ПРОЦЕССЫ СОЦИАЛЬНОЙ ДИССИПАЦИИ В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

А.И.Тишин
Кыргызский Национальный университет, г. Бишкек

        На основе новых научных подходов в анализе социальных феноменов критически освещаются позитивные и негативные стороны социальных изменений, которые произошли в 1991-2001 гг. Рассматриваются возникшие здесь проблемы и возможности их решения. Обращено внимание на диссипативный и необратимый характер в развитии ряда социально-демографических процессов.

        О подходе к анализу. В последние 10-12 лет социальные изменения в Кыргызстане приобрели сложный динамичный, нелинейный, многофакторный, порой хаотический характер. Это обусловлено открытостью страны, усиливающейся с момента провозглашения независимости, суверенитета государства в 1991 г., и развитием демократизации общества. Развитие Кыргызской Республики, как сложной открытой системы, имеет позитивные и негативные особенности, формы, сущностные и содержательные моменты. Это относится и к социально-демографическим процессам.

         Целенаправленные и стихийные преобразования в Кыргызстане в силу его открытости происходят под воздействием постоянно изменяющихся как внутренних условий, обстоятельств, факторов, так и внешней среды. Извне на Кыргызстан повлияли распад СССР, мировая посткоммунистическая трансформация, глобальные преобразования в постиндустриальных странах, транзитность многих государств, экономические и финансовые пертурбации в мире, всплеск терроризма, рост наркомании, усиление наркоторговли и т.д. Новая фаза духовного, социального, политического и экономического развития коренным образом изменила все условия жизни населения внутри республики. Однако социальная цена перехода от старой к новой жизни, от плановой к рыночной экономике оказалось намного выше, чем ожидалось.

         В 2000 г. журналисты как-то спросили А. Акаева: "Чего бы Вы больше всего хотели?". Президент ответил умно и точно, но для широких масс населения непонятно: "Я хочу, чтобы в Кыргызстане не увеличивалась, не возрастала энтропия". И дальше он попытался объяснить этот принцип, даже сослался на Л.Больцмана, но быстро остановился в своем было вспыхнувшем увлечении физикой. С позиций современных наук о сложности - COMPLEXITY - желаемое социальное положение в Кыргызстане было замечено в самой сути.

         Попытаюсь осветить социальные процессы в Кыргызстане с "энтропийных термодинамических" позиций, но не в физическом, а сугубо социальном ракурсе анализа. В физике энтропия связывается с диссипацией - рассеиванием массы, энергии и информации. В отличие от природы в социуме масса предстает как численность населения; энергия - как труд, деятельность, активность людей; информация, в данном случае - это сведения о стране и различных гранях жизни ее народа.

         Демографическая диссипация. В последние годы и сегодня диссипативные демографические процессы в Кыргызской Республике проявляются наглядно. По сравнению с 1990 г. рождаемость к 2001г. уменьшилась, смертность не снизилась, естественный прирост сократился (См.: Кыргызстан: Энциклопедия. Бишкек, 2001. С. 92.). Наиболее высокий уровень смертности отмечался в 1995г., после чего наблюдалось небольшое снижение. В 1995 году демографическая ситуация в республике была ухудшена. Так, в расчете на 1000 человек населения смертность кыргызов в 1995 г. составила 6,4 человека, татар - 13,8, русских - 14,6, немцев - 14,8, белорусов - 15,4, украинцев - 26,0, евреев - 30,9. В 1999г. проведена Первая национальная перепись населения и получены ее основные итоги: общая численность наличного населения страны составила на дату переписи (24 марта) 4 млн. 851 тыс., постоянного - 4 млн. 823 тыс. человек. В стране проживают представители около 100 национальностей. Если за 9 месяцев 1999 г. численность населения выросла на 44,5тыс., то в 2000 г. - всего лишь на 12,4 тыс (См.: Там же. С.90-91. (Рассчитано нами).). Кыргызы в 2001 г. составляли 65,7% общей численности Кыргызстана против 52,4% в 1989 г., узбеки - соответственно 13,9 против 12,9%; удельный вес русских сократился с 21,5% в 1989 г. до 11,7% в 2001 г., украинцев - с 2,5 до 0,9%, немцев - соответственно с 2,4 до 0,4%, т.е. у отдельных национальностей наблюдалась депопуляция. Так как депопуляция - явление долгосрочное, рассчитывать на быстрый выход из нее не приходится. Депопуляция населения происходит под двойным воздействием: с одной стороны, за счет уникально низких, даже по меркам развитых европейских стран, показателей рождаемости, с другой, при катастрофически высоких показателях смертности. Депопуляция по мере своего развития порождает и углубляет ряд негативных социальных, экономических и демографических последствий.

