ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКТОР В РЕГИОНАЛЬНОМ РАЗВИТИИ

Н.И. Филиппов, С.Ю. Просвирнов
Амурский комплексный НИИ ДВО РАН, г. Благовещенск-на-Амуре

        Исходя из анализа демографической ситуации в регионе, авторы доклада акцентируют внимание на необходимости поиска новых путей и механизмов повышения эффективности демовоспроизводственных процессов на Дальнем Востоке России.

         Исходной точкой анализа демографических и экономических взаимосвязей является нахождение наиболее оптимальных для конкретного территориального субъекта в фиксированный временной промежуток значений демоэкономического состояния, при котором не происходят регрессивные изменения. Иными словами экономические процессы не вызывают резкого ухудшения основных демографических, миграционных и социальных показателей, а те, в свою очередь, не дестабилизируют экономическую жизнь общества или территориального образования.

         Основой устойчивого регионального развития является способность административно-территориальных и иных образований и объектов выстраивать демоэкономическую политику в благоприятном для себя конъюнктурном направлении. Устойчивое развитие достижимо при условии существования функциональных зависимостей и связей между институциональными мерами государства и экономическими целями территорий, имеющими конкретное выражение и доступное для широкого понимания. Сущность понятия "устойчивого развития" состоит в сохранении оптимальных пропорций между экономическим ростом и развитием, воспроизводством природных ресурсов, на уровне, обеспечивающем стабильные процессы общественного и природно-ресурсного воспроизводства.

         Рост или уменьшение численности населения всегда имеют два источника: естественный и механический прирост (убыль). В зависимости от их количественно-качественных характеристик и направленности во времени формируется та или иная пространственно-географическая система расселения. Данная система в дальневосточном регионе неоднородна и имеет высокую степень динамики. Ее непостоянство обуславливается характером политического и экономического устройства и развития страны. Особенности процессов освоения и заселения региона во многом предопределены и уникальным экономико-географическим положением Дальнего Востока. Регион отличается отдаленностью, окраинностью и преобладанием северных территорий. Влияние этих качеств экономико-географического положения проявляется в пониженных темпах хозяйственного освоения, преобладании сырьевых отраслей специализации хозяйства, что, в конечном счете, сказывается на характере и динамике протекания демовоспроизводственных процессов.

         Неудавшийся эксперимент по перестройке хозяйственного механизма в стране, последующие шаги по реформированию экономики, переход к рыночным отношениям, новый груз задач и проблем, вставших перед Россией, наложили свою печать на развитие экономики, а вместе с ним и на региональный демографический процесс. Многие начинания и проекты хозяйственного развития региона были прекращены или скорректированы таким образом, что их реализация потеряла смысл. Застой в развитии производственных мощностей и социальной сферы, в освоении новых районов сразу же отрицательно сказался на воспроизводственном процессе населения, источниках пополнения его численности.

         Процесс увеличения численности населения Дальнего Востока продолжался поступательно до начала 90-х годов, когда доля региона в общей численности населения России достигла своего наивысшего показателя - 5,4 %. В последние годы XX века внешняя миграция, как источник пополнения численности населения региона, почти утратила свою роль. Если в 1971-1990 годы вес миграции в приросте населения региона составлял свыше 30 %, то с 1992 года миграция стабильно дает отрицательное сальдо. Дальний Восток за счет отрицательных значений в демовоспроизводственном процессе ежегодно теряет от 0,5 до 1 % постоянного населения, что уже привело к снижению его доли в общероссийском населении в 2001 году до 4,9 %.

         Важно подчеркнуть, что в последние десятилетия почти весь прирост населения региона поглощался городами, хотя демографический потенциал села не обеспечивал потребности аграрного комплекса в трудовых ресурсах. Объясняется это, как сложившимся низким престижем сельского, особенно сельскохозяйственного труда, так и существенным отставанием развития социальной сферы в сельской местности, неразвитостью транспортно-дорожной связи.

         При изучении демографического потенциала необходимо иметь объективное представление о географической направленности движения населения и, прежде всего, о районах выхода мигрантов. До начала 90-х годов, под влиянием социально-экономических условий, которые были обеспечены государством в развитии производительных сил восточных районов страны, наблюдался заметный сдвиг в приросте численности населения. В результате миграции значительное увеличение населения происходило в Восточной Сибири и Дальнем Востоке, существенно меньше в Европейском Севере и Центре. Население Европейского Юга заметно уменьшилось, а Урала и Западной Сибири - почти не изменилось.

