КРИЗИС МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ В КОНЦЕ XX ВЕКА (мифы и правда о рынке)

К.А.Никифоров, И.К. Никифоров, Г.И.Хантургаева
Байкальский институт природопользования СО РАН, г. Улан-Удэ

        Считают, что мировая экономика переживает в настоящее время кризис. Он не зависит от политического устройства стран мира и почему-то связывается с экономической реформой. Однако перемещение форм собственности, на которое возлагают основную ответственность за процветающий кризис, на самом деле оказывает лишь косвенное влияние. Причина же кризиса кроется в экологии, которая понимается не как охрана природы, а как природопользование. Если раньше выходили из кризиса за счет передела мировых богатств, то сейчас приходится делить богатства внутри своей страны. Поэтому так называемая пресловутая реформа закономерно влечет за собой расслоение общества внутри любого государства на различные социальные слои. Причем те государства, которые марксисты-коммунисты относили к империалистическим и которые не страдали лицемерным моральным ограничением в отношении дележа черного "пирога", оказываются сейчас в материально лучшем положении, чем государства социалистического лагеря, творящие реформы по механизму шоковой терапии. По-видимому, выход из кризиса - проблема далеко не простая и лежит все-таки не в материальной плоскости, то есть не в преимущественном понимании экономики как перехода к рыночным отношениям, ибо в мире рынок давно оказывается поделенным между так называемыми развитыми государствами.

         Интересно то, что экономические закономерности - не одно и то же, что социальные: экономические закономерности - фундаментальные и могут быть описаны линейными (статистическими), равновесными моделями, а социальные законы подчиняются нелинейным, неравновесным законам развития человечества. Экономические законы связаны с технологией производства товаров и тем самым реализуют, благодаря технологии, законы фмзики, химии, биологии и математики. Социальные законы экспериментально подтверждаются кооперативным взаимодействием в живых системах, а именно в системах, определяемых сознательным регулированием. Следовательно, можно предположить, что экономика непосредственно связана с технологией, а рыночные отношения, по-видимому, никакого существенного значения в экономике не имеют: производства регулируются технологией; рынок, как это неправильно представляют, определяют через конкуренцию товаров и считают поэтому "двигателем" экономики.

         Заметим, что хотя социальные законы объективны, но они многогранны и могут регулироваться кооперативным поведением (в человеческом обществе - общественным сознанием).

         Как известно, до критических ситуаций закономерным развитием в живом мире движет потребительский менталитет, что неправильно относят к реформам, имея в виду развитие рыночных отношений. Справедливость проведенных рассуждений доказывается не упадком экономики, а изменением социальных отношений в сторну расслоения по имущественному цензу. Механизм расслоения определяется все-таки не развитием экономики, а рыночными отношениями. Последние, по-видимому, не зависят от того, какой политический строй избран государством. Например, в коммунистическом Китае рыночные отношения также приводят к коррупции и взяточничеству (вообще ко всем атрибутам теневой экономики). Однако коммунистический режим, предполагая преимущественно государственное регулирование хозяйства, допускает в виде демократизации экономики частное предпринимательство, которое закономерно приводит к рыночным отношениям.

         Следует заметить, что социальные изменения, обусловленные кризисом, часто связывают с закономерным развитием в современности экономики. Выход из кризиса видят в так называемой реформе, идею которой должны разрабатывать ученые-экономисты. Это обстоятельство не является исключением, характерным только для Китая. Оказывается, многие китайские и российские экономисты стараются, так сказать, безболезненно приспособить частное предпринимательство (бизнес) к коммунистическому режиму. Однако экономика первична, поскольку она связана с производством. Поэтому можно предположить, что она не подвергается кризису и невозможно ее регулировать какими-то директивными указаниями свыше или рекомендациями ученых-экономистов. Кризис же относится к социальным процессам и выражается через страх быть голодными, разутыми и раздетыми. Грубо говоря, проявления и реализация жадности и страха приводят к стремлению захватить побольше у кого угодно (у соседа и природы наконец) материальных благ. Человечество развивается по своим законам: сейчас, в связи с открытием нелинейных, неравновесных процессов, не кажется каким-то нонсенсом отход от марксизма. Конечно, никто не отрицает первичности природы, вторичности сознания, но мы должны понять, что природа и сознание подчиняются разным законам и развиваются по-разному, подчиняясь линейным и нелинейным процессам. Экономика выходит к социальным процессам через технологии, а они направлены на переработку природных объектов. Истощение природных ресурсов прямо зависит от потребления человечеством: оно привлекает нужную технологию.

