РОЛЬ А. БОГДАНОВА И Н. БУХАРИНА В ФОРМИРОВАНИИ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ОСНОВ СОВРЕМЕННОЙ КОНЦЕПЦИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

В.В. Юшманов
Институт комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН
г.Биробиджан

        Рассмотрена разработанная А.А. Богдановым и Н.И. Бухариным в начале XX в. мало известная сегодня теория подвижного равновесия, в которой впервые сформулированы основные положения системного подхода и теории самоорганизации систем. Она не только не потеряла своей актуальности, выступая фактически как предтеча и теоретическая основа нынешней Концепции устойчивого развития, но и служит важным информационным источником для ее дальнейшего углубления и совершенствования.

        Принято считать, что представления об устойчивом обществе начали складываться после опубликования в 1972 г. широко известной книги Д.Л. Медоуза с соавторами "Пределы роста", положившей начало широкому обсуждению проблем экологически безопасного будущего. Серьезная обеспокоенность перспективами развития цивилизации в условиях истощения природных ресурсов, нарастающего загрязнения природной среды и продолжающегося роста населения прозвучала и на состоявшейся в этом же году в Стокгольме Конференции ООН по охране окружающей среды, на которой уже рассматривались первые версии Концепции. Для дальнейшей проработки обозначившихся проблем на ней была создана специальная структура - Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП), а также сформирована международная Комиссия ООН по окружающей среде и развитию, возглавляемая Гру Харлем Брутланд. В 1974 г. в Спокане (США) на международной выставке по охране природы прошел научный форум "Дилемма, стоящая перед человечеством", на котором обсуждались теоретические и мировоззренческие подходы к решению уже осознаваемой экологической проблемы, в том числе и концепция "пределов роста". В 1987 г. завершила работу Комиссия Брутланд, опубликовав в Копенгагене доклад "Наше общее будущее" [1], после чего термин "устойчивое развитие" получил всеобщее распространение. В 1988 г. в Оксфорде состоялся 1-й Глобальный форум духовных и парламентских лидеров за выживание человечества, также посвященный этим проблемам. Второй такой Глобальный форум прошел в 1990 г. в Москве. Но только бразильская Конференция ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, июнь 1992), принявшая Концепцию устойчивого развития в качестве официального документа, попыталась перевести эту идею в плоскость конкретных международных обязательств и национальных планов [2]. Итоги прошедшего 10-летия в реализации этой Концепции и задачи на будущее обсудил южноафриканский Всемирный саммит по устойчивому развитию (Йоханнесбург, сентябрь 2002 г.).

         Однако немногие знают, что идеи, ставшие позднее ядром так широко известной сегодня Концепции устойчивого развития, впервые были высказаны и разработаны русскими учеными А.А.Богдановым и Н.И.Бухариным. В трехтомной работе "Тектология. Всеобщая организационная наука", изданной в 1913-1922 г.г., А.А. Богданов [3, 4] заложил основы новой "тектологической (универсальной системно-организационной)" общенаучной концепции, предвосхитившей (или опередившей) многие положения современного системного подхода, кибернетики, синергетики и геоэкологии. Она выступает как естественная междисциплинарная или интегральная наука о наиболее общих законах и формах организации природных и общественных образований, как предельно всеобщая теория их организации (развития) и дезорганизации (распада), как обобщенная методология науки и посвящена изучению универсальных структурных типов и закономерностей строения, преобразования, устойчивости и развития разноранговых упорядоченных систем ("комплексов") любого уровня организации материи - от атомных и молекулярных до биологических и социальных.

