УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ БЕЗ ВОЗРОЖДЕНИЯ БАЗИСНЫХ ТРАДИЦИЙ НЕВОЗМОЖНО

С.А. Плешаков
АНО "Зеленый дом", Хабаровск

        Археология делает все возможные попытки отыскания материальных признаков минувших цивилизаций. Продиктованы же они по большей части желанием убедить нас в утвердившемся мнении о поступательном саморазвитии природы, человека и общества. Теории Большого Взрыва, горячей и сжимающейся Вселенной, зарождения белковой жизни в океане, эволюции всего живого из первичных белковых форм - теории, дополняющие одна другую, известны всем. Суть их не выдерживает серьезной критики, но все оппонирующие идеи не находят столь же великого числа последователей.

         И все-таки, наблюдая великую избирательность Природы, явный циклический характер ее кропотливой работы, невозможно не прийти хотя бы к предположению, что ни животный и растительный мир, ни человек, ни общество не являются саморазвивающимися и самоорганизующимися структурами.

         Древняя мудрость индийских мудрецов гласит: как вверху, так и внизу. То есть мир на всех своих параллелях управляем системой аналогичных законов и принципов. С этой точки зрения, изучая законы формирования человека, можно спроецировать их на законы формирования человеческого общества. Мы можем предположить, что древние народы повторяли путь развития человека: подобно ребенку, древность была более духовна, нежели ментальна, и способна обходиться существовавшими орудиями труда. Отсюда следует: наивно, не найдя фрезерно-расточного станка с ЧПУ времен Атлантиды, утверждать, что древность не отличалась признаками цивилизации и вообще едва вышла из пещер, если не спустилась с деревьев. Необходимо разыскивать не материальное, но духовное наследие минувших цивилизаций; археологам должны помочь ориентологи. Наследие древних заложено в преданиях, традициях, религиозном культе, но явно сокрыто под искусными образами и аллегориями.

         Смысл изыскания духовного наследия, и именно расшифровки древних легенд, должен иметь целью обретение древнего опыта Устойчивого Развития. Подобно древним рецептам изготовления ковкого стекла или дамасской стали, исчез рецепт Устойчивого Общества. Ныне нет египтов с шести или более тысячелетней историей, но есть масса государств, чье существование едва ли покрывает пару-тройку веков, однако же претендующих на (идеологический) эталон системного равновесия и некоей саморегуляции.

         Есть смысл искать прямые или косвенные остатки принципов Устойчивых Обществ древности. Однозначно ими являются:

         Пожалуй, лишь восточные государства являются и по сей день носителями большинства уцелевших принципов Устойчивого Общества. Мусульманские государства этим весьма обязаны Исламу и Мухаммеду, восстановителю древней Традиции. На то, что данная Традиция не химера, что она была основой Устойчивых Обществ древности, имеются подтверждения в Коране. Например:

         - некоторые айяты прямо указывают на то, что Мухаммед разделяет платоновские взгляды. А не Платону ли мы обязаны первым и наиболее четким описанием Устойчивого Государства?

         - Коран указывает на цепь посланников, утверждавших данную Традицию у других народов. Хотя среди них Коран называет Моисея и Иисуса, однако утверждает, что их последователи исказили Традицию;

         - относительно Традиции одни народы называются верными (Традиции), другие - неверными;

         - судя по Корану и Тафсирам (комментариям к Корану), Азия имела единую империю, собирателем которой явля лся уважаемый и почитаемый в Азии царь Давид, единую религию, о чем говорят однообразные легенды у всех азиатских народов, в том числе и у евреев, а также единый Храм, Каабу. Мухаммед только восстанавливал, а не заново учреждал древние базисные принципы, которые, к примеру, извратили евреи, переписавшие азиатскую историю как собственную национальную, и позабыли арабы.

         В настоящее время, если бы не сплоченные усилия Запада по удержанию в нищете стран Третьего Мира, исламские государства являли бы, а некоторые (Иран) и являют удивительные образцы устойчивости, несмотря на все попытки внутренней и внешней реакции. Тоу подтверждением следующие признаки.