         Таким образом, человечество взаимодействует внутри себя благодаря кооперативным связям, а с природой - через технологии. Исходя из этого получается, что внутренние противоречия человечество должно решать само, а природа тут ни при чем. В то же время человечество не может жить без природы, и при любом общественном устройстве оно эксплуатирует природу, беря у нее все нужное и ненужное, так что технология развивается по своим законам, не зная никакого кризиса, - он (кризис) связан большей частью с материальным распределением добытого технологией из природы богатства. Поэтому правильнее будет связывать экономику с производством, а не с распределением (с общепринятым - рыночным): в конце концов процветают те государства, у которых высокоразвитое производство. По-видимому, недаром человечество создало науки (математику, физику, химию и биологию) для познания законов природы, а технологию - для использования природы на основе научных знаний. Оказывается, что интеллектуальное богатство не менее дорогое, чем материальное. Оно меньше всего подвержено коррупции. Примеров такой организации производства довольно много в Японии и США (технополисы, технопарки и пр.). Здесь совершенно не идет речь о так называемой социальной справедливости (в идеальном случае) - коммунизме, ибо социального равенства (понятие не экономическое) добиться, не работая, невозможно. Экономика - наука о труде, социология - о рынке. Очевидно, рынок - вовсе не экономика, а торговля (со всеми человеческими отношениями).

         Попытаемся проанализировать то положение, в котором оказались Россия и Китай. Под видом приватизации были остановлены промышленные производства, в связи с этим экономика оказалась полностью разрушенной, хотя в Китае у руководства страной осталась КПК. Подчеркнем, что экономика не зависит от партийных "докладных записок", хотя до сих пор в ходу мнение об отрицательности плановой экономики и тоталитарного руководства страной. Что дает пресловутая демократическая свобода? Пока одну коррупцию (Экономика любой страны подразделяется на промышленную и аграрную. В России и Китае промышленная экономика оказалась полностью разрушенной). Опыт экономики многих стран показывает, что промышленные производства оказываются строго специализированными и находятся под жестким контролем различных союзов и ассоциаций государств, а рыночные отношения, показываемые демонстративно, - вовсе не экономика, а больше политика: крупные производства требуют немало сырьевых ресурсов, поэтому многие государства могут участвовать в рынке только сырьевом; так что рыночные отношения в современных условиях - весьма удобная, незаметная форма зависимости (рабства - будет очень сильно сказано).

         Как известно, мировая экономика развивалась с созданием крупных промышленных производств, а Китай же был аграрной страной (с неразвитой промышленной экономикой). Кстати, вся Юго-Восточная Азия (те государства, которые называют "великими драконами") не отличалась развитием промышленной экономики: электроника, за счет которой поднялся авторитет этих стран в мире, стала, с одной стороны, счастливой находкой, а с другой - объективным отображением менталитета людей этих стран, природно направленного на познание, так сказать, "тонкой материи", или поля. В области электроники японцы, например, пошли по пути использования кооперативной взаимосвязи электронов, реализуемой в микроминиатюрной технике (вот почему именно в Японии стала развиваться нанотехнология). Заметим, что экономика меняет свое лицо: технологии сейчас уже не мыслятся без глубокой переработки сырья (на основе новых катализаторов типа ферментов, лазерной и плазменной техники, нанопроцессов и пр.).