         Важнейшей характеристикой демографического состояния является младенческая смертность. Ежегодно на первом году жизни от различных заболеваний, отравлений и травм умирают 2-3 тысячи новорожденных, или 23-28 младенцев из 1000 родившихся. Однако следует учесть, что национальные критерии живорождения и, соответственно, младенческой смертности имеют отличия от международных, что значительно занижает показатель по стране. Главными причинами смерти детей первого года жизни являются болезни органов дыхания (около 40% умерших детей), а также заболевания и состояния, возникающие в послеродовом периоде (около 30%). Последняя причина тесно связана со здоровьем матерей, смертность которых остается очень высокой (в 1999г. - 44 умерших женщины, или 42 на 100 тыс. родившихся). Согласно сведениям женских консультаций г.Бишкек каждая третья беременная женщина из-за низкого уровня жизни, отсутствия условий для отдыха, недостаточного и несбалансированного питания и др. страдает малокровием. В результате, как обычно, у родившихся детей отмечаются рахит, малокровие, желудочно-кишечные и др. заболевания, иначе говоря, на свет появляется слабое поколение.

         Несмотря на снижение, существующий уровень рождаемости обеспечивает численное замещение поколений родителей их детьми. Уровень рождаемости у представителей народов, проживающих в республике, различен. Так, коэффициент фертильности узбечек и таджичек составил по 3,0 детей, кыргызок и турчанок - по 2,9, дунганок- 2,8, украинок и татарок - по 2,1, немок - 1,8, русских и кореянок - по 1,7 детей. У представителей многих народов (белорусов, евреев, русских, татар, украинцев, живущих в Кыргызстане) отмечалась естественная убыль, т.е. превышение числа умерших над числом родившихся.

         Сложившаяся демографическая ситуация в республике характеризуется неоднозначно. Соотношение населения в трудоспособных и нетрудоспособных возрастах резко отличается от средних показателей европейских государств и СНГ. В среднем нагрузка на одного трудоспособного человека в социальном обеспечении нетрудоспособной части населения в республике в 4,5 раза больше, чем в развитых странах, а абсолютная величина в сотни раз ниже. Поэтому социальные вопросы в республике становятся сверхнапряженными.

         Существенно усиливают демографическую диссипацию в Кыргызстане миграция населения, особенно внешняя. Она свидетельствует о неблагополучном положении дел в связанных с миграцией сферах жизни нашего общества.

         Миграция - сложное социальное явление, имеющее положительные и отрицательные моменты. Обычно перемещения характеризуют свободу личности, свободу передвижения, ускоряют течение самых разных процессов, способствуя становлению более цивилизованного общества. В других условиях, имея вынужденный характер, миграция вызывает явные негативные последствия.

         В целом за 1990-2000 гг. из республики выехали по официальным данным свыше 400 тысяч человек. Миграционная убыль имела выраженный полиэтнический оттенок. Многонациональное русскоязычное население отличается более высокой территориальной мобильностью, чем коренное. В оттоке преобладали русские, немцы, украинцы; узбеки, татары. Однако за волной русскоязычной эмиграции в последние годы резко усилился выезд и кыргызов за пределы своей Родины, причем не только в ближнее, но и дальнее зарубежье. По неофициальным данным, только в России ныне проживает полмиллиона кыргызов.