         В 60-80-е годы Дальний Восток, при обмене населением с республиками из ближнего зарубежья, основную часть мигрантов получал из Украины, Белоруссии и Казахстана. В различные временные периоды их доля в общем миграционном потоке из бывших постсоветских стран доходила до 85 % и они имели положительный миграционный прирост со всеми территориями региона. Однако основными районами выхода мигрантов, пополняющими население Дальнего Востока, были районы Сибири и Урала.

         Сложившаяся в регионе география потоков мигрантов, исходя из общегосударственных интересов, была мало эффективной. Районы Сибири и Урала, а так же, как и Дальний Восток, сами нуждались в увеличении собственного населения, но для Дальнего Востока мигранты этих регионов всегда были более предпочтительны, в том числе и с точки зрения лучшей их адаптации к местным природно-климатическим и социально-экономическим условиям. В 90-е годы структура ранжирования стран ближнего зарубежья и регионов России по степени их значимости в пополнении численности населения Дальнего Востока претерпела существенные изменения. В миграционном обмене региона со странами бывшего СССР сложилось в целом отрицательное сальдо. Данный факт свидетельствует, что по комплексу условий труда и жизнедеятельности населения восточные регионы все сильнее теряют свое бывшее преимущество.

         За период макроэкономической стабилизации темпы падения численности населения в регионе оказались в 7,2 раза выше, чем по стране в целом. Реформы со всей отчетливостью обозначили потенциально низкую стабильность населения Дальнего Востока. Механизм формирования постоянного населения в регионе не выдержал даже незначительных экономических и социальных "перегрузок", отреагировав на них практически паническим бегством части населения, особенно из северных территорий в другие регионы. Существовавшие в дореформенное время условия повышенной жизнеобеспеченности населения, формировавшиеся исключительно за счет централизованных государственных бюджетных средств, были утрачены, и дальневосточные регионы из территорий, относительно благополучного демографического развития, перешли в категорию регионов, преимущественно отдающих население.

         Динамика изменения численности населения Дальнего Востока показывает, что миграция по-прежнему остается главной составляющей сокращения численности населения региона. Миграционные потоки имеют четко выраженный географический вектор с северо-востока на юго-запад, что в целом соответствует встречным потокам, формировавшим и формирующим население в восточных регионах. За последний десятилетний период миграционные потоки уменьшили численность населения региона на 11 %, что составило 93,1 % от всей убыли. На долю естественной убыли соответственно пришлось 0,8 и 6,9 %.

         В начальный период реформ (1991-1995 гг.) межрегиональный оборот населением на Дальнем Востоке складывался крайне отрицательно. Потоки населения по выбытию не только превзошли входящие, но и захватили в свой оборот часть естественного прироста населения.

         Впервые за всю историю Дальнего Востока, да и развития страны в мирное время, роль миграции в изменении численности населения крупного региона оказалась выше 100%. Регион, имеющий устойчивые перспективы развития в результате отрицательного миграционного обмена, потерял и всю численность населения, сформированную естественным приростом. Выход миграционного процесса в регионе за предельно допустимый для него уровень - это не только качественный поворот в региональном демовоспроизводственном процессе, но и его новое и малоизученное состояние.

Таблица 1

Изменение численности населения Дальнего Востока по источникам воспроизводства, тыс. человек *

 
1991-1995 гг.
1996-2001 гг.
Прирост (убыль)
в том числе:
Прирост (убыль)
в том числе:
естест.
механ.
естест.
механ.
Дальний Восток -552 14,7 -566,7 -410 -91,5 -318,5
Респ. Саха (Якутия) -86 40,4 -126,4 -50 21,7 -71,7
Магаданская область -122 0,9 -122,9 -31 -1,1 -29,9
Чукотский авт. округ -63 2,8 -65,8 -28 0,8 -28,8
Камчатская область -62 1,5 -63,5 -33 -1,6 -31,4
Сахалинская область -69 -7,6 -61,4 -57 -11,4 -45,6
Приморский край -44 -16,8 -27,2 -94 -48,3 -45,7
Хабаровский край -60 -9,1 -50,9 -65 -34,5 -30,5
Амурская область -36 1,9 -37,9 -40 -14,1 -25,9
Еврейская авт. область -10 0,7 -10,7 -12 -3 -9,0

         *(+)- прирост, (-) - убыль

        Такая направленность процессов миграционной подвижности в начальный период макроэкономической стабилизации наблюдалась на 30,3 % территории страны и 83,2 % Дальнего Востока. В шести из девяти административно-территориальных образований региона миграция захватила в свой оборот и весь естественный прирост. Территориально отрицательные показатели миграции в регионе уменьшили численность населения субъектов РФ, входящих в демоэкономические зоны Дальнего Востока на (%):

        

Годы
Арктический Север
Промышленный Юг
Морской Восток
Западное Приамурье
1991-1995 гг. 20,7 2,0 11,0 3,8
1996-2001 гг. 9,7 2,0 7,5 2,7

