СОЦИАЛЬНАЯ ПРИЧИНА КРИЗИСА ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ В СОВРЕМЕННУЮ ЭПОХУ

К.А.Никифоров, И.К. Никифоров, Г.И.Хантургаева
Байкальский институт природопользования СО РАН, г. Улан-Удэ

        Сейчас, в современную эпоху, науки естественным образом входят в жизнь. В связи с объективным развитием цивилизации человеческие отношения из области материальной переходят в область социальную. Поэтому они отличаются своей лабильностью, податли-востью любой идеологической пропаганде. По-видимому, следует подчеркнуть то обстоя-тельство, что именно труд связывает социальные отношения внутри человечества и эко-номику, которая, как всякое объективное явление, связано с материальным производст-вом. Дело в том, что сейчас любой труд механизирован, то есть связан с машинами и ме-ханизмами, которые или работают, или простаивают по воле людей. Проще говоря, если люди не работают, а больше митингуют, то производства останавливаются, соответствен-но, экономика впадает в глубочайший кризис. За примерами не надо далеко ходить: это "большой скачок" или "культурная революция" в Китае, к тому же разряду относится пресловутая реформа в России, рыночные отношения во всем мире. То, что называют сей-час встраиванием в мировую экономику, - это очередной миф. Люди должны работать, а не торговать всем: под лозунгом экологического кризиса люди торгуют даже водой и воз-духом.

         Во всем мире происходит перераспределение товаров потребления. К сожалению, истинные ценности, что называется емким выражением культура, сейчас теряют свои дос-тоинства. Мировой экономики, которую развивали США и другие страны капиталистиче-ского лагеря, нет и не было. Конечно, в мире существуют социальные различия, потому что они развиваются по законам нелинейных процессов. Экономика связана с производст-венной деятельностью во всем мире, независимо от социальных организаций людей на Земле. Говоря о пресловутом встраивании в мировую экономику, вовсе не имеется в виду развитие единой экономической системы, которая в сущности своей противоречит конку-рентной идеологии апологетов рыночных отношений. Однако, как бы этого ни хотели, прогресс мировой экономики лежит не в рынке, а в научных достижениях, вносимых в их лепту интеллектуальным потенциалом всего мира. Характерный пример - сплошная, так сказать, информатизация всего мира (через Интернет).

         Отметим, что апологеты рыночных отношений упорно и настойчиво насаждают сре-ди людей мира мысль о закономерности социального расслоения: грубо говоря, умение жить - значит, умение обманывать других. Антигуманизм известен с древности отрицани-ем человеческого интеллекта во имя подчинения мракобесию (сейчас в ходу "привязыва-ние" умов к "золотому тельцу" - доллару, добываемому любым путем, чаще обманом, подрядившимся под демократию). Между тем рынок к демократии никакого отношения не имеет, ибо так называемые демократические свободы понимаются весьма примитивно, как, например, отсутствие любого морального ограничения, так как поклонение "золото-му тельцу" как бы индивидуализирует людей, освобождает их от моральных ограничений, вырабатываемых сообществом, закономерно характерным для всего живого. Мораль оз-начает, по большому счету, культуру, характеризуемую кооперативной взаимосвязью ка-ждого члена сообщества, формализуемой через определенные каноны (законы, подзакон-ные акты и т.д.). По-видимому, истинное подчинение интересов каждого общественным идеям пока не присуще никакому государственному устройству, имеющему целью рацио-нальное производство: каждый трудится не абстрактно, для какого-то общественного бла-га - тут муравейник явно не подходит в прямом смысле.

         Однако, как бы ни развивалось человечество, цивилизация - всеобщее сознание, оно связывается со стремлением познать сущность того же муравейника, ибо он воплощает ум множества. В то же время это всеобщее сознание не исключает проявление таланта гени-ев-одиночек. Здесь полезно сделать одно замечание: сейчас в ходу мнение, особенно фи-лософов-науковедов, об интеллектуальной среде, характерной для нашего народа. По большому счету, нельзя согласиться с этим: пренебрежительное отношение к интеллиген-ции, на наш взгляд, вовсе не свидетельствует об отсутствии восприятия новшества в куль-туре, науке и образовании. Примеров практического воплощения выдающихся научных достижений (плазмы, лазеров, нанотехнологии, генной инженерии, в области биотехноло-гии и т.д.) весьма много. Именно нашему народу присуща природная тяга ко всему ново-му: взять хотя бы стремление к внедрению, не особенно оглядываясь на сиюминутную пользу. Это говорит об отсутствии чувства опасности: ведь никакой другой народ не воз-главлял в течение почти века огромный социалистический лагерь. Поэтому будет вполне объективно и не будет излишнего бахвальства, если сказать, что в новейшую историю че-ловечество возглавит тот народ, который раньше всех поймет преимущество интеллекту-ального труда. Тут совершенно понятно новое развитие человечества, направленное не на конкурентную борьбу за выживание, а на объединение всех людей нашей земли не только по принципу муравейника, по пониманию бесконечного по своему развитию интеллекту-ального потенциала. Но здесь речь не идет о какой-то гегемонии: добровольное следова-ние за чьим-то хорошим опытом вовсе не означает подчинения чьей-то воле или (хуже то-го) захвата чужих земель (колонии и доминионы).