  1. Налицо единство политической и религиозной идеологии (Мухаммед утвердил общину верующих и граждан одновременно). Принципы ислама являются действительными духовными ориентирами в жизни подавляющего числа граждан, что неизменно западная идеология называет признаком фанатизма и фундаментализма. В то же время Запад не может предложить этому никаких реальных противовесов, кроме материальной заинтересованности, возможности карьерного роста (потворства тщеславию и честолюбию) да откровенных черных миазмов, производных неуемной жажды власти и богатства.
  2. Устойчивость прослеживается не только на уровне духовных движущих принципов, но и в реальной бытовой жизни. В противовес еврейскому ростовщичеству, многие исламские государства, к примеру Судан, ввели беспроцентный займ для своих граждан; осуществляется свобода экономической деятельности.
  3. В ответ на претензии феминисток, можно заметить, что женщины исламского мира принимают все большее участие в политической государственной жизни, избираются в высшие правительственные органы. Дети имеют право на бесплатное базовое образование. Есть бесплатное медицинское обслуживание малоимущих слоев населения.
  4. Интересное явление представляет собой исламская семья. Во-первых, у мусульман сохранились признаки большой патриархальной семьи; есть сильные родовые связи. Исламские поселки представляют собой устойчивые родовые сообщества, практически земледельческие и скотоводческие общины. Сильна роль старейшин. Отношение к детям прямо противоположно западному. На Западе в первую очередь имеются в виду принципы быта, превалирующие над деторождением, отчего западные семьи, точимые, ко всему прочему, червями насаждаемого разврата, редко имеют более одного ребенка. Семьи мусульманских народов имеют первым принципом деторождение и воспитание достойных мусульман; они практически воплощают завет Пророка:

         Потеряны для Бога те,
        Кто убивает собственных детей
        По глупому невежеству и безрассудству…
        …Детей своих из страха обеднеть не убивайте,
        Прокормим Мы и вас, и их…

        (Сура 6, айяты140, 151).

         Западная же семья чаще всего из страха перед трудностями и бедностью идет на реальное детоубийство - аборт, в то время как на Востоке, даже в условиях сильнейших жизненных трудностей, семьи практически всегда многодетны.

         Можно приводить многочисленные примеры в пользу устойчивости мира Ислама, однако он и сам постоянно убеждает в этом все мировое сообщество. Для нас же мир Ислама интересен своей верностью Традиции, представляя реальную возможность для социальных философов изучать принципы Устойчивых Сообществ в жизни. С другой стороны, ищущему уму совершенно нет нужды ждать результатов новых раскопок и археологических открытий, чтобы раскрыть и усвоить мировой опыт - данный опыт всегда находится перед нашими глазами. Было бы желание его изучать и творчески применять в собственных государственных системах.

         Относительно последнего не будет лишним заметить, что Устойчивое Развитие вряд ли является закономерным плодом в поступательном развитии общества. Наивно предполагать, что стоит только задать те или иные условия, параметры, как оно тут же появится. В истории нет ничего нового, старое же убеждает нас в том, что Устойчивое Развитие постоянно конкурирует с Устойчивой Деградацией. Конкуренция выявляется через войны, революции, катастрофы - в общем, значительные потрясения. Из этого следует, что ожидать, пока государства, тем более западные, и в частности Россия, путем проб и ошибок нащупают и пожелают воплотить принципы Устойчивого Развития, не приходится. Данные принципы, несущие социальную гармонию, могут быть утверждены только усилием. Апостолы Деградации вряд ли пожелают сдавать позиции; сценариев перехода от Деградации к действительному Развитию может быть много.

         Нечто подобное мы можем отыскать в истории. Нам не нужно далеко ходить за примерами; раз мы уже упомянули Исламскую систему. Можно проследить, каким образом произошло утверждение ее основных принципов. Существует разные мнения о причинах явления Ислама миру. Главенствующая точка зрения, усматривающая причину в экономических противоречиях, представляется мне наиболее уязвимой. Если Ислам есть суть и следствие социального переворота, борьбы классов, перераспределения власти и богатства, контроля над территориями, войны кланов и прочих приземленных процессов, то отчего Ислам, по данной теории оказавший столь большое содействие клану мединцев, не утвердил в основе своей столь же материальные принципы, на которых настаивают авторы главенствующей теории? Отчего духовные основы ислама на века взяли верх над клановыми, материальными, властными и прочими стремлениями? Выходит, следствие совершенно очевидным образом стало отличаться от причины, чего никакой диалектикой не предусмотрено. По всей видимости, некая более веская причина вызвала к жизни Ислам, некие более сильные противоречия стояли у его колыбели.