         Наиболее важной для нас является изложенная в "Тектологии" концепция (принцип) "подвижного равновесия" систем. Любая из них, по А.А. Богданову [3], характеризуется отношениями как "внутри нее - между всеми ее частями", так и между нею "как целым и ее средой, т.е. всеми внешними системами". Равновесной же или "системой равновесия" является та из них, "которая сохраняет свое данное строение в данной среде". Взаимодействие с последней осуществляется в форме "подвижного равновесия обмена веществом и энергией между неживым или живым комплексом и его средой". Поскольку среда постоянно изменяется, то комплекс может устойчиво существовать и развиваться только тесно взаимодействуя с ней. Для характеристики этого взаимодействия А.А. Богданов вводит понятия "консервативный" и "прогрессивный" отбор ("подбор") элементов. Первый связан лишь с сохранением (то есть застоем) возникающего комплекса, но недостаточен для его развития, что неминуемо ведет к деградации и неизбежному разрушению последнего. Основное внимание автор уделяет прогрессивному отбору, поскольку, с его точки зрения, "действительное сохранение форм в природе возможно только путем прогрессивного развития". Последний разделяется им на положительный и отрицательный, действующие при развитии или относительном упадке комплексов. Первый связан с увеличением суммы слагающих систему элементов, что усложняет ее строение, увеличивает разнородность и понижает устойчивость. Второй уменьшает число элементов в системе, упрощает ее строение, делает более однородной и устойчивой. Отсюда следует, что равновесное состояние системы нужно рассматривать не как раз и навсегда заданное, а как "динамическое" или "подвижное" равновесие. Оно выступает как постоянное взаимодействие прогрессивно развивающейся системы с окружающей средой, приводящее со временем к ее неравновесности и последующей неустойчивости (кризису), очередной структурной перестройке, создающей новую устойчивость и новое состояние равновесия на более высоком витке его дальнейшего развития. "Закон равновесия", сформулированный А.Л. Ле-Шателье для физических и химических объектов, по мнению А.А. Богданова, имеет универсальный характер и является "выражением структурной устойчивости" развивающихся систем любого уровня организации вещества. Структура их предстает как результат борьбы и взаимодействия противоположностей (разнонаправленных элементов), а "подвижное равновесие" в целом - как постоянное приспособление к изменяющейся внешней среде путем неизбежных структурных перестроек и смены одного равновесного и устойчивого состояния другим. Выражаясь современным языком, "подвижное равновесие" можно рассматривать как стационарное состояние открытой системы [5]. Касаясь социальных систем, А.А. Богданов противопоставлял марксистской философии свою концепцию равновесия, считая, что развитие общества зависит, в основном, от его взаимодействия с природой. "Всякая организованная система, - писал он, - в том числе… и организация… общества, сохраняется постольку, поскольку ее затраты и потери энергии уравновешиваются усвоением энергии извне; а расти и развиваться может, естественно, лишь постольку, поскольку первые перевешиваются вторыми" [3, с. 260]. Поэтому гармоничное развитие общества достигается не с помощью борьбы классов, а только путем поддержания равновесного состояния в системе "природа-общество". При этом достижение такого равновесия при социализме А.А. Богданов [6] мыслит в борьбе общества с природой, в подчинении ее стихийных сил обществу, в получении действительной власти над ней и обретении реальной независимости от географических условий земной поверхности.