         Сегодня в элитарных слоях кыргызов продолжает возрастать наметившаяся уже давно тенденция - стремление не только обучать своих детей за границей, но и оставить их там работать пожизненно. Конкретных примеров этому даже "в лицах" очень много. Есть основания полагать, что миграционные явления в Кыргызстане, особенно эмиграция, приобрели сегодня форму саморазвивающегося, самопорождающегося процесса. Поэтому такие процессы пока необратимы, несмотря на благие намерения, призывы, указы, постановления, решения и даже чьи-либо конкретные действия по воспрепятствию миграции. Более того, любые самые лучшие дела здесь в интеграции, в когерентности приводят к прямо противоположному эффекту.

         Ныне переселение граждан Кыргызстана в Российскую Федерацию пытаются регулировать межправительственным соглашением и на межведомственном уровне - между департаментом миграционной службы при Министерстве иностранных дел Кыргызской Республики и представительством федеральной миграционной службы при посольстве России в Кыргызстане. Более половины выбывших из Кыргызстана за последние два года не имели занятий и постоянного источника доходов, то есть были безработными. Необходимо отметить и следующую тенденцию: миграция помолодела - уезжают люди трудоспособные: студенты, интеллигенты, рабочие.

         Сегодня люди мигрируют в странах СНГ и за рубежом в поисках работы и заработка. Трудовая миграция стала неотъемлемой частью переходных экономик. Она амортизирует инфляцию, компенсирует падение доходов, позволяя многим избежать обнищания в условиях значительной безработицы. Нынешняя миграция не способствует более тесному общению народов независимых государств Содружества. Неуправляемая миграция приводит к социальной напряженности в странах Содружества, поскольку нелегальные иммигранты нередко занимаются незаконной коммерческой деятельностью, контрабандой, включая оружие, наркотики и т.п. Нелегальная миграция ухудшает криминогенную обстановку, способствует терроризму.

         Рассеивание социальной активности (энергии). На рубеже II и III тысячелетий в Кыргызстане происходит интенсивная диссипация и социальной энергии. Об этом свидетельствуют комплекс взаимосвязанных явлений. Прежде всего, это резкое сокращение промышленного производства по всем основным отраслям. В январе 2002 г. А.Акаев, отвечая на вопросы телезрителей, заявил, что мы никогда не достигнем былого уровня развития промышленности с такими бывшими многотысячными (по числу работающих) предприятиями, как заводы имени Ленина, имени Фрунзе, ЭВМ и другие. Иными компонентами социального диссипативного процесса выступают снижение трудовой активности населения, высокий уровень безработицы, рост внешних (более 1,5 млрд. долларов) и внутренних (около 6,5 млрд. сомов) государственных долгов (См.: Кыргызстан: энциклопедия. Б., 2001. С.246), разбазаривание и воровство сырьевых, производственных ресурсов, капиталов и т.д. Все это лишь некоторые внутренние факторы, вызвавшие появление и рост бедности населения Кыргызстана, что в свою очередь приводит к снижению деятельностных потенций людей. Заметим, что социальная активность, социальная энергия включает в себя прежде всего труд в его деятельностном проявлении и денежном выражении стоимости. Деньги есть мера суммарных затрат энергии на производство любых видов товаров и услуг, в том числе и новых форм энергии (См.: Поздняков А.В. Стратегия российских реформ. - Томск, 1998, с.125). Поэтому любые деньги - "доллары", "сомы", "рубли"; капиталы, труд, производство, число занятых и безработных и многое другое выступают показателями социальной энергии, характеризующими энергетическое состояние и энергетическую динамику общества.