         Многие исследователи замечают большое сходство религиозных Писаний и догматов христиан и мусульман. У.Джонс прямо называет мусульман неортодоксальными христианами. Тем не менее мало кто замечает четко антихристианский характер мусульманства. Хотя Коран положительно относится к христианам и иудеям, как к людям, имеющим Писание, однако уже последние годы жизни Мухаммеда ознаменовались походом мусульманской общины против христиан и иудеев. Направление дальнейших военных походов мусульман-арабов и мусульман-турок однозначное - Византия и Рим. Христиане платили Крестовыми походами и Реконкистой.

         Религиозная вражда обусловлена первыми веками христианства, прошедшими под знаком яростной борьбы церковных партий, получившей название Борьбы с ересями. Разгромленные партии гностиков, донатистов, ариан, несториан, монофизитов и др. придерживались восточно-ориентированных религиозных положений. Суть восточной ориентации в том, что Восток признает Бога внутри человека, а Запад - вовне. Из этого следует, что человеку с восточным самосознанием не столь нужна внешняя помощь, и оформляется она в пару "ученик - Гуру". Для человека с западным самосознанием церковь, как мост к Богу, как предстательница и гарант прощения за дурное поведение, как надежда на Спасение - просто незаменима. Данный расклад умаляет роль церкви на Востоке и до предела возможного усиливает на Западе. Именно за место под солнцем билась Римская иерархическая епископальная церковь с гностиками, арианами, несторианами и прочими еретиками, учением которых основание церковной власти расшатывалось очевидно.

         Возвращаясь к мусульманству, мы замечаем, что в нем прослеживаются как антихристианские политические и социальные положения, так и христианский строй религиозной мысли; неортодоксальность последней имеет еретическую, с точки зрения догматического христианства, природу, что дает нам право предположить, что христианские ереси были одним из источников социально-духовного учения Ислама.

         Коран слово в слово повторяет не только ветхозаветные легенды о Ное, Моисее и других посланниках Аллаха, но и евангелические сюжеты. В Коране Апокалипсис на каждом шагу! Под неверными подразумеваются иудеи и христиане, хотя и отмечается, что среди них есть мудрые люди, почитающие Истинного Бога, то есть придерживающиеся правильной Доктрины. Коран категорически выступает против христианской Троицы, против неправомерной власти христианских епископов. Можно долго приводить очень смущающие немусульманский ум заключения, которые стремятся к одному: парадигма Корана христианская, а точнее - христианско-еретическая. Если же вспомнить, что в 628 г. Мухаммед принимал несторианского патриарха Ишуягва II, то вопрос становится просто прозрачным: не несторианином ли был Мухаммед?

         Война с ересями вылилась в войну мусульманства и христианства, и несколько ранее был тому прецедент. Епископ Ульфилла в IV в. обращает германцев в арианство - и германские племена в 410 г. берут Рим, затем римскую Африку, громят западную часть империи. Мухаммед среди арабов - чем не Ульфилла, но более тактичный, более мудрый? Ислам внешне отличен, оболочка у него другая, нежели у христианства, и уже только одно это никогда не даст слиться этим религиям воедино, а значит - власти Запада над миром, пока жив дух мусульманства, не бывать никогда!

         Мухаммед выстраивает систему противовесов христианским беззакониям. Я приведу семь из гораздо большего числа замеченных мной, чтобы доказать противо-кафолический характер ислама. Данный прием напоминает принцип построения "Манифеста" Маркса: у буржуа рынок - у коммунистов будет план, у буржуа церковь - у коммунистов атеизм, у буржуа семья - у коммунистов ее не будет. Маркс не был идейно богат, он шел от противного. Мухаммед применил тот же метод, но, да простят меня марксисты, без перегибов, куда более умно.