         В социальных сферах, благодаря объективному установлению новых связей (сплошная информатизация), люди в мировом масштабе стали объединяться. Люди заново должны учиться жить вместе, на основе развития интеллекта. Очевидно, должно быть новое образование, направленное на развитие индивидуальных черт, которые, с одной стороны, отличали бы людей, а с другой - объединяли. Этим образование подобно религии, но отличается от нее тем, что не должно содержать нравоучения, проповеди, подчинения, например Аллаху, Христу и т.д. Заметим, что до сих пор знание было, так сказать, рациональным, направленным так или иначе на экономику. Между тем люди всего мира поклоняются какому-то сверхъестественному божеству, получают вполне объективно некое рациональное знание. Очевидно, доступность этого знания объясняется меньшим насилием над сознанием, по сравнению, например, с математикой или физикой. С другой стороны, оно содержит такое, что объединяет множество людей (грубо говоря, толпу). Таким образом, основные закономерности в социальных сферах в настоящее время объективно направлены на объединение людей всего мира. Поэтому, чтобы мировая экономика развивалась в гармонии с этими социальными закономерностями, необходимы новые технологии, основанные на глубочайшем изучении природных законов. Это значит, что должны быть созданы новые технологии, работающие на процессах, которые происходят в головном мозгу. Эти процессы, как известно, безынерционны и разветвлены. Реализация их означает переход к использованию, например, электромагнитных полей. Гармония же заключается в том, что в основе новой технологии лежит изучение кооперативной связи в системах (живых и косных). Поэтому новые технологии, составляющие основу новой экономики, объективно должны решать социальные проблемы, которые относим к экологическим проблемам.

         Следует подчеркнуть, что так называемая реформа, придуманная видными экономистами Запада, должна была служить одним из путей выхода из кризиса. Некоторые экономисты Запада посчитали, что причиной кризиса является сильное развитие государственных монополий. Поэтому выходом из кризиса может быть приватизация государственных предприятий, с продажей их частным предпринимателям. Однако в странах социалистического лагеря, в которых все предприятия подчинялись государствам, в процессе приватизации государства практически перестали быть хозяевами промышленных предприятий. Последние, получавшие ранее средства у государств, оказались, можно сказать, на пустом месте. Новые хозяева не могли организовать конкурентные производства, и повсемесно промышленные предприятия были остановлены. Справедливости ради следует отметить, что в современных условиях межгосударственные (особенно межсистемные) отношения строились, к сожалению, на политических интригах. Весьма удобным орудием для интриг оказалась реформа, реализуемая как рыночные отношения. Государственные монополии были низвергнуты большей частью клеветой на плановую систему производства: практика последних лет въяве показывает, что при такой, с позволения сказать, работе трудящихся только плановая система не один десяток лет (почти сотню) вытаскивала всю социалистическую систему. Вдруг кому-то захотелось поменять хозяев, и новые хозяйчики, охочие до государственного "пирога", оказались "в нужное время в нужном месте". Плановое ведение хозяйства - новый вид организации весьма сложной системы, составные части (разделы) которой кооперативно (самосогласованно) самоорганизуются. Причем плановое хозяйство возникает в точке бифуркации, в сверхкритических условиях внешней среды, достигаемых, например, нагнетанием военной опасности. Все страны социалистического лагеря, без исключения, выбрали плановое ведение своего хозяйства значительно позже, чем СССР. Оно воспринималось народами этих стран как строительство новой жизни. Это было, конечно, не случайно: СССР и эти государства за очень короткие сроки восстановили порушенное войной хозяйство. Плановое хозяйство - настоящее кооперативное взаимодействие отраслей промышленного производства, оно регулируется закономерным развитием, а не рыночной стихией. Почему с распадом СССР не стало социалистического лагеря? Вопрос этот и весьма сложный и, по-видимому, простой. Дело в том, что плановая экономика не могла скрепить многочисленные государства, входящие в социалистический лагерь.Самое главное, на наш взгляд, то, что коммунистические партии, организуя тоталитарные режимы, оказались в кризисе: коммунисты не могли предложить ничего нового народу. Коммунистические идеи, превратившиеся в конце концов в лозунги о материальных богатствах, которых можно добиться не трудясь, сыграли роль не объединения народов, а наоборот - разъединения. В науке, например, показано, что в таких сложных системах возникает хаос, который оказался поддержанным противниками коммунизма.