         В этом плане особую роль играет здоровье населения, и деятельность органов здравоохранения. В Кыргызстане масштабы заболеваний и распространение болезней проявили тенденцию к росту. Особенно это касается заболеваний, связанных с бедностью, недостатками медицинского обслуживания, низким развитием санитарии и ограниченными возможностями общественного, государственного здравоохранения. Вызывает тревогу заболеваемость туберкулезом, которая ныне достигает уровня 50-х годов (123,7 на 100 тыс. человек) (Кыргызстан: Энциклопедия. Б.,2001. С.296.). За последние 10-12 лет более чем в 4 раза увеличилась заболеваемость наркоманией. Показатель заболеваемости сифилисом вырос в 2000 г. в 37 раз по сравнению с 1991 г.(Там же. С.297.) Прогрессирующе возрастает эндокринная патология. Настораживает бронхо-легочная патология. В структуре заболеваемости недуги органов дыхания занимают ведущее место (в 2000 г. -19,3% среди взрослых и подростков и 35,4 % среди детей) (Там же. С.296.). Высок уровень заболеваемости острыми кишечными инфекциями, особенно в южных областях республики, что связано с низким санитарно-гигиеническим состоянием водоснабжения, канализации, очистки поселений. Такое положение вынуждает ученых все чаще поговаривать об угрозах генофонду кыргызского народа. Тем более, что происходит снижение численности врачей с 15,2 тыс. в 1992 г. до 13,6 тыс. в 2000 г. Ныне обеспеченность врачами составляет 27,8 на 10000 человек населения (Там же. С.298.). Идет снижение обеспеченности средним и младшим медицинским персоналом. В последнем десятилетии ХХ века более чем на 18,8 тыс. было сокращено количество стационарных больничных коек. Обеспеченность койками в 2000 г. составила 70,0 на 10.000 человек против 118,9 в 1991 г. (Там же. С.297.) Насколько рациональна и эффективна проводимая в этом направлении реформа нашего здравоохранения говорить пока рано, время все определит.

         Одним из определяющих моментов социальной диссипации выступают безработица и бедность. Бедность имеет глобальный характер и многомерные проявления. Вопреки официальным данным, согласно которым идет устойчивый рост экономики, оживление экономики не очень заметно отражается на уровне жизни кыргызстанцев.

         Показатель крайней бедности остается весьма высоким и свидетельствует, что почти 15% населения республики лишена самого необходимого, в первую очередь, физиологического минимума продуктов питания, а потому страдает от недоедания.

         Проблема бедности диктует необходимость различных действий по снижению ее остроты. Разрабатываются широко рекламируемые программы по сокращению бедности "Аракет", "КОР КР"; проводятся те или иные мероприятия; политики, руководители и правители разного уровня всячески пытаются сделать добрые дела в этом направлении. Однако вмешательство управленческой элиты в регулирование такого социального феномена как бедность происходит без должного понимания сложности и многосвязности этого сегодня тоже необратимого (как и миграция) процесса. Так например, благое и в общем-то позитивное действие - повышение на 20% зарплаты бюджетникам в 2000 году не только не уменьшило бедность, а наоборот усилило и обострило ее. "Хотели как лучше, получилось как всегда". Действительно, из следующего примера (см. табл.) наглядно видно, что относительно "богатые" стали еще богаче, а бедные еще более бедней.

Величины различий в зарплате разных категорий до повышения
Зарплаты бюджетников разных категорий
Величины различий в зарплате после повышения
До повышения
После повышения

-

-1000

-500 1500

-300 800 1800

2000 сом

1000

500

200

2400 сом

1200

600

240

-

1200 -

1800 600 -

2160 960 360 -

        А если учесть, что повышение зарплаты привело к росту цен, при чем не по низкому, а по среднему или даже высокому уровню зарплаты, то дифференциация между богатыми и бедными еще более усилилась, обострилась.

