УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ: НЕОБХОДИМЫЕ ПАРАМЕТРЫ ДЛЯ ПРЕОДОЛЕНИЯ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО КРИЗИСА

З.И. Сидоркина
Тихоокеанский институт географии, г. Владивосток

        Степень кризисной ситуации показана на основе демографических расчетов. На примере Приморского края приводится расчет необходимых параметров для простого замещения поколений, рассматриваются возможности будущего устойчивого демографического развития Дальнего Востока.

        В каждом конкретном случае, в т.ч. для каждого региона страны, присущи свой подход к решению проблем, своя оценка плюсов и минусов сложившейся социальной и демографической ситуации. На одних территориях наблюдается приток мигрантов, в других развитие хозяйства тормозится низкой рождаемостью и минимальным приростом трудовых ресурсов, третьи регионы заинтересованы в стационарном состоянии демографических параметров. Варианты можно множить, и в каждом из них вырисовывается необходимость очень тщательной экспертизы ситуации, разработки приемлемых социальных мер, не ущемляющих права семей, но и не дающих возможностей для развития негативных тенденций.

         Особенно пострадали от экономических преобразований отдаленные и труднодоступные районы, и среди них, Дальний Восток. Возникновение и широкое распространение негативных явлений (катастрофическое снижение рождаемости, повышение смертности, массовый миграционный отток, появление безработицы) требуют научного подхода к их изучению, чтобы всеми возможными мерами предотвратить дальнейшее неблагоприятное развитие.

         Концепция устойчивого развития, представленная как результат объединения экономического, социального и экологического направлений развития, изложена в ряде международных и российских документов. Как отмечено в них, понятие устойчивого развития включает в себя признание того, что в центре внимания находятся люди, которые должны иметь право на здоровую и плодотворную жизнь в гармонии с природой. Сам термин "устойчивое развитие" предполагает такое поступательное развитие какого-либо процесса, которое не создает проблем своим потомкам. В демографии, видимо, необходимы такие тенденции, чтобы настоящие поколения оставили последующим не только природу, но и общество, способное к воспроизводству в здоровом виде.

         Основная задача в концепции устойчивого демографического развития сводится к определению параметров устойчивости. Их связывают с типом воспроизводства населения на территории, какой из существующих типов: суженное, простое или расширенное, будет соответствовать устойчивому развитию.. Для этого необходимо оценить потенциал региона, определить инерционную составляющую, независимую от социального обустройства. Должна ли быть последовательно возрастающей динамика численности населения или, наоборот, периодически колеблющейся, и в той или иной мере циклической. Успешное решение такой задачи зависит от выбора минимальных информационных индикаторов социально-демографической направленности, для целей получения ответа на вопрос о глубине и характере нестабильности обстановки в регионе.

         До недавнего времени для Дальнего Востока существовала благоприятная для воспроизводства населения возрастная структура за счет показателей миграции, что позволяло не беспокоиться о возобновлении населения в регионе. И только с изменением экономической ситуации и динамики демографического развития обозначилась необходимость обратить внимание на тенденции воспроизводства населения.

         Однако ретроспективный анализ тенденций воспроизводства населения на примере Приморского края показал, что рождаемость за послевоенный период снизилась в 4 раза, а смертность увеличилась в 2,1 раза. Изменения же этих показателей за последнее десятилетие произошли на 40-60%. Кризисное состояние экономики позволило значительно быстрее проявиться ситуации, складывающейся начиная с 1950-х годов.

         Воспроизводственный процесс населения определяется на основе возобновления женского населения. Для первой половины 1990-х годов ситуация характеризуется следующими показателями. Рождаемость у женщин Приморского края за этот период снизился по возрастной группе 20-29 лет на 30%, а после 30-летнего возраста - на 40%. В гипотетическом поколении женщин произошло значительное снижение ожидаемого числа детей. В 1989-1990 гг. ожидаемое число детей равнялось 2 308, в 1994 г. снизилось до 1667, что составило 72% от уровня 1989 г.

         Брутто-коэффициент воспроизводства в начале последнего десятилетия был 1130,9. Это значит, что в стационарном населении каждая 1 000 женщин оставляла после себя 1130 девочек, или каждое последующее поколение женщин было на 13% многочисленнее исходного поколения матерей. На эту величину обеспечивался рост женского населения. В 1994 г. брутто-коэффициент воспроизводства составил 0,816, т. е. каждая 1000 женщин оставляет взамен себя только 816 девочек, а последующее поколение женского населения меньше предыдущего на 20%. Но эти расчеты не учитывают смертность женщин в фертильном возрасте.

         Чистый коэффициент рождаемости показывает, что в 1989 г. в Приморском крае у 100 женщин рождалось 86 девочек, а в 1994 г. - только 65. Эти данные говорят о том, что в Приморском крае уже в конце 1980-х годов существовало суженное воспроизводство, а в результате экономических преобразований оно стало еще ярче выраженным. Последующее поколение на 35% меньше предыдущего. Для характеристики деградации демографических процессов используется такой показатель, как скорость полураспада нации (СПН), т. е. через какой период времени население при существующем режиме рождаемости и смертности сократится вдвое. Для Приморского края при существующих сейчас общих коэффициентах смертности и рождаемости население сократится вдвое через 45 лет.