         Дальнейшее развитие эти идеи применительно к социальным системам получили в трудах Н.И. Бухарина 1920-1928 гг. Опираясь на "тектологическую" концепцию А.А. Богданова и связанные с ней представления о "подвижном равновесии" систем (но не ссылаясь на него), Н.И. Бухарин выдвигает и разбирает ряд новых понятий и проблем, связанных с устойчивостью и равновесием социальных систем, их элементов, взаимоотношений между собой и внешней природной средой, рассматривая их в рамках введенных им общих понятий - "теории равновесия" или "закона динамического равновесия" систем: подвижное равновесие общественной или общественно-производственной системы, устойчивость нового общества, равновесие между обществом и внешней средой, законы равновесия в обществе или общественное равновесие, динамическое или подвижное равновесие. Н.И. Бухарин использует этот во многом заимствованный у А.А. Богданова, частично и самим разработанный понятийно-терминологический аппарат для совершенствования законов диалектики и теории исторического материализма, а также для более глубокого понимания сути производительных сил и производственных отношений, их взаимосвязи между собой и с внешней природной средой. Он считает, что все материальные и социальные системы в обществе находятся в состоянии движения и развития, которое обусловлено противоречиями между различными разнонаправленными силами (классами и группами) внутри них. Непрестанное столкновение этих сил в процессах производства, обмена и потребления и обусловленные им рост и распад социальных систем регулируются, по мнению Н.И. Бухарина, законом динамического равновесия. Он связан с естественным стремлением любых систем к устойчивому состоянию и выступает в качестве источника их движения и развития. Если действующие в системе силы уравновешиваются, то она находится в состоянии динамического, подвижного равновесия. В противном случае равновесие нарушается и восстанавливается уже на новой основе, при других соотношениях сил. Поэтому равновесие различных систем, в том числе и социальных, разделяется Н.И. Бухариным на начальное, нарушенное и восстановленное на новой основе; на устойчивое - подвижное с положительным знаком (развитие системы) и подвижное с отрицательным знаком (разрушение системы), а также на внутреннее и внешнее. Первое обусловлено взаимоотношениями различных элементов внутри системы, второе - отношениями системы в целом с окружающей ее внешней средой. Внутреннее или "структурное равновесие между различными общественно-людскими… элементами общественной системы" [7, с. 123] в процессах производства и потребления выступает в форме относительной уравновешенности интересов различных социальных групп в сфере производственных отношений, а также включает в себя относительную стабилизацию противоречий между производительными силами и производственными отношениями. Внутреннее равновесие (строение) зависит от внешнего и опирается в обществе на определенное равновесие между ним и внешней, прежде всего, природной средой. Импульсы, вызывающие изменения в социальной среде, в том числе и в производительных силах, проникают в нее извне, из природы, обуславливая основные формы движения системы (упадок, развитие, застой). При этом Н.И. Бухарин [8], в отличие от А.А. Богданова, подчеркивал, что человечеству нужно стремиться не к господству над природой, а, извлекая из нее энергию посредством процесса общественного производства, приспосабливаться к окружающей природной среде, добиваться равновесия с ней. Как видим, он не отрывает законы развития общества от законов и движущих сил развития природных систем, определяющим фактором эволюции которых является внешнее воздействие, и поэтому рассматривает все реальные процессы, протекающие как в обществе, так и в обуславливающей его развитие природе, в тесном взаимодействии. И это утверждалось вопреки доминирующим тогда взглядам (которые поддерживал и А.А. Богданов) о беспредельной власти общества над природой и задолго до осознания последним своей негативной роли в формировании экологических проблем.

         Фундаментальные идеи А.А. Богданова и Н.И. Бухарина о значении подвижного равновесии социальных систем с окружающей природной средой для их прогрессивного развития не были (за редким исключением) восприняты современниками, поскольку не соответствовали ни господствующему тогда стилю специализированного научного мышления, ни запросам практики. Поэтому они сразу же получили резко отрицательную оценку соратников по партии и представителей современной науки и надолго (до конца 60-х гг. прошлого века) преданы забвению. И только почти через 40 лет после гибели Н.И. Бухарина, когда в обществе созрела благоприятная для восприятия общенаучных концепций интеллектуальная обстановка, а экологические проблемы стали серьезно обостряться, снова возродился интерес к этим идеям. Так. Д.Л. Медоуз с соавторами в вышеупомянутой книге "Пределы роста" уже пишут о необходимости достижения длительного состояния глобального динамического равновесия "мировой системы". Человек в этом "равновесном обществе", полагают авторы, будет свободным от нужды и иметь достаточно времени для работы в сфере науки, искусства, политики, спорта и т.п. В дискуссиях, проведенных в 1974 г. журналом "Вопросы философии" на темы "Человек и его среда обитания" и "Наука и глобальные проблемы современности", были затронуты и представления о "динамическом равновесии" систем (без ссылок на авторов этого понятия), в том числе и по отношению к проблемам взаимоотношения человека с природой. Многие участники этих дискуссий пришли к выводу, что принципиальное решение проблемы неконтролируемого изменения биосферы под влиянием материального производства состоит в переходе к регулируемой стратегии воздействия на природу, которая учитывала бы необходимость сохранения и поддержания динамически понимаемого "природного равновесия" в биосфере. Гармоничное взаимодействие между природой и обществом или "экологическое равновесие" должно достигаться не с помощью технических средств, а путем саморегуляции экологических систем, путем ноосферизации биосферы и сохранения в ней природного равновесия (по И.Т. Фролову [9]). Из этого четко следует, что богдановско-бухаринские идеи о "подвижном равновесии" систем стали использоваться в России и в мире при обсуждении стратегии достижения нарушенного человеком равновесия между природой и обществом и его последующего сохранения задолго до появления Концепции устойчивого развития.