         Линейными подходами и мерками бездумного управления нельзя изменить сложные нелинейные, неоднородные, неравновесные динамические социальные процессы, которые к тому же когерируют друг с другом и интегрируются в совместном воздействии. Так к примеру, бедность не только приводит к миграции - "бегству от бедности",- но и порождается миграцией. В конце 80-х гг прошедшего столетия отдельные высокопоставленные чиновники - секретари тоглашнего ЦК Компартии Киргизии - искренне радовались, что первые немецкие переселенцы из Кыргызстана в Германию оставляют добротные ("немецкие") дома, утварь местному населению. Они не понимали, что все это - не главное, по сравнению с начинающейся в Кыргызстане диссипацией социальной, человеческой энергии. Ведь каждый человек, занятый в сфере материального производства, своим трудом сегодня обеспечивает жизненными средствами 90 человек (детей, стариков, учителей, профессоров, студентов, начальников всех уровней, министров, президентов, и т.д., и т.п. ), Поэтому каждый рабочий или крестьянин, покинувший Кыргызстан, оставлял 89 человек обездоленными. А от инженеров, технологов, ученых и других высококвалифицированных специалистов, уехавших из Кыргызстана, потери были еще больше. Но тогдашние политические деятели не только этого не видели, они даже не замечали слез, болезненного стрессового состояния как отъезжающих, так и провожающих. Это было 12-13 лет тому назад. Сегодня не только немцы, но и кыргызы выезжают за границу не со слезами, а с радостью.

         Экономические потери республики от миграции ее населения огромны. Но главная потеря - это человеческий капитал, высококвалифицированные работники. В поисках лучших условий ученые, инженеры, врачи, музыканты и квалифицированные рабочие переселились в Россию, Западную Европу, США, Израиль. "Утечка умов" обернулась крупным экономическим, социальным, политическим и нравственным ущербом. Большие выгоды получили те страны, куда выехали подготовленные специалисты. Как здесь не вспомнить убежденность Дж.Сороса о непреодолимости деления мирового сообщества на центры и периферию, при котором усиливается экспансия периферии центрами.

         Информационные потоки внутри Кыргызстана и с внешней средой. Не однозначно, сложно, нелинейно происходят в Кыргызстане информационные процессы. Отрадно, что в последние годы мощно развились современные средства телекоммуникаций, построены волоконно-оптические линии связи, создана система магистральных цифровых сетей, активно действует сотовая, пейджинговая, транковая связь. Однако пока все это доступно лишь элитарным и высокообеспеченным слоям нашего общества. Сворачиваются, а порой и угасают традиционные возможности непосредственного и опосредованного человеческого общения. Об этом свидетельствует резкое уменьшение письменной корреспонденции, телеграфного общения; почтовые услуги все больше ограничиваются выплатой пособий и пенсий; резко уменьшились пассажиропотоки на железнодорожном, воздушном и даже автомобильном транспорте. Несмотря на то, что за последнее десятилетие Кыргызстан навел воздушные мосты с рядом стран дальнего зарубежья, сокращается сеть транспортных коммуникаций, особенно железнодорожной и воздушной. Это сокращение ведет к существенному уменьшению повседневного общения простых людей внутри страны.

         Положение обостряется и тем, что резкое падение производства практически во всех отраслях экономики также привело к утрате былых коммуникационных связей между предприятиями и деградации ранее развитого производственного общения. Однако диссипация информационных процессов на уровне повседневного и хозяйственного общения внутри Кыргызстана усиливается и в результате активизации внешнеполитических процессов, связанных с расширением демократизации и открытости нашего общества. Демократизация и открытость - казалось бы, не только популярные, но и прекрасные явления. Однако демократизация и открытость в тот же момент выступают и мерой утраты реальной независимости и политического суверенитета. Ибо происходит делегирование государственных, национальных, общественных полномочий международным организациям, другим странам, различным фондам, фирмам, банкам и даже отдельным лицам. Что такое демократия сегодня? Это - господство, диктат, приоритет права над произволом. Конечно, демократия в таком виде возможна лишь при условии, что само право не является юридически узаконенным произволом. Это касается и внутринациональных, государственных и международных правовых актов, действий, законов. Вопрос о наличии или отсутствии сегодня в условиях современной цивилизации и демократии международного произвола, узаконенного в международной юрисдикции, весьма не прост. Он заслуживает специального, по возможности, аполитичного и не идеологизированного научного исследования, которые еще предстоит провести.