         Проблема низкой рождаемости глобальна, она касается всех развитых стран, В. А. Борисов [3] назвал ее "проблемой индустриальной культуры", независимо от того, как определять эту культуру - социалистической или посткапиталистической. Страны неизмеримо более богатые, чем Россия, также имеют полный набор проблем семьи. В свое время складывающуюся ситуацию в процессах рождаемости и смертности А. Г. Вишневский [2] характеризовал как завершение перехода от одного типа воспроизводства населения к другому, названного рациональным. Такой переход предполагает как низкую рождаемость, так и низкую смертность. Из демографической истории мы знаем, что в мире целый ряд стран имеет близкий к нулю естественный прирост населения. Но в этих странах такое состояние не рассматривается как катастрофическое, поскольку за счет низких показателей смертности продолжительность жизни значительно возрастает. В России эти процессы проходят намного быстрее, чему способствует кризисное состояние экономики. К тому же депопуляция, происходящая в России, в отличие от развитых стран, проходящая под двойным бременем - низкой рождаемостью и сверхсмертностью, представляет реальную угрозу национальной безопасности.

         Видимо, вопрос нужно рассматривать в другом аспекте. Почему сложился такой уровень рождаемости? Если развитые страны достигли такого состояния за счет роста уровня жизни и роста ВВП на душу населения, то в России это произошло из-за обнищания населения. В Приморском крае 43% населения находятся за чертой бедности. Другими причинами трудно объяснить тенденцию к увеличению социального сиротства, усилившуюся тенденцию усыновления российских детей за рубежом.

         Социально-экономический кризис в определенной степени ускорил процесс перехода от традиционного к новому типу репродуктивного поведения, при котором внутрисемейное регулирование деторождения получает всеобщее распространение и становится главным фактором, определяющим уровень рождаемости. Если в отношении процесса снижения рождаемости Россия шла по пути стран Западной Европы, то динамика смертности в нашей стране не вписывается в так называемую модель демографического перехода. Повышение уровня жизни и качества медицинского обслуживания в развитых странах способствовало заметному увеличению продолжительности жизни населения. За снижением смертности в результате изменения жизненных приоритетов последовало падение рождаемости.

         Наряду с признанием факта перехода населения к рациональному типу воспроизводства, с учетом экономической и политической ситуации значительно большую актуальность должно иметь сохранение прежнего режима возобновления поколений, с последующим переходом к расширенному типу воспроизводства. Это необходимость времени.

         Стабилизация демографической ситуации и достижение желаемого типа воспроизводства должны стать основой общегосударственной политики с преимущественным реальным контролем со стороны самой территории. Необходимы и тот, и другой подход, так как у них разные методы и возможности воздействия. Государственный уровень не может учесть всю специфику территории региона. Региональный подход - это реальное социальное, экономическое и политическое воздействие со стороны территории на процессы воспроизводства населения и всю совокупность условий проживания населения на данной территории, с учетом сложившейся демографической ситуации.

         Очень важно осознавать, что создание нормальных условий для воспроизводства населения неразрывно связано с качеством окружающей среды и уровнем экономического развития. Дальний Восток - это прежде всего типичный ресурсный район. Причем, нельзя игнорировать размеры его территории, экономико-географическое положение, экономическую ориентацию на освоение природно-ресурсного потенциала и международные связи. Здесь и население обладает определенной спецификой.

         Устойчивое социально-экономическое развитие должно включать: обеспечение условий жизнедеятельности населения, проживающего на территориях с преимущественной сырьевой ориентацией хозяйства, переход на рациональное, экологически безопасное использование природно-ресурсного потенциала территории и формирование сценариев долгосрочного социально-экономического развития. В воспроизводственных процессах населения устойчивое развитие может характеризоваться как стабилизация процессов воспроизводства с конкретной установкой его типа. Она предполагает наличие предварительного этапа по преодолению наиболее острых демографических и социальных проблем. Восстановление экономики и ее рост вряд ли возможны в условиях быстрого старения и вымирания населения. Проблему трудовых ресурсов придется решать через иммиграцию, что повлечет за собой появление негативных политических и социальных явлений.

         Стратегия (в отличие от планов и программ) определяет наиболее общие контуры развития хозяйства и при этом особое внимание уделяется принципиальным проблемам и механизмам их решения. В основе построения стратегии лежат темпы изменения демографической ситуации. Она должна содержать определение целей и задач социально-экономического развития ресурсных регионов. В ней рассматриваются два принципиально разных подхода: "выживание" (пассивное приспособление к внешним обстоятельствам и условиям) и "сбережение" ( активная политика в определении целей и задач развития, а также способов их решения). Стратегии, основанные на сбережении, в большей степени соответствуют принципам устойчивого развития.