         За десятилетний период субъекты Федерации, входящие в состав демоэкономической зоны Арктического Севера, несмотря на сохранение положительных показателей естественного воспроизводства, за счет повышенной миграционной убыли понесли самые высокие потери наличного населения. Так, расположенные на юго-востоке региона края и области имели миграционную убыль населения в 2,5 раза ниже, чем на северо-востоке. Что же касается естественного движения населения, то они прямо противоположенные. Доля естественной убыли в сокращении численности населения в северо-восточных административно-территориальных образованиях, без республики Саха (Якутия), составляет 7,5 %, а с последней, имеется даже незначительный естественный прирост. Наивысшие потери, связанные с превышением показателей смертности над рождаемостью, сформировались в относительно благополучной, по показателю миграционного оборота, зоне Промышленного Юга. Пониженным показателям миграционных потерь в юго-восточных регионах Дальнего Востока способствовало и перераспределение в них части выбывшего из северных территорий населения.

Таблица 2

Удельный вес постоянного населения по демоэкономическим зонам Дальнего Востока

  1991 г. 1996 г. 2000 г. 2001 г.
Дальний Восток 100,0 100,0 100,0 100,0
Арктический Север 20,68 18,61 18,23 18,15
Промышленный Юг 48,56 50,74 51,32 51,44
Морской Восток 14,84 14,17 13,78 13,72
Западное Приамурье 15,92 16,48 16,67 16,69

         Эффективность миграции, если ее рассматривать парциально, то есть посредством обнаружения диспропорций между результативностью по прибытию и выбытию и уровнем социально-экономической комфортности жизни и труда людей, вовлеченных в миграционное движение, является своеобразным барометром динамики социально-экономического климата территорий.

         Среди демографов распространено мнение, что воздействие государства на демографические процессы сводится лишь к регулированию роста населения. Однако само понятие "демографические процессы" включает не только проблемы рождаемости, смертности, миграций, изменений в половозрастном и национальном составе, но и семьи, здравоохранения, быта и т.д.

         В целом демографическая ситуация на Дальнем Востоке развивалась в последние годы нестабильно и неэффективно. Постоянно низкому уровню естественного прироста населения сопутствовала интенсивная и малоэффективная миграционная подвижность, вымывающая немалую часть собственного населения региона. Последняя в два раза выше среднего показателя по России. Высокая подвижность населения указывает на слабую приживаемость мигрантов, общую нестабильность населения, на огромные потери живого труда, на отсутствие серьезного механизма управления демографической политикой в регионе.

         Вопрос о ценностных ориентациях населения, которые лежат в основе механизма территориального перераспределения населения, пока еще недостаточно изучен. До сих пор поиск путей повышения эффективности миграционной политики в регионе ведется в рамках исключительно ограниченного числа материальных потребностей. Стимулы привлечения мигрантов сводятся только к деньгам и административным мерам, а значительная часть интересов работников и граждан остается вне управленческого воздействия. В то же время в миграционном поведении населения в последнее время произошла заметная качественная смена ориентиров в жизненных ценностях, потребностях, запросах, что существенно опережает ориентацию миграционной политики.

         Из сказанного следует, что демографическая, а вместе с ней и миграционная политика в условиях Дальнего Востока должна получить значительную корректировку. В качестве исходных посылок следует, во-первых, провести всестороннее изучение вопроса о реальной потребности хозяйства региона в рабочих местах и ее роли в формировании интенсивных миграционных потоков; во-вторых, разработать механизм региональной миграционной политики, в которой уделить повышенное внимание, на значительное расширение системы социальных мер воздействия на миграционное поведение. Устойчивое снижение показателей естественного движения населения Дальнего Востока свидетельствует, что без использования внешних источников пополнения населения региону трудно рассчитывать даже на стабилизацию численности проживающего населения.

         Миграция является неотъемлемым компонентом роста населения и поэтому формирование региональной политики в области миграции является существенным фактором устойчивого развития региона. Расчеты показывают, что уменьшение результативности миграции на один процент приводит к адекватному замедлению темпов роста населения региона и увеличению групп населения пенсионного возраста. Сохранение существующих объемов и эффективности миграционных потоков вызовет дальнейшую деформацию возрастно-половой структуры, уменьшение доли экономически активного населения.

         В целом же надо отметить, что значительный отток населения из региона пока еще не оказывает существенного влияния на экономику и рынок труда. Уровень числа безработных к экономически активному населению во всех дальневосточных регионах по-прежнему выше среднероссийского и на начало 2002 г. составляет 14 %. Что в этом процессе превалирует? Избыток трудоспособного населения или спад производства?

Назад