         Вероятно, было бы очень узко и неправильно винить кого-то в том, что случилось в последние годы ХХ века. Например, тем же китайцам и КПК никто не угрожал и не заставлял перейти в другой строй. Значит, нужны были и другие идеи, которые смогли и смогут объединить людей всего мира. Сейчас не только страны бывшего социалистического лагеря переживают так называемый переходный период, а, оказывается, весь мир охвачен кризисом, заключающимся в сильнейшем расслоении людей на непомерно богатых и очень бедных. Кризис возник и развивается из-за дележа нематериальных богатств и власти, и она оказывается эквивалентна деньгам: недаром китайцы говорят, что власть легко обменять на деньги. Руководит всем этим криминалитет. Отсюда в последние годы коррупция, теневая экономика, разгул бандитизма.

         Особо следует подчеркнуть, что в странах бывшего социалистического лагеря наблюдается сильнейшая бюрократизация власти, а почти вся огромная масса людей от заводских ворот ринулась на торговлю всяким товаром, не гнушаясь даже электрическими проводами и кабелями, находящимися под напраяжением. А власти, начиная с низов и кончая высшим эшелоном, твердят о продолжении так называемых реформ, пугая народ, что иначе, "не дай-то бог", вернутся коммунисты, отберут награбленное. Благое желание - углубление реформ - означает перевод всего хозяйства на рыночные рельсы, борясь, как прежде, и побеждая рыночную стихию на основе законодательных актов и налогов (якобы налогоплательщики должны быть заинтересованы в правильном - кто может сказать? - расходовании их "кровных" денежек).

         Апологетами рыночных отношений упорно насаждается мысль, что хорошего качества товаров, изделий, материальных предметов добиваются только в конкурентной борьбе. Однако жизнь показывает другое: сейчас, в пору расцвета рынка, появляются в больших количествах некачественные товары, лекарства и т.д., относимые официально к подделкам. Издревле известно, что хорошего качества можно добиться хорошей технологией, связанной, как говорили древние, с умением, талантом творить, а не выгодно продать, обманув покупателя. Поэтому следует подчеркнуть, что настоящее углубление рефомы, заключается, по-видимому, не в рыночных отношениях, придуманных апологетами антипроизводства, даже не в перестройке, намечающей реорганизацию народного хозяйства в сторону пресловутой демократизации (широкое внедрение хозяйственных расчетов для придания самостоятельности промышленным предприятиям, практическим продолжением которой является приватизация с шоковой терапией). По-видимому, нам старательно внушают идею о том, что страны бывшего социалистического лагеря должны встроиться в общую колонну государств: в пользу капиталистической системы приводят обычно обилие товаров всех видов на прилавках магазинов.

         Однако многим невдомек, что идеологический барьер во многом мощнее материального (пример тому - берлинская стена, разделяющая один и тот же народ на разные идеологии). В последние годы случился сильнейший идеологический кризис в КПРФ, из которого она не может выйти до сих пор.

         Подчеркнем, что экономика и идеология развиваются по разным законам. По смыслу рыночная или коммунисическая идеология не имеют отношения к экономике. Социалистическая и капиталистическая экономики имеют одно и то же основание - производство, которое зиждется на технологиях, а последние - на науках. Любое производство имеет свои технологические схемы, то есть оно работает по разработанному плану. Коммунистическая идеология вошла в глубочайший кризис по причине отхода от главного требования человечества - много и упорно трудиться и постоянно учиться. Поэтому так называемая социалистическая справедливость всегда граничила с равенством людей на бесплатные блага, которые должны накапливаться и, самое опасное, создаваться трудом, работой на общество. Оказывается (это почти тривиально), что общее благо должно создаваться большим производством, а не благотворительностью (пусть ботатых) предпринимателей.

