дания, поставив целью сокращение общего потребления энергии, путем применения различных мер регулирования, добилась снижения энергоемкости ВВП на 35%; рост ВВП с 1973 г. составил 50%, при том что потребление энергии за указанный период осталось на прежнем уровне. Таким образом, можно достигнуть определенного экономического эффекта не увеличивая количество используемых природных ресурсов, за счет улучшения структуры природопользования [3].

         Сохранение здоровой среды обитания, а также ее ресурсного потенциала - основные условия устойчивого развития. Для достижения этого, в первую очередь, необходима смена общественного императива в целом, поскольку, как указывает Джеймс Робертсон: "пока потребители, производители и финансовые институты будут оставаться "заложниками" нынешней системы императивов (а именно: потребление должно расти, потому что производство должно расти, поскольку объем денежной массы должен увеличиваться в силу необходимости создания рабочих мест), катастрофический рост объемов потребления неизбежен" [4, с. 35]. А вместе с ним неизбежен рост антропогенного прессинга на окружающую среду.

         Увы, осознавая важность глубоких институциональных изменений, правящие круги не прилагают должных усилий в этом направлении, так как необходимые преобразования затрагивают сами устои их господства. На то, что институциональные изменения носят ограниченный, научно не обоснованный характер указывает хотя бы степень разработанности институциональных индикаторов устойчивого развития, которые, как провозглашается должны служить инструментом обеспечения действий.

         Однако в предлагаемом Комиссией ООН проекте [5] группа институциональных индикаторов чрезвычайно слабо разработана. Большинство из них (учет вопросов экологии и развития в планировании и управлении, национальные механизмы и международное сотрудничество для создания потенциала в развивающихся странах, международный институциональный порядок, международные правовые механизмы) измеряется наличием или отсутствием (да/нет), либо, даже если имеет количественное измерение (информация для принятия решений; усиление роли основных групп населения), все же слабо характеризует ситуацию.

         Так, если посмотреть через призму предлагаемых индикаторов на ситуацию в Казахстане, то картина получается почти отличная. Ратифицировано около 20 международных конвенций, касающихся устойчивого развития, работает программа "Институциональное усиление для устойчивого развития", следование принципам устойчивого развития провозглашено в ряде государственных программ и концепций, из нескольких тысяч НПО в Казахстане - экологических около 300, постоянно увеличивается поток газетных статей на темы экологии и т. д. Однако подобный прогресс не более чем декларация. Состояние окружающей среды продолжает ухудшаться, как впрочем, и сам контроль за этим состоянием.

         Прежде чем подойти к формированию показателей необходимо определить основные направления институциональных изменений.

         Устойчивое развитие должно быть самоподдерживающимся, то есть должно исключать подрыв собственной ресурсной базы, лишать само себя основ существования в ближайшем и отдаленном будущем. Сохраняющаяся же в Казахстане ориентация на развитие преимущественно добывающей промышленности снижает устойчивость экономики и негативно сказывается как на состоянии природной среды, так и здоровья населения. Добывающая промышленность становится главным источником национального дохода: в 1995 г. она обеспечила 48,6% всей экспортной выручки, в 1998 - 65,3%, в 2000 - 71,5%. За первые восемь лет независимости на долю сырьевых отраслей пришлось три четверти прямых иностранных инвестиций (47,5% от общего объема - в нефтегазовую отрасль, 24,1% - в цветную металлургию, 4,4% в черную) [6]. И эта тенденция сохраняется. Провозглашается превращение Казахстана к 2015 г. в одного из крупнейших производителей сырой нефти в мире, однако какова будет экологическая цена морской нефтедобычи - вопрос открытый. Кстати, в существующей ситуации разрушающие окружающую среду отрасли не обеспечивают благосостояния населению. Так, в Атырауской области, занимающей первое место по производству валового регионального продукта на душу населения именно за счет добычи углеводородного сырья, доля населения имеющего доход ниже прожиточного уровня превышает 50%. Разрыв между максимальной и минимальной заработной платой в данной области составляет 18 раз (против 12 в среднем по стране), а уровень безработицы - 15,1% (против средней по Казахстану - 13,5%) [7].

         Изменению в структуре производства помог бы предлагаемый Дж. Робертсоном [4], переход от налога на "создаваемые людьми ценности" к налогу на стоимость общественных благ, которыми они для этого пользуются, в первую очередь природных ресурсов. Это позволило бы стимулировать развитие отраслей, оказывающих меньшую нагрузку на природные ресурсы. Правильным использованием экономических инструментов можно было бы стимулировать рециклирование сырья, что позволило бы решить еще одну важную проблему - утилизации отходов. Так, к настоящему времени, на территории Казахстана накоплено более 20 млрд. т. промышленных отходов, при ежегодном поступлении около 1 млрд. тонн, из них полезно используется не более 100 млн. тонн, 95 % от общего объема добываемой руды попадают в отходы, зачастую чрезвычайно токсичные и размещенные в неприспособленных для хранения местах. За счет терриконов отвалов карьеров, буровых скважин, хранилищ отчуждаются свыше 60 тыс. га земель. Ежегодно в стране накапливается свыше 14 млн.м3 ТБО [8].

         Применение вместо традиционных командно-административных методов регулирования в экологической политике экономических инструментов позволило, к примеру, в Дании добиться существенного улучшения состояния составляющих окружающей среды: воды, воздуха, почвы.