         Негативные последствия усиливающейся открытости нашего общества проявляются и в том, что в Кыргызстане сегодня продается любая информация, представляющая ценность для самых разнообразных зарубежных центров, организаций, фирм и других "потребителей". Об этом, к примеру, свидетельствует деятельность ряда наших социологических организаций. Они часто проводят "исследования" с совершенно неизвестными им целями, задачами, программами и …последствиями. Наши "социологи", как правило, отстранены от участия в разработке проектов и программ на начальных этапах исследования и непричастны к важнейшим заключительным этапам анализа и обобщения результатов. Да и как провести итоговый анализ, не зная, не ведая источниковых начал кем-то запланированного исследования? Главное у наших "социологов" сейчас - это за "хорошую" оплату провести сбор информации, опросить по готовой анкете и уже разработанной выборке определенный контингент населения. При этом интересно отметить, что местным исследователям разрешается добавлять в анкету любые "свои" вопросы, но упаси Бог, исключить хотя бы даже самый "невзрачный", "пустой" вопрос, поставленный зарубежным заказчиком. Затем требуется лишь перенести полученные сведения на дискету и через компьютер по Интернету или электронной почте отправить тому, кто "хорошо" заплатил.

         Аналогичные процессы происходят в статистике, экономике, политике, религии; в определении ресурсов, запасов и многих других сферах. Подобные явления усугубляются тем, что в Кыргызстане очень развит институт иностранных советников, консультантов, референтов, представителей всевозможных международных организаций и других "помощников", которые действительно не могут обойтись без необходимой им информации. Кстати, надо не упускать из виду, что любая "команда" руководителя того или иного ранга, т.е. вся рать секретарей, референтов, замов и других помощников, всегда детектирует, фильтрует все потоки информации, которые идут как снизу вверх, так и сверху вниз. Все это говорит о возрастании энтропии в информационных потоках о нашей стране.

         Гордостью Кыргызстана является высокий уровень образованности населения. Действительно, на 1300 человек приходится один остепененный ученый - кандидат или доктор наук. Результаты Первой национальной переписи населения 1999г. показывают, что из всего взрослого населения страны, 12 процентов имеют высшее образование, 11 - среднее специальное, 50 - законченное (одиннадцатилетнее) среднее общее образование и 18 - основное общее образование (восьми - девятилетнее). Только 8 процентов имеют начальное образование (4 года), а неграмотное население насчитывало около 1,3 процента взрослого населения страны. Приоритетным направлением деятельности государства в сфере образования является сохранение уровня и качества образования, получаемых в государственных учебных заведениях наряду с предоставлением образовательных услуг негосударственными учебными заведениями.

         Однако радикальные экономические и социальные преобразования не могли не сказаться на доступе к образованию. Снизилось число детей, посещающих дошкольные учреждения, а значит, и уменьшилась возможность пройти программу развития ребенка в раннем возрасте. Несмотря на значительное расширение сети высших учебных заведений, только 22 процента 18-24-летних продолжают свое обучение. Снижение уровня охвата обучением за пределами обязательного образования связано, прежде всего, с экономическими причинами: снижением дохода семьи и ростом прямых издержек на обучение, что, в первую очередь, сказывается на детях из малообеспеченных семей.

         Кроме указанных трудностей, в развитии образования настораживают еще два своеобразных момента. Первый состоит в том, что за последние годы в Кыргызстане появились неграмотные люди. В свое время неграмотность в нашей стране была ликвидирована полностью, а сейчас -1,3% неграмотных из всего взрослого населения - показатель хотя и небольшой, но тревожный; он вынуждает задуматься над путями его преодоления. Другой момент традиционный - нам, преподавателям высшей школы (как и ранее!), представляется, кажется, что происходит определенное снижение качества знаний молодежи особенно в области фундаментальных наук - математики, естествознания, да и социо-гуманитарных и политических наук. Возможно, это вызвано ослаблением, а порой даже прекращением государственного и общественного контроля за процессом обучения на всех уровнях и во всех формах образовательной системы.