         Нормальное государственное устройство должно обеспечивать работой всех трудящихся и создавать на доходах от производимых товаров и изделий общие блага. Здесь защита трудящихся переходит на защиту их работы, ибо последняя была эквивалентна общему коллективному усилию (значит, здоровью и обеспеченности трудящихся образованием, жильем, отдыхом и хорошим, качественным питанием). В этом отношении весома и интересна идеологическая подоплека, заключающаяся в приоритетах труда, как основы социальной справедливости. В этом случае равенство устанавливается на принципах труда, а не наоборот, то есть каждый имеет право на труд (как гласит коммунистический манифест).

         Приоритетность труда должна воспитывать утраченную в последние годы любовь ко всякому труду. Огромной проблемой является тяжелый труд, например, труд сельского жителя. Стремление к облегчению труда и даже к жизни вовсе без труда гонит крестьян в города, в результате создаются большие трудности с работой, жильем и другими социальными благами. До сих пор во всех странах, как это ни парадоксально, сохраняется между тружениками промышленности и сельского хозяйства. В сельском хозяйстве отсутствует регламент труда, значит, отсутствует нормальный отдых, что невозможно компенсировать никакой материальной заинтересованностью.

         Во всем мире должно быть изменено отношение к сельскому хозяйству и, конечно, к труженику сельскохозяйственного производства. Сельское хозяйство еще долгое время будет связано с землей, животными; то есть объекты труда - практически живые существа, и технологии определяются их количеством, а качество пищи для людей зависит еще от особенностей обработки сырья. По большому счету, сельское хозяйство зависит от земли. Человеческий интеллект должен соизмерять недра, пашни, пастбища и поселения для людей (в том числе города). Кому все это должно принадлежать? Ответ один: труженикам, а их организации должны быть соответствующими. Самое главное требование - чтобы труд не разъединял людей, а объединял. Тогда лишь можно добиться вместо хаоса порядка. Почему-то психологически оправдывается единоличие: чтобы человек хорошо трудился, он должен быть хозяином чего-то. Конечно, человек, как и любое живое существо, индивидуален, но он не может жить один. Человек должен быть свободным, но то, что составляет жизнь - своеобразная бифуркация и обусловливает кооперативную связь множества. Эта кооперативность вовсе не свидетельствует о том, что человек должен быть хозяином кого-то и чего-то. В современном мире она определяется интеллектом. Разумеется, сейчас никого не заставишь возводить какую-то пирамиду или каменные идолы, что находят до сих пор на о. Пасхи. Однако, что интересно и важно, труд, связанный с переработкой какого угодно сырья, остается тяжелым и энергоемким. Особенно это касается сельского хозяйства.

         Но сельскохозяйственное производство, резко отличаясь от промышленного примитивностью технологии, обеспечивает человечество продуктами питания, которые должны быть качественными. Технический прогресс в сельскохозяйственном производстве способствует увеличению количества исходного сырья и улучшению качества готовых продуктов.

         Следует подчеркнуть также озабоченность в отношении истощения "живого слоя" (по В.И.Вернадскому), который, к счастью, восстанавливается, работая в комплексе с растениями, жучками и червячками. В этой связи интересно открытие академика Н.И.Вавилова, заключающееся в кооперативной взаимосвязи живого, приспосабливающего почву для успешной жизни. Наверное, больше по наитию (из-за недостатка пахотных земель), китайцы засеивают рис многократно на одном и том же поле. Оказывается, корневая система риса, с одной стороны, поддерживает кооперативное множество растений, а с другой - постоянно создает плодородный слой почвы. Стоит только прекратить сеять рис (якобы дать "отдохнуть" земле), как повсеместно и моментально начинается засоление и опустынивание. Это свидетельствует о разрушении гранитной породы, с измельчением ее и образованием песчаников.