         Противовес первый. Вольготнее всего "кафолики" чувствовали себя во Франконии, где правили захиревшие Меровинги. Рим начинал постигать на опыте искусство разделять и властвовать: одной рукой он поддерживал крупных феодалов против центральной власти, другой принимал от Меровингов земли за землями, в которых "князья церкви" были, по королевской иммунитетной грамоте, царями и богами, почти буквально. В государстве царило полное беззаконие, "сильные" могли силой вытребовать у "слабых" прекариальную грамоту, где последние расписывались в том, что по своей воле становятся рабами своих новых господ, коим передают свои земли и право наследования. Не отставала в этом деле и церковь. Есть множество грамот, которыми землевладельцы "даровали" свои владения церквям "на спасение души", не оставляя ничего в наследство своим детям. Не ценилось ни имущество, ни самая жизнь, государства как такового не существовало - все было в личном владении феодалов, от короля и ниже. Вот первое, что указывает на связь ислама с христианством: Мухаммед устанавливает священный характер частной собственности. После этого закона ортодоксам, ни во что не ценившим чужие права, было бы трудно установить свое господство - их отвергали бы и низы, и верха. Следующее: этот закон фактически уничтожал воровство среди мусульман, делая его религиозным грехом, равно не допуская посягательства "сильных" на имущество "слабых". Мухаммед или кто советовал ему, безусловно, шли на эту меру в противовес "кафолическому" Западу.

         Противовес второй. Мухаммед устанавливает священный характер государственной собственности - против феодальной на Западе. Неосвоенные и завоеванные земли объявлялись государственной собственностью, тогда как у христиан действовало право занятия, право дикого варвара. Заметим, что все законы являются религиозными установками, арабскими "Законами Ману", что обеспечивало их незыблемость в течение веков, а некоторых до сего дня.

         Противовес третий. Как мы уже заметили, христианская церковь являла собой единую организацию, не имеющую в себе антагонистичных религиозных течений. Единственно, что временами ослабляло Рим, - борьба церковных партий за власть. Антипапы, как ставленники оппозиционных партий, появляются уже в конце II в. Очень часто эти партии сходились на ножах, убивали даже в церквях. Раздор в церкви позволял укрепляться монархиям в Европе, и наоборот. Впрочем, в любом случае духовенство входило в единую организацию, пронизывающую Европу, и ни одна страна, где была в силе церковь, не могла похвалиться стабильностью политического строя. "Церковное вероисповедание и отлучение от церкви служат социальным договором духовенства, договором, посредством которого оно (духовенство. - С.П.) всегда будет повелителем народов и королей. Все священники... - сограждане, хотя бы они и жили на противоположных концах света. Это изобретение есть шедевр политики" (Ж.Ж. Руссо "Об общественном договоре"). Церковникам так было выгодно: слабое государство - сильная церковь. Следствием этой политики являлась феодальная раздробленность Европы в Средние века, централизация же начиналась с подчинения церковников монархам, чему очень противился Рим.

         Итак, христианская церковь вносила в Европу разделение, обусловливая двойной характер власти, "который сделал совершенно невозможным в христианских государствах всякое хорошее государственное устройство, и никогда нельзя было с точностью узнать, кому следовало повиноваться: светскому повелителю или священнику" (Ж.Ж. Руссо. Там же).

         Мухаммед устраняет в мусульманском государстве двойственность, глава государства - одновременно глава мусульман. "Магомет имел правильный взгляд, он хорошо связал свою политическую систему, и до тех пор, пока созданная им форма правительства существовала при калифах и их преемниках, это право было действительно единым и в этом смысле хорошим. Но арабы, став народом цветущим... изнеженным и трусливым, были покорены варварами, тогда разделение между властями произошло вновь" (Ж.Ж. Руссо. Там же).

