Оглавление

СТРУКТУРА РЕНТНЫХ ДОХОДОВ И ВОПРОСЫ
НАЛОГООБЛОЖНИЯ ЗЕМЛИ

Вирченко М.И., Рапопорт Э.О.

Институт математики СО РАН

        Уже к началу XIX в., благодаря трудам Д.Рикардо и других экономистов классической школы политической экономии, сформировалось понятие земельной ренты как избыточного дохода, обязанного своим происхождением более благоприятным условиям приложения труда. Получение ренты связывалось с собственностью на землю. Она воспринималась и трактовалась большинством экономистов как нетрудовой, незаработанный доход.

        Моментом, определяющим специфику сельскохозяйственного производства, является ограниченность наличных земельных ресурсов, предложение их является неэластичным, заданным. Спрос же на земельные ресурсы определяется спросом на продукты сельского хозяйства, влияющего и на рыночные цены, способствуя их установлению по худшим из необходимых условий приложений труда и капитала. Вследствие неэластичного предложения земельных ресурсов именно спрос на них оказывает определяющее воздействие на величину ренты.

        В отличие от воспроизводимых средств производства, при недостаточном производстве которых лишь в краткосрочном плане можно извлекать сверхдоход, так называемую квазиренту, в случае с невоспроизводимыми природными ресурсами сверхдоход, получаемый при более благоприятных условиях производства, не может служить побудительным мотивом к увеличению количества этих ресурсов, поэтому он не исчезает, а фиксируется и приобретает регулярный характер.

        Изначально рента определяется как разностный доход. В различных иллюстративных примерах она исчисляется как разница между чистой прибылью на разных по плодородию, технологическим свойствам и местоположению участках земли, при разных уровнях вложений труда и капитала на одном и том же участке.

        В условиях рыночной, конкурентной экономики для конкретного участка земли ренту можно определять как разность между выручкой от реализации продукции и полными издержками производства и реализации, включающими в себя, кроме собственно затрат, также начисляемую на них нормальную прибыль.

        Для целей налогообложения и в других случаях необходимо исчислять потенциальную ренту, как избыточный доход, получение которого возможно при достигнутых, доступных для применения уровнях технической оснащенности, технологиях и культуре производства.

        Появление возможностей приложения труда и капитала на земельных участках для различных целей, различными способами, при разном уровне интенсивности производства делает необходимым исчисление потенциальной ренты при оптимальном использовании земли.

        Определяя ренту как разностный потенциальный доход при оптимальном варианте использования земельного участка, можно для ее представления использовать следующую модель (см. [1]). Предполагается, что существуют рынки ресурсов и продукции и известны установившиеся на них цены. Цены на сельскохозяйственную продукцию определяются по худшим из используемых условий производства в соответствии с платежеспособным спросом.

        Пусть - функция совокупного дохода (выручки) от реализации по рыночным ценам продукции, получаемой с земельного участка при вложениях производственных ресурсов (труда, капитала и др.) в объеме .

        В качестве а могут быть учтены затраты труда, но можно учесть и затраты нескольких факторов в стоимостной форме. Составляющие этих затрат определяются с учетом нормальной прибыли, относимой на каждый из используемых факторов производства, по принципу формирования полных приведенных издержек.

        Считается известным предельный уровень f оплаты факторов производства (кроме земли), представляющий собой размер дохода на единицу совокупных затрат при их альтернативном использовании.

        Естественно предполагать, что при неизменном количестве земли последовательное увеличение затрат дает уменьшающееся приращение дохода в расчете на каждую последующую единицу затрат, то есть производная функции монотонно убывающая.

        Превышение выручки над полными затратами представляет собой рентный доход. Потенциальная (максимально возможная) рента определяется точкой, в которой достигается максимальное значение функции

,

что приводит к уравнению

,

решение которого будем обозначать через .

        Поскольку ( как уже упоминалось выше) рента R равна разности между совокупным доходом и оплатой факторов производства (кроме земли) в точке , в которой приращение получаемого дохода становится равным приращению затрат f, то ее можно считать по формуле

(1)

или ( так как )

        Отметим, что R включает в себя как доход, получение которого связано с лучшими природными свойствами данного участка по сравнению с худшим из обрабатываемых (при экстенсивном их использовании), так и доход, получаемый за счет дополнительных вложений производственных ресурсов на данном участке (интенсивное использование земли).