         Несмотря на то, что сельское хозяйство является главным производством, кормящим население всего мира, оно, вероятно больше по традиции, остается на вторых ролях, хотя по трудоемкости намного превосходит любое промышленное производство. Внимание каждого государства должно быть резко изменено. Прежде всего, большая часть населения земного шара должна жить в сельской местности и трудиться в сельскохозяйственном производстве. Очевидно, сейчас требуется ото всех ясное понимание необходимости этого производства. Если раньше хозяином на земле был земледелец, то сейчас на поле хозяин тракторист, который в лучшем случае знает, что трактор без горючего с места не сдвинется.

         Сельское хозяйство ежегодно, выращивая урожай (будь то растения или животные), производя продукты питания, работает эффективно, в отличие от промышленности, имеющей дело с так называемой косной материей. Дело в том, что выращивание живого и добыча, например, полезных ископаемых - не одно и то же. Конечно, все живое растет в природе самопроизвольно. Однако существует сельскохозяйственная наука, направленная на выращивание урожая. Но, строго говоря, это не совсем так: биология живого задается природой, вмешательство науки (что мы называем технологией) заключается в помощи, скажем, живому для жизни его в природе. Например, чтобы растение выросло, надо, прежде всего, засеять его в обработанную почву и ухаживать за ним во время роста.

         Закономерность, предопределяющая устойчивость живого, обусловлена кооперативной взаимосвязью множества элементов системы. Взаимосвязь элементов множества реализуется по-разному: в равновесных условиях - за счет потенциалов их взаимодействия, в неравновесных условиях - за счет вращательного движения элементов множества и сложения моментов вращательного движения (вся система приобретает колебательное движение). Следовательно, общим свойством множества является его устойчивость, обеспечиваемая колебательным движением системы.

         Интересно, что в северных широтах вода очищается льдом, в южных широтах - растениями. Это хорошо видно даже на Байкале: зимой вода очищается льдом (лед, как известно, отторгает любую примесь), а летом вся грязь западными ветрами, обусловливающими течение воды, выносится на восточный берег, на котором усиленно растут тростники и другие болотные растения. Это болото называется байкальским сором. Растения обеспечивают не только чистоту воды, но и в значительной степени чистоту воздуха.

         Анализируя сельскохозяйственное производство, отметим, что от него напрямую зависит жизнь населения Земли. Оно не может иметь кризисов, ибо человек постоянно должен иметь пищу, одежду и жилище. Сельское хозяйство не терпит экспериментов типа реформ для перехода к рыночным отношениям. Конечно, могут быть стихийные бедствия, например наводнения. Поэтому, относя производство к экономике, можем сказать, что сельское хозяйство является основой экономики любой страны мира. Рыночная конъюнктура здесь не играет также никакой роли: все страны производят или покупают необходимые для людей продукты питания. Падение эффективности производства, по-видимому, не зависит от рыночных отношений. Причина кризиса также очень простая: в последние годы в сельскохозяйственное производство вкладывается мало труда. Обработка земли, подбор семян, внесение удобрений, ирригация, уход за посевами, сбор урожая и переработка на продукты питания - вот необходимые процессы, они же никоим образом не определяются рыночной стихией. Выращивание урожая - это сложный биологический процесс развития какого-то вида живого, и оно не зависит от рыночных отношений.