         Сегодня, когда проблемы взаимодействия природы и общества приобрели для него первостепенное значение, нужно отдать должное А.А. Богданову и развившему и популяризировавшему его взгляды Н.И. Бухарину за их далеко опередившие свое и даже наше время идеи. Они не только не потеряли своей актуальности, выступая фактически как предтеча и теоретическая основа нынешней Концепции устойчивого развития, но и представляют важный источник информации для ее дальнейшего углубления и совершенствования [10]. К главным достижениям выдвинутой ими "теории равновесия" систем можно отнести следующее: 1. Впервые сформулированы основные положения системного подхода и теории самоорганизации систем - задолго до появления "общей теории систем" Л. фон Берталанфи и работ по синергетике; 2. Введено понятие "подвижное (динамическое, устойчивое, структурное) равновесие (сосуществование)" систем и их элементов между собой и с внешней средой, которое не только предвосхитило так популярное сегодня понятие "устойчивое (стабильное, равновесное) развитие" общества, но и включает его в качестве составной части. Оба эти термина по отношению к социальным и природно-социальным системам не только означают один и тот же сложный процесс, но и совместно полнее раскрывают его диалектически противоречивую сущность - один из них (равновесие) точнее отражает стабильность и устойчивость этого явления, другой (развитие) - его динамичность, подвижность, качественную изменчивость; 3. Раскрыта противоречивая сложность самого процесса устойчивого развития или динамического равновесия общества, представляющего собой чередование различных состояний структурной устойчивости или подвижного равновесия социальных и природно-социальных систем с неизбежными в их эволюции этапами структурного неравновесия (кризисами); 4. Установлена важная роль в формировании и развитии общества недооцениваемых и до сих пор внешних и независимых от него природных (с сегодняшних позиций - космо- и эндогеоэкологических) факторов и, в связи с этим, необходимость постоянной адаптации социумов к любым естественным изменениям природной среды как одного из главных условия сохранения равновесия в системе "природа-общество". Выявление тесных природно-общественных взаимосвязей заложило основы для изучения возникших позднее и столь актуальных нынче экологических и структурно-геоэкологических проблем [11, 12]; 5. Открыта возможность изучения социальных и природно-социальных систем и решения возникающих в и вне их проблем с целью достижения структурно-динамического равновесия не с узких марксистско-классовых, а с широких общенаучных и системных позиций.

         Всестороннее изучение богатого теоретического наследия А.А. Богданова и Н.И. Бухарина, в том числе и их "теории равновесия", не сделано до сих пор. Поэтому и в наши дни, как и прежде [13], идеи этих талантливых ученых остаются нередко непонятыми даже непосредственными исследователями их творчества [14]. Последние, за редким исключением, продолжая по-прежнему опираться на марксистско-ленинскую философию, так и не сумели разобраться в сути опередивших свое время организационной (системной) концепции А.А. Богданова и продолжающей ее "теории равновесия" Н.И. Бухарина. Традиционно следуя некритически воспринятым и по сути неверным высказываниям В.И. Ленина о А.А. Богданове и Н.И. Бухарине, они рассматривают новаторские взгляды последнего как пробогдановские и уже поэтому механистические и в принципе антинаучные [15-17]. Лишь отдельные ученые серьезно относятся к его "системно-равновесным" разработкам и представлениям о взаимодействии внешней природной среды и общества как источнике развития человечества, хотя и с некоторыми оговорками [18, 19]. Поэтому всестороннее изучение трудов А.А. Богданова и Н.И. Бухарина с современных научных позиций нужно только поощрять и всячески приветствовать. Такие исследования, несомненно, предоставят новые возможности для серьезного осмысления и конструктивного совершенствования нынешней, все еще недостаточно продуманной Концепции устойчивого развития, выступающей, по существу, как частный случай общенаучных системно-организационных представлений этих ученых и будут способствовать более глубокому пониманию проблем структурно-геоэкологического взаимодействия природы и общества