         Между прочим, культура, наука и образование не знают границ. Ученые всего мира объединяются не только во время симпозиумов, конференций и съездов, но сейчас выхо-дят книжные, журнальные и другие издания. К сожалению, как было во все времена, до сих пор не истираются социальные различия ученых. Важно то, что в новейшее время во всех странах мира должен быть определен приоритет ума, а не материального богатства. Если же развитие человечества пойдет по сценарию достижения материального богатства, то закономерно расслоение человеческого общества на сильно богатых и сильно бедных, и как закономерность - будет процветание бандитизма и международного терроризма.

         Всеобщего рая на земле не будет. Человечество при любом сценарии ожидает изну-рительный труд, особенно в переходный период. Конечно, о возврате к прежнему команд-но-тоталитарному режиму и разговора не должно быть. Но в то же время, как для России, так и для всего мира, нужно изменение парадигмы, относящейся к первичной ценности человечества. Дело в том, что гармоничная жизнь на земле должна быть обеспечена не выживанием, а закономерным ее развитием. Вообще говоря, то, что называют мировым развитием, как это видно особенно сейчас, основано на потреблении, чтобы выжить, а по-требление - характерное свойство всего живого.

         Социализм же, хотя сейчас его ругают, имел своей идеей общественное развитие, но, к сожалению, остался тот же потребительский менталитет, правда, он видоизменился: личное потребление заменилось государственным. Справедливости ради заметим, что хо-тя некоторые считают, что Россия в 1917 г. выпала, так сказать, из общего мирового раз-вития, но она нисколько не отстала в интеллектуальном развитии от благополучных капи-талистических государств, например, США, развивающихся не 60-70 лет, а 200 или 300 лет. Такую объективность, почти граничащую с феноменом, можно объяснить именно общественным развитием, стимулируемым большой идеологией, предоставляемой Ком-мунистической партией. Эта Партия всегда утверждала благополучие людей, добываемое бесплатно. К сожалению, эта бесплатность стала пониматься буквально, а стремление ее добиться перешло в элитарность руководителей всех рангов КПСС. Почти незаметно для руководителей КПСС случился необратимый кризис в идеологии. Как бы его ни скрыва-ли, процветал кризис в хозяйственной деятельности, хотя идеологи КПСС утверждали, что при плановом хозяйстве кризис невозможен. Кризис оказался неминуем: не из-за пла-нового ведения хозяйства, а из-за неимоверной гонки производства, что влекло строитель-ство заводов-гигантов, недостатки средств и времени для ремонта и замены оборудования. В конце концов, многие предприятия-гиганты стали простаивать из-за нехватки сырья и элементарной поломки не замененных вовремя деталей машин и механизмов. Причем эта гонка не позволила внедрение новых технологий.

         Одним из важных идеологических пунктов в практической деятельности КПСС была внешняя политика, направленная на привлечение на свою сторону стран так называемого третьего мира и на соревнование с главным противником - США. Кризис экономики США имел другую причину, заключающуюся в перепроизводстве старых товаров. Для выхода из кризиса США развязали с СССР "холодную" войну, а в Юго-Восточной Азии (Корея, Вьетнам) "горячую" войну. Поэтому СССР оказался втянутым волей-неволей в "холодную" войну. Вся экономика оказалась милитаризованной: на ВПК работали все, даже мебельные фабрики, производившие ложа автоматов и винтовок. США, постоянно нагнетая военный ажиотаж, вели массированную идеологическую атаку на социалистиче-ский лагерь, обвиняя СССР - "империю зла", рвущуюся захватить весь мир, беспредельно занимающуюся гонкой вооружений. Народам внушалось, что если так будет продолжать-ся дальше, то отсталость в материальном отношении будет необратимой, страну ожидает голод и холод. Нужна, якобы, немедленная реформа. Удары наносились весьма целена-правленно. Самое уязвимое место - объединение народов: самый главный удар был нане-сен по КПСС. Идеологи США четко поняли, что КПСС терпит колоссальный кризис. Заи-мев неограниченную власть в руках, КПСС превратилась, по существу, в хозяйственный орган: фабрики, заводы, научно-исследовательские институты, школы, поликлиники, ба-зы, магазины, связь, печать и др. подчинялись партийным органам сверху донизу, руково-димым зачастую не специалистами, а партийными бонзами (то, что здесь говорится, не составляет никакого секрета: слепок с КПСС - КПК, с бывшего СССР - КНР (Актуальные проблемы экономики. КНР, Москва, 1999. 156 с.).