         Противовес четвертый. В Европе - беззаконие, гражданские акты - только условности, Мухаммед же детально разрабатывает право наследства (во Франконии только Карл Великий позаботился о правах наследников), опекунства (в то время лакомый кусочек на Западе, где опекун был без пяти минут владельцем состояния опекаемого), брачных связей. Ко всему заметим, что Мухаммед запретил убиение новорожденных девочек из-за разорительного для родителей калыма, говорил о необходимости женского образования и женских правах наследования. Униженная в этих правах женщина - варварское наследие. В действующих западных "Правдах" ("Саллическая" и др.) женщина лишается права наследования. У будущих мусульманских народов то же самое. Женское неравноправие сильно укрепилось до ислама, потому Мухаммеду почти ничего не удалось сделать на этом поприще.

         Противовес пятый. В мусульманских государствах налоги платили не феодалы, а крестьяне. Единственная функция феодалов - сбор налогов; за собственные земли феодал, разумеется, не платил. Мухаммед вводит общегосударственный поголовный налог, ушр - 1/10 часть урожая. Даже должностные лица, наделенные от государства землей, платят ушр, внося личный вклад в развитие исламского мира.

         Противовес шестой. В первые века христиане не изображали ни Спасителя, ни тем более Отца Небесного. Сначала Христа символизировали рыбой или лодкой, бегущей по волнам, затем находим скульптуру Пастыря, доброго с блудной овцой на плечах. Позднее христиане копируют Спасителя с египетского Сераписа, бога египтян и эллинов. Его изображали в скорбной задумчивой позе, с длинными волосами, с молодым бородатым лицом, в длинной одежде. Затем начался культ фетишей, икон, распятий и мощей. Именно несториане выступали против фетишизма. Мухаммед, как несторианин, запрещает "священные изображения" и иконопоклонство, а для предупреждения фетишизма он вообще заповедал не изображать людей. Аллах, христиане, неизобразим! "Великий Образ не имеет формы, великий звук - не слышен" ("Дао де Цзин). На Западе же докатились до полного антропоморфизма, низведя Бога до человека. О презрении Мухаммеда к поклонению "гнилым костям" говорит завещание Мухаммеда: "О, Аллах! Не дозволяй мою могилу превратить в объект для поклонения".

         Противовес седьмой, далеко не последний из замеченных мной. Уж кто-кто, а христиане прославлены в веках своей иудейской веронетерпимостью. Начиная с Феодосия I, разгромившего египетские святилища и пожегшего священные книги, паписты делали это всюду, куда въезжали на спинах светских завоевателей: у полабов, поморов, пруссов, индейцев и индийцев, а также у множества других племен и народов христиане отняли и растоптали веру предков, насадив свою. Там, где они не могли этого делать силой, шли миссионеры-доминиканцы, потом иезуиты. Мухаммед завещал веротерпимость - в противовес христианам, и мусульмане долгое время ее держались. Впервые, если не ошибаюсь, Ганзевид призвал к войне с гяурами-индусами. Но и то, покоренные индусы не лишались веры (скорее, они сожгли бы себя); в завоеванных странах народ в мусульманство переходил сугубо добровольно.

         К христианам мусульмане всегда испытывали вражду, и чем это объяснить, как не ненавистью к ним несторианина Мухаммеда, в первые же дни своей деятельности в Медине изгнавшего из нее христиан и евреев?! Ведь несторианские, иоанитские и иные общины мусульмане не трогали! Зато плененным католикам они навязывали мусульманство и навязывают по сей день, хотя и не насилуют; равно и православным, которые пришли к ним с мечом. Турецкие янычары, египетские мамлюки - это арабские гулямы: пленных христианских детей воспитывали в фанатичном мусульманском духе и напускали первыми на христиан. Смерть христианам от христиан - это чисто в восточном духе. А разве ни о чем не говорит направление походов мусульман - на Византию? Арабы дважды осаждали Константинополь, но - не судьба. Турки реализовали устремления арабов.

         Разумеется, пути и способы утверждения основ Устойчивого Общества Исламом не единственные, однако ясно комментируют, что Устойчивое Общество должно так или иначе завоевать право на существование. По всей видимости, борьба за существование является одним из ключевых законов этого мира, что усекает число рецептов перехода к Устойчивому Развитию до предельно малой величины.

Назад