        Литература

  1. Наше общее будущее. Доклад Международной комиссии по окружающей среде и развитию (МКОСР). М.: Прогресс, 1989. 376 с.
  2. Коптюг В.А. Конференция ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, июнь 1992 года). Информационный обзор. Новосибирск: СО РАН, 1992. 63 с.
  3. Богданов А.А. Тектология. (Всеобщая организационная наука). В 2-х кн.: Кн. 1. М.: Экономика, 1989. 304 с.
  4. Богданов А.А. Тектология. (Всеобщая организационная наука). В 2-х кн.: Кн. 2. М.: Экономика, 1989. 351 с.
  5. Пустильник С.Н. Идея развития в тектологии А. Богданова // Концепция самоорганизации в исторической ретроспективе. М.: Наука, 1994. С. 189-198.
  6. Богданов А.А. Социалистическое общество // Вопросы социализма: Работы разных лет. М.: Политиздат, 1990. С. 90-98.
  7. Бухарин Н.И. Экономика переходного периода. Часть 1. Общая теория трансформационного процесса. Май 1920 г. // Проблемы теории и практики социализма. М.: Политиздат, 1989. С. 94-176.
  8. Бухарин Н.И. К постановке проблем теории исторического материализма (Беглые заметки). 1923 г. // Избранные произведения. М.: Политиздат, 1988. С. 39-49.
  9. Фролов И.Т. Прогресс науки и будущее человека (опыт постановки проблемы; дискуссии; обобщения). М.; Политиздат, 1975. 223 с.
  10. Юшманов В.В. Интеллектуальные, ресурсно-сырьевые и природно-региональные факторы перехода России к устойчивому развитию // Устойчивое развитие дальневосточных регионов: эколого-географические аспекты. Владивосток: Дальнаука, 1999. С. 35-54.
  11. Юшманов В.В. Проблемы структурно-геоэкологического взаимодействия природы и общества // Человеческое измерение в региональном развитии. Биробиджан: ИКАРП ДВО РАН, 1993. С. 49-52.
  12. Юшманов В.В. Эндогенная природная среда и человеческое общество: структурные аспекты взаимодействия // В поисках скрытого порядка (Методологические проблемы изучения региона). Владивосток: Дальнаука, 1995. С. 13-39.
  13. Чагин Б.А. Очерк истории социологической мысли в СССР (1917-1969). Л.: ЛО Наука, 1971. 244 с.
  14. Бухарин: человек, политик, ученый. М.: Политиздат, 1990. 414 с.
  15. Леонов С.Л. Проблемы политэкономии капитализма в трудах Н.И. Бухарина // Бухарин: человек, политик, ученый. М.: Политиздат, 1990. С. 281-302.
  16. Наумов В.П. Возвращение к правде // Бухарин: человек, политик, ученый. М.: Политиздат, 1990. С. 8-62.
  17. Осадчая А.И. О социологических взглядах Н.И. Бухарина: к вопросу об обществе переходного периода в мировом хозяйстве // Бухарин: человек, политик, ученый. М.: Политиздат. 1990. С. 223- 245.
  18. Данилова Л.В. Теория общественно-экономических формаций в трудах Н.И. Бухарина // Бухарин: человек, политик, ученый. М.: Политиздат, 1990. С. 246-280.
  19. Делокаров К.Х. Философия в творчестве Н.И. Бухарина // Бухарин: человек, политик, ученый. М.: Политиздат, 1990. С. 347-369.

Назад