         Рынок больше имеет отношение к финансовым ресурсам, характеризующимся валютами, деньгами. Последние являются эквивалентами товаров. Характерное свойство валютной системы - инфляция: кризис сразу же влияет на ее уровень. Самой устойчивой валютой в настоящее время может быть назван доллар. Устойчивость доллара вовсе не свидетельствует об отсутствии кризиса в США. Доллар стал международной валютой, его поддерживают гласно или негласно все страны мира. Устойчивость доллара обусловлена тем, что основу экономики развитых стран составляет производство промышленных товаров в консорциумах предприятий. Эти страны имеют свой рынок, где в ходу товары высочайшего качества. Остальным странам остается торговать только сырьем. Так называемое углубление реформы означает все большее превращение стран бывшего соцлагеря в сырьевой придаток для развитых стран и рынок сбыта ширпотреба этих стран.

         По-видимому, плановую экономику уничтожили только в социалистическом лагере, не исключая Китай и Кубу. Подчеркнем, что плановая экономика - это не изобретение коммунистов, а закономерное развитие любого производства, использующего достижения науки. Наука нужна производству только при плановой его организации, ибо наука всегда направлена на усовершенствование технологии (что-то до сих пор нобелевскими лауреатами никто не стал в конкурентной борьбе, и кто-то тоже возразит: открытия также не делаются по плану). Вообще говоря, кризис всегда сопровождается отсутствием товаров высокого качества: оно может быть физическим (как в России - в начале рыночной стихии) или морально устаревшим (как в Японии или США). В первом случае кризис создался искусственно, во втором - он называется кризисом перепроизводства.

         Следует отметить, что плановую экономику связывают с отсутствием ее гибкости. Однако плановое ведение производства тут ни при чем: причина кроется в несовершенстве промышленной технологии и организации производства.

         В последние годы XX столетия экономика всего мира, в том числе капиталистических стран, из года в год все больше милитаризовалась. Паритет нарушался в пользу стран социалистического лагеря: большая часть нагрузки приходилась на США, а европейские государства все еще поднимались из руин Второй мировой войны. Поэтому США усилили идеологическое давление на руководство стран социалистического лагеря. Их критические суждения: СССР - империя зла; экономика в соцлагере настолько милитаризирована, что, безусловно, требуется конверсия военных предприятий; государства монополизировали все предприятия - необходимо отдать их новым хозяевам путем приватизации. К тому же коммунистические лидеры стали (в пору кризиса коммунистической идеи) "удельными князьями": под лозунгом демократизации стали наполнять свою личную власть общенародными деньгами. Почему-то бывшие коммунисты быстро перекрасились в капиталистов и свято верили, что в капиталистическом раю, приходящем закономерно вслед за социализмом, должны быть все хозяевами какого-то имущества, и одно это дает право не работать. Поэтому все ринулись в бизнесмены.

         Чтобы как-то оправдать развал экономики в странах соцлагеря, придумали "великие" экономисты-добродетели, типа Сакса, Сороса и др., рыночную экономику как основу реформы современной экономики. Кстати, ни Сорос, ни Сакс не слывут в США великими реформаторами. Между прочим, страны капиталистического мира далеко не однородны. Европейские страны - недаром их называют странами Старого Света - во многом отличаются от США и стран Америки. США, хотя имеют колоссальный потенциал, никогда не выступают объединяющим фактором; наоборот, часто и совершенно неожиданно они могут развязать войну на Ближнем Востоке, в Азии, в центре Европы (Югославия). Наверное, должно быть многим понятно, что терроризм - весьма опасное явление в нашем веке и волей-неволей поддерживается безнаказанностью, вседозволенностью сильных мира сего. Тут, кажется, белыми нитками шито, почему так называемые арабские фундаменталисты сейчас могут воевать в Африке, Чечне, Албании и т.д. Интересно то, что толкают на преступления не какие-то пресловутые чувства мести, а нефтяные скважины, дающие почти бесплатно черное золото. Кто-то хочет погреть руки на этом. Вот поистине дальновидным политикам разряда Бжезинского было ясно: не нужен в мире огромный социалистический лагерь, владеющий колоссальными богатствами внутри себя и в дружественных странах Ближнего Востока.

Назад