         Наверное, в распаде СССР и развале экономики обвинять кого-либо, и даже США, было бы непростительной ошибкой. Не меньшей, если не большей, ошибкой будет - ничего не замечать. Самой большой ошибкой является привлечение экономики к политике (к решению социальных вопросов). Этим, кстати, грешила КПСС, отсюда страшный кризис внутри самой партии. Экономика должна руководиться кем-то, значит, иметь власть. Сле-довательно, КПСС в лице экономики захватывает власть, которая в руках недобросовестных людей превращается в предмет личной наживы, для развития элитарности какого-то слоя населения

         СССР создавался как экономическая система, далеко не политизированная. По смыслу, он был союзом рабочих и крестьян, работающих и создающих общие блага, рас-пределение которых шло на развитие, как сейчас говорят, инфраструктуры и личное по-требление. Как в любом государстве, создавались оборотные средства, которые должны были идти на реконструкцию промышленного и сельскохозяйственного производства. Отметим, что денежные средства добывались внутри социалистического лагеря и торгов-лей, в основном, сырьем. Однако экономика стала понемногу политизироваться, и ее за-хватила КПСС, которая под давлением апологетов капитализма стала милитаризовать экономику. Конечно, в этих условиях на ВПК стали уходить все больше оборотных средств, из-за недостатка средств вся огромная экономическая махина стала разваливать-ся.

         История, как говорят, не терпит сослагательного наклонения. Не оправдывая поли-тиков как с той стороны, так и с другой, отметим, что иначе быть и не могло. Как мы об этом писали (Никифоров К.А. Наука, технология: проблемы современного общества. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ, Ассоциир. член изд-ва СО РАН, 1997. 146 с.), социализм - новая, нелинейная система, его надо было поддерживать ду-ховными и материальными усилиями: система как бы оказалась выкинутой из равновесия. Имея один и тот же тип экономики, КПСС не поняла, что организация ее должна быть со-вершенно другой, основанной на другом технологическом механизме. К сожалению, под реформой экономики понимают сейчас возврат к рыночным отношениям, якобы рынок автоматически создаст новую экономику. Но рынок - не экономика. Интересно то, что в России был сначала создан в результате революции новый строй - социализм, и на его ба-зе надо было организовать новую экономику. Хотя ее называют плановой, отличной яко-бы от экономики капиталистических стран, но она не выходила за рамки мировой эконо-мики, поэтому товары (как по наименованию, так и по качеству) были не хуже и не лучше, чем везде. Другое дело, издревле так повелось, что на мировом рынке Россия была только с сырьем, а не с готовыми товарами. Сейчас же, в новейшее время, положение нисколько не изменилось: рыночная блокада ограничивает торговлю, например, самолетами и верто-летами с Индией и другими странами. Если раньше говорили об эскалации социализма в страны третьего мира, то сейчас чего бояться? Значит дело не в социализме, а в элемен-тарной конкуренции: товары, хотя в СССР не было рыночной экономики, были по качест-ву нисколько не хуже, чем на Западе.

         Следовательно, сейчас, не говоря о больших потерях, особенно в социальной сфере, не думая о возврате, например, социализма, надо организовать новую экономику на базе новейших технологических разработок. Если так любим рынок, то он должен быть уже не товарный, а технологический. Перевод мировой экономики, так сказать, на новые рельсы, означает практически коренное изменение ценностных характеристик сырьевых материа-лов. Это значит, что во главу угла уже не должны ставиться сырьевые материалы, что ав-томатически перемещает экономические акценты - от нещадной эксплуатации природы к бережному к ней отношению.

         Вообще говоря, борьба за сырьевые ресурсы предопределяет все конфликты с самых древних времен. Вдруг все должно измениться - так не бывает. Однако к этому мир уже подошел: об этом свидетельствует декларация международной конференции об устойчи-вом развитии (Рио-де-Жанейро, 1992). Правда, весьма серьезный вопрос принял несколько другую окраску: именно, о помощи богатых стран, например, США, бедным. Заметим, что такая постановка вопроса не может решить этой острой проблемы. По-видимому, владеть ресурсами - еще полдела. Разговор идет о возможности их переработки: сырьевые страны должны торговать не сырьем, а хотя бы полупродуктами. Те же страны, которые владеют передовой технологией, перерабатывают эти полупродукты до готовых, высококачествен-ных продуктов (в этом случае, цена уже будет другая, не такая баснословно высокая, как при переработке сырья).

         Особый разговор должен идти об энергетических сырьевых ресурсах: нефти, угле и газе. Эти материалы при сжигании дают тепло, которое превращается в электрическую энергию. Как известно, тепловые электростанции имеют от природы весьма низкий КПД. Конечно, от сжигания топлива никуда не деться, но вопрос стоит, как сохранить, концен-трируя, тепло. Предлагают использовать электромагнитные волны (пример: печи СВЧ). Второй, не менее важный путь экономии энергии - широкое использование электроники, аккумуляторов, преобразователей, трансформаторов, магнито-электрических двигателей, генераторов и т.д. То есть экономия электроэнергии (как, например, в Японии) связывает-ся с развитием электротехнической промышленности.

         Нефть, уголь и газ - не только топливо, но сырье для химической промышленности. Поскольку в химической промышленности высокие температуры почти не используются, синтетические процессы являются главными, сопровождающими разложение исходных материалов в мягких условиях. По-видимому, синтетическое направление значительно расширяет поле деятельности традиционных и новых внешних воздействий (температуры, давления, катализаторов, электромагнитных излучений).

Назад