         Резюме. Завершая краткий обзор общих характеристик основных современных социальных процессов в Кыргызстане, заметим, что значительный ряд из них в своем диссипативном развитии эволюционизирует к необратимости. В результате наступает люмпенизация населения и деклассирование всех, даже элитных, слоев кыргызстанского общества. В качестве одного из аргументированных свидетельств, подтверждающего такие негативные феномены, напомню давно и широко известное в республике откровение представителя многочисленной рати бывших премьер-министов - Чынгышева, утверждавшего, что в Кыргызстане не воруют и не берут взяток лишь дураки и ленивые. Другим же подтверждением нелицеприятных выводов может служить и недавняя публикация статьи Роберта Кайзера в газете "Вашингтон пост". Приведу лишь отдельные выдержки из этого материала:

         1. "В первые годы независимости Кыргызстан завоевал благосклонность США и европейских правительств, Всемирного банка и Международного валютного фонда, сделав серию ощутимых шагов, которые показались серьезным выбором."

         2. "В то же время, несмотря на годы поддержки со стороны западных государств и международных финансовых организаций, экономика Кырыгзстана сползает вниз и перспективы ее безрадостны. Коррупция повсеместно, и в глубокой вовлеченности в нее политические критики обвиняют семью Акаева."

         3. "…до того, как около пяти лет назад Тойгонбаев стал членом семьи Акаевых (дословно - "вженился в семью Акаевых"), коррупция, связанная с первой семьей, ограничивалась продажей руководящих постов. По словам Толекан Исмаиловой, гражданского активиста и исполнительного директора движения "Гражданское общество против коррупции", цены на такие посты были хорошо известны: место губернатора области $60 000, а акима или главы администрации района - $15 000. "Коррупция - это самая большая проблема - говорит Мамераим Дуванаев, 42-летний редактор одной из ошских областных газет. - Все руководители только и хотят набить свои карманы." Акаев признал, что коррупция - это проблема, и сказал, что его правительство решительно настроено на борьбу с ней."

         4. "Многие оппозиционеры в Бишкеке … считают, что стране нужна не смена президента под давлением общественности, а смена системы, надежные демократические институты вместо авторитарного правления. Тем не менее антиакаевские настроения продолжают расти. Тем временем, согласно официальным статданным, в первой половине 2002 г. ВВП Кыргызстана уменьшился. Промышленность, развитая в советские времена, развалилась, местное предпринимательство слабо, уровень безработицы высок, а кыргызские пенсионеры живут на $6 в месяц. Сотни бизнесменов свернули свои малые предприятия и переехали в Казахстан, где законодательство и коррупция мешают не так сильно."

         И еще одно, последнее замечание. Когда говорят об устойчивом развитии, не следует забывать, что речь не обязательно может идти о восходящем, прогрессивном напрвлении развития. Устойчивым может быть и развитие по нисходящей линии, развитие регрессивное, причем не только в локальном, но и в глобальном масштабе. Поэтому изучение вопроса о направленности современного общественно-экономического развития не менее значимо сегодня, чем определение сущностных особенностей современных проблем глобалистики.

        Литература

  1. Кыргызстан: Энциклопедия. Бишкек, 2001. 548с.
  2. Кыргызстан в цифрах. Бишкек: Нацстаткомитет, 2001.
  3. Поздняков А.В. Стратегия российских реформ. Томск, 1998.
  4. Тишин А.И. Лики синергетики (Доклад на III Российском философском конгрессе) // Вестник Кыргызско-Российского Славянского университета. 2002
  5. Роберт Кайзер. Трудные времена для ключевого союзника в войне с террором. Неразбериха в политике и экономике Кыргызстана. The Washington Post 5-VIII, 2002; Перепечатано в Бишкекской газете "Моя столица", 9.08.2002.

Назад