        В [1] с использованием приведенной модели была показана нейтральность налогов на землю по отношению к стимулам производства. Здесь же рассмотрим более подробно структуру рентных доходов в связи с вопросами налогообложения земли. Особого внимания заслуживает проблема улучшения земельных участков, что позволяет повышать их доходность.

        Прежде всего заметим, что при интенсивном использовании земли, о котором говорилось выше, предполагаются вложения труда и капитала, соответствующие потенциальной продуктивности и свойствам земельных участков, позволяющие использовать естественное плодородие. Производимые затраты должны обеспечивать сохранение этого естественного плодородия. Повышение же плодородия, а также изменение технологических условий обработки земельных участков возможно за счет коренного их улучшения (осушения, орошения, террасирования, насыпки и т.п.). К улучшениям также обычно относят здания, разного рода постройки и сооружения, не оказывающие влияния на урожайность сельскохозяйственных культур и затраты по их возделыванию.

        Исследуя структуру рентных доходов, следует различать эти два типа улучшений, так как первый из них имеет отношение к ренте, а улучшения второго типа, связанные с созданием воспроизводимых средств производства, могут приводить к возникновению лишь квазиренты. Рассмотрим модификацию приведенной выше модели с учетом возможных улучшений ( первого типа ) земельных участков. Ввиду разного отклика естественных свойств участков на возможные улучшения дополнительный доход по ним может существенно различаться.

        Пусть - совокупный доход (выручка) , получаемый с участка земли при вложениях производственных ресурсов в объеме и дополнительных затратах на его улучшение . Кроме введенного ранее показателя f (предельного дохода на затраты ) задается норматив эффективности дополнительных вложений g - предельный доход от затрат производственных факторов на улучшение земли.

        Разложение этой функции по формуле Тейлора в точке , т.е. при использовании земли без ее улучшения, дает

(2)

что, как и выше (см.[1]), позволяет вычленить ренту R:

из общего дохода. Однако выделить слагаемое, дающее дополнительный доход только от затрат на улучшение земли не удается, так как вторая смешанная производная (если она отличается от нуля ) указывает на существование дополнительного дохода от совокупных затрат - как по использованию неулучшенного участка, так и направляемых на его улучшение.

        Дополнительный доход (сверх нормальной прибыли - оплаты вложений труда и капитала) от улучшений первого типа следует, по-видимому, отнести к ренте, хотя возможно, что некоторая его часть, связанная с техническими решениями, является квазирентой. Дополнительный доход от улучшений второго типа, учет которых возможен особо, по отдельным объектам, должен быть полностью отнесен на затраты труда и капитала.

        Выделяя в (2) ренту R, и учитывая, что в точке , т.е. при нулевых затратах на улучшение, частная производная первого порядка по равна f, получаем более наглядное представление функции :

        Если В достаточно хорошо приближается квадратичной функцией от двух переменных, то последним слагаемым можно пренебречь.

        Заметим, что при учете возможностей по улучшению земли, вместе с уровнем вложений в улучшение земли b0, необходимо определять и новый уровень текущих затрат a0. Точка оптимума (a0, b0) должна находиться из условий

; .

        Обозначим через Ry ренту, учитывающую, кроме эффекта от использования неулучшенной земли, отклик ее отличительных особенностей на проводимые улучшения. По аналогии с (1) ренту Ry можно вычислять по формуле:

(3)

        Рассмотрим простой пример расчета ренты.

        Пусть известны нормативы эффективности затрат по использованию земли без улучшения /и направляемых на ее улучшение д:f = 6, g = 4. Пусть имеются два участка земли с близкими (но разными) функциями совокупного дохода: для первого участка

; (4)

для второго участка

. (5)

        При нулевых затратах на улучшение земли (b = 0) для каждого участка легко определить точку , в которой предельный доход от приращения затрат равен f, ренту R и доход D (за вычетом ренты) :

        Как видим, все эти величины одинаковы для обоих участков.