         Поскольку переход к устойчивому развитию - процесс весьма длительный, так как требует решения огромных по масштабу социальных задач, вполне логично весь временной интервал перехода разделить на 2 основных этапа:

         - начальный этап, предопределенный необходимостью решения накопившихся острых экономических и социальных проблем;

         - этап основных структурных преобразований и технологического обновления в социальных процессах. Он предполагает наличие процедур и механизмов разрешения социальных противоречий. Это требует существенного расширения принципов управления региональным развитием, присущим традиционному развитию.

         Начальный этап может предполагать стабилизацию рождаемости на уровне, обеспечивающем простое воспроизводство населения, преодоление критической черты смертности, решения острых социальных проблем. Для простого возобновления поколений необходимо, чтобы ежегодно в Приморском крае рождалось 49 тысяч детей (сейчас это число не превышает 19 тысяч).

         На втором этапе достигается стабилизация численности населения, повышение продолжительности жизни, рост уровней образования и квалификации, увеличение доли лиц, состоящих в браке. Задача не из легких, так как типы демографического поведения зависят не только от биологических возможностей самого человека, но и его социального благосостояния. Важно учесть территориальные различия демографической ситуации, рационально распределить средства для социального развития регионов.

         Для России ситуация, когда рождаемость ниже, чем 2,1 ребенка на одну женщину или 2,5 ребенка на семью, - это убыль населения при любой продолжительности жизни. В Приморском крае таких значений специального коэффициента рождаемости не было с послевоенных лет. Сдерживать депопуляцию усилий любой власти не достаточно, но самое главное - усилия власти не встречают поддержку самого населения.

         Депопуляция не воспринимается как опасность для территории. В этом специфика демографической ситуации по сравнению с экологической, опасность ухудшения которой люди воспринимают быстрее. Само общество страдает от депопуляции больше, чем государство, но оно и в большей степени равнодушно к семейному кризису. Почему? Дело в том, что отдача происходит не скоро. Кроме пособий государство ничего не предлагает.

         Судя по сложившейся ситуации, мнение некоторых демографов такое, что депопуляция в Россию пришла навсегда. При массовом распространении однодетных семей она неизбежна. Даже если мы обеспечим американский уровень жизни, мы в лучшем случае можем получить специальный коэффициент рождаемости равный 1,9, т. е. будем продолжать вымирать [1]. А.И. Антонов впервые сделал прогноз о неизбежности депопуляции ещё в 1980 г. В нынешней ситуации при однодетной семье уменьшение численности в России наступит через 25 лет [3].

         Геополитические интересы России на Дальнем Востоке не могут допустить затяжного характера демографического кризиса, а сокращение численности населения не может быть признано стратегией развития региона. Территориальные претензии, предъявляемые к России некоторыми государствами АТР, помимо экономической ослабленности, во многом обусловлены слабой заселенностью и невозможностью обеспечить достаточную плотность населения, даже в приграничных районах. Демографическое давление стран-соседей при сохраняющейся демографической ситуации на Дальнем Востоке будет возрастать.

         Один из выходов может быть найден в иммиграции как механизме, могущем восполнить стареющую и дефицитную демографическую структуру региона. Но иммиграция провоцирует поляризацию общественного мнения. Нарушение этнической структуры может поставить под сомнение национальное равновесие. В любом случае это потеря единства и национальной идентичности из-за массового вливания чуждых элементов, которые ассимилируются с большим трудом. Территория потеряет много в геополитическом плане по мере того, как экономический и демографический вес перемещается в Азию. Совсем другое общество может возникнуть на наших глазах.

         Американец Томас Соуэл [4] в своей работе "Миграция и культура", оценивая достоинства и недостатки мировой иммиграции в исторической перспективе, считает, что отныне экономические преимущества иммиграции уменьшаются, а ее социальные издержки растут. Она таит в себе взрывоопасные конфликты, быстрый рост "невидимых" меньшинств, которые могут быстро оказаться большинством. Одним из таких примеров являет собой Балканский кризис. Возможности дальнейшего демографического развития в первой половине ХХI в. будут зависеть в большой мере от того, как они сложились в конце XX в.

         Основной вывод: устойчивое демографическое развитие возможно только на основе решения внутренних проблем демографического развития регионов и в стране в целом.

        Литература

  1. Антонов А.И. Демографическое будущее России: депопуляция навсегда? // Социол. исследования. 1999. №3. С. 80-87.
  2. Вишневский А.Г. Воспроизводство населения и общество: история, современность, взгляд в будущее. М.: Финансы и статистика, 1982. 287 с.
  3. Кризис семьи и депопуляция в России (круглый стол) // Социол. исследования. 1999. №11. С. 50-57.
  4. Sowell T. Migration and Cultures // A. Word View. 1996. N4: Basic Books.

Назад