         Другой важной мерой в достижении улучшения окружающей среды представляется повышение информированности о ее состоянии. Несомненно, что информационная сфера, являясь системообразующим фактором жизни общества, активно влияет на состояние политической, экономической и других сфер, представляя собой один из важнейших ресурсов человечества. В использовании именно этого ресурса многие видят перспективы будущего развития. Важно широкое информирование о состоянии окружающей среды, как общественности, так и субъектов природопользования - конкретных отраслей промышленности или предприятий. Это позволит повысить качество управления процессами природопользования, поскольку все принципы управления, так или иначе, базируются на понятии информации. Информация именно то, что имеет управляющий орган заранее, что получает в процессе управления и на основе чего строит обор своих дальнейших действий.

         В процессе отбора важны три составляющие: 1) из чего производится отбор, то есть возможные варианты 2) кто его осуществляет, назовем их эксперты, и 3) с помощью чего отбор осуществляется, или то руководящее правило, на основе которого делается выбор. Чем богаче множество из которого осуществляется отбор, тем больше шансов найти что-нибудь действительно ценное. Не менее важна роль второго элемента, так как именно его внутренняя сущность будет ответственна за выбранные варианты. И, наконец, третье - расширение мотиваций решений. Участие общественности позволяет повлиять на все эти три составляющие, имеющие равную ответственность за осуществляемый отбор. Так как, во-первых, позволит расширить количество возможных вариантов для выбора решения, во- вторых расширяет число экспертов, позволяя принять наиболее взвешенное, объективное решение и наконец, привлечение большего количества мнений помогает снизить в итоге субъективность принимаемого решения, учесть большее количество возникающих экстерналий предполагаемого воздействия.

         Расширяя информационное поле за счет привлечения общественности, мы так же способствуем преодолению эгоистических мотивов в обществе. Человек строит свои взаимоотношения с другими людьми, как на основе сотрудничества, так и на основе конкуренции. И человеку свойственно быть как альтруистом, так и эгоистом. Для движения к устойчивому развитию необходимо преодолевать преобладание алчности в обществе. Так, А.В.Поздняков считает: "Прогрессивно развивающимся государством необходимо считать такое, в котором наблюдается процесс расширенного воспроизводства нравственности. Только в этом случае можно добиться сближения социальных целей индивида и целей государства. Вся деятельность государства, его правительственного аппарата должна быть направлена на расширенное воспроизводство высоконравственных идеалов общества" [9, с. 24].

         Создание возможности более широкого участия общественности в выработке решений в области природопользования позволит так же привлечь опыт многих поколений, воплощенный в традициях коренных народов. Традиционные культуры могут стать источником значимой информации, ведь знания и практическая деятельность коренного населения отражают длительную адаптацию к реалиям окружающей среды.

         Большинство культурных традиций признают необходимость в рачительной заботе человека об окружающей среде. Они ценят природное наследие каждого поколения, которое, в свою очередь, оставляется грядущим поколениям. При необходимости сделать непосредственный выбор они в первую очередь учитывают долгосрочную перспективу.

         Уход от чрезмерной централизации в управлении природопользованием рационален и с точки зрения теории систем, рассредоточение контроля за состоянием окружающей среды между группами заинтересованных граждан позволит, создав разумное дублирование подсистем обеспечить стабильность всей системы в целом.

         В настоящее время в Казахстане, как и в других странах СНГ отсутствуют характерная большинству стран Западной Европы традиционная корпоративность и обширная сеть общественных и частных институтов обеспечивающих консенсус в общественной жизни. Несмотря на провозглашение "народности" сформировавшийся социалистический строй таковым не был. Скорее наоборот, наследием прошлой общественной формации является полное неверие большинства членов нашего общества в возможность активного личного влияния на изменения в обществе. Поэтому институциональные изменения должны быть направлены на то, чтобы научить людей (отдельных граждан, социальные группы) полагаться на свои силы. Они должны создать условия для роста осознания людьми необходимости увеличения своей роли в обеспечении развития общества как на местном, так и на общегосударственном уровнях.

         Видя большую роль в будущем развитии общественного контроля, Дж. Робертсон считает необходимым: "реформировать систему образования таким образом, чтобы она готовила людей не только к конкретной трудовой деятельности, но и к осознанию личной ответственности за судьбу общества. С момента рождения люди должны принимать как долг необходимость участия в общественной жизни на всех уровнях и прежде всего в жизни того места, где они проживают" [4, с. 50].

         Таким образом, институциональные изменения должны способствовать уходу от общества ориентированного на производство и созданию социально ориентированного общества, способного преодолеть растущие тенденции увеличения экономического неравенства и чрезмерной эксплуатации окружающей среды.

        Литература

  1. Данилов-Данильян В.И., Лосев К.С. Экологический вызов и устойчивое развитие. М., 2000. 416 с.
  2. Бобылев С.Н., Ходжаев. А.Ш. Экономика природопользования. М., 1997. 272 с.
  3. Экономические инструменты охраны окружающей среды в Дании. Копенгаген,1999. 216 с.
  4. Робертсон Дж. На пути экономических преобразований. Задачи нового тысячелетия. СПб., 1999. 103 с.
  5. Показатели устойчивого развития: структура и методология. Тюмень, 2000. 359 с.
  6. Дисембаев Р.Н., Инютина В.П., Махметова Ж.М. Обзор прогресс в Казахстане по выполнению "Повестки дня 21" // Экология и устойчивое развитие. 2002. № 5. С. 11-19.
  7. Заитова З. Пути преодоления бедности в Казахстане // Спектр развития. 2001. №2. С. 21-22.
  8. Келемсеит Е. Природа просит охраны // Экология и устойчивое развитие. 2001. №3. С. 13-27.
  9. Поздняков А.В. Стратегия российских реформ. Томск, 1998. 324 с.

Назад