        При учете возможностей по улучшению земли оптимальные вложения () землепользователя, очевидно, определяются из условий

; ,

что приводит к разным системам уравнений для каждого из участков: для первого участка

откуда , а доход B в этой точке равен 86; для второго участка

;

откуда , а доход В в этой точке равен 82.25.

        При этом, используя (3), легко получить, что: для первого участка Ry = 38, а доход (за вычетом Ry) Dy = 48; для второго участка Ry = 31.25, а доход (за вычетом Ry) Dy = 51.

        Этот пример показывает, как учет возможных улучшений позволяет реализовать потенциальные возможности участков. В то время как без учета улучшений оптимальный уровень вложений и эффект от них являются одинаковыми для обоих участков, с учетом возможных улучшений показатели затрат и эффекта по участкам становятся различными. При этом абсолютный уровень ренты и доход с каждого участка повышаются.

        После проведения улучшений участки различаются не только по общему уровню дохода, но и по его структуре: на первом в большей степени увеличивается рента (доход собственника земли), а на втором - доход землепользователя на вложения труда и капитала.

        Заметим, что учет в рентных платежах возможных улучшений стимулирует землепользователя к введению этих улучшений.

        Рассмотрим результаты анализа приведенных моделей с точки зрения возможностей их использования в решении вопросов налогообложения земли. Остановимся прежде всего на предложении Г.Джорджа о введении единого налога на землю как единственного (с отменой всех других налогов) и равного всей сумме рентного дохода в условиях существования частной собственности на землю. Доводы в пользу этого предложения приводятся нами в [1]. Здесь же рассмотрим их обсуждение, проведенное, в частности, в популярном американском учебнике [2]. Авторы учебника не опровергают положения Г.Джорджа о том, что, "в отличие от любого иного налога налог на землю не приводит к изменению распределения ресурсов", а "использование земли будет наиболее выгодным как до взимания налога, так и после" [2, т. 1, с. 563].

        Положение о едином налоге критикуется по следующим пунктам [2, там же]. Во-первых, поскольку земельного налога недостаточно для покрытия всех государственных расходов, его нельзя рассматривать как единственный. Во-вторых, из доходов трудно выделить ренту и эффект от улучшений. В-третьих, есть и другие виды "незаработанных" доходов (например, от удачно приобретенных акций ). В-четвертых, вряд ли справедливо взимать налог с владельцев земли, заплативших за нее конкурентную цену.

        С критикой по первому пункту могут согласиться и сторонники полного изъятия ренты, а содержащееся в третьем пункте оправдание присвоения одного вида "незаработанных" доходов существованием другого их вида вряд ли можно положить в основание политики налогообложения земли. Безусловно, есть проблема выделения ренты и дохода на капитал, о чем свидетельствует и практика арендных отношений, теми или иными способами ее решающая. Здесь в определенной степени могут быть использованы выводы, следующие из анализа приведенных выше моделей.

        Прежде всего, важно то, что рента, являясь разностным доходом, может быть выделена из общего дохода с той или иной степенью приближения. Она равняется разности между выручкой от реализации продукции и полными затратами, в том числе и при учете улучшений первого типа. В отношениях собственников земли и землепользователей в случае улучшения земельных участков при установлении платежей за пользование землей возникают вопросы перерасчета этих платежей. Здесь могут быть полезными рассуждения, касающиеся двух указанных выше типов улучшений.

        Самым существенным возражением против введения единого земельного налога является то, что в условиях существования частной собственности на землю несправедливо лишать рентного дохода тех, кто купил землю в расчете на его получение. Но это вопрос не эффективности производства, а справедливости. Проведение земельной реформы в России еще возможно по пути, исключающем возможность частного присвоения ренты. В условиях общенародной собственности на землю рента может быть использована на общественные цели, а соответствующие рентные платежи по существу не являются налогом, так как в этом случае не меняется собственник дохода.

Литература

  1. Вирченко М.И., Рапопорт Э.О. О влиянии земельного налога на стимулы производства // Сибир. вестн. с.-х. науки. - 1997.- N 1-2. - С.103-108.
  2. Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: принципы, проблемы и политика: Пер. с англ. - В 2-х т. - М., 1993.

Оглавление