Оглавление

ПОРЯДОК И ХАОС КАК ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ КОНЦЕПТЫ ВАРИАНТОВ ОНТОЛОГИЧЕСКОГО КОНСТРУИРОВАНИЯ
Красиков В.И.
Кемеровский государственный университет


        Потребность человека в уяснении характера взаимосвязи основных элементов его окружения - порядок это или хаос - не объяснима сугубо бескорыстием любопытства. В этих понятиях воплотились: и специфика существования нашего вида (homo sapiens), и история развивающегося человеческого мировосприятия, и логика онтологических построений. Это задает фундаментальность понятиям ''порядка" и "хаоса", эти же смыслы будут приоритетами нашего внимания
         Прежде следует указать на антропологическую обусловленность самих этих понятий то есть на их связь с особенностями нашей человеческой природы. Особенности следуюшие: неспециализированность, неопределенность, нестабильность - под три "не-" относятся: к биологическому организму человека (отсутствию жестких специализированных генетических программ поведения); к человеческому сознанию, самосознанию ("Я", содержание которого стремится к самоопределению, самоидентификации с чем-либо); к формам его социальной жизни, чья повседневная текучесть (для "элементов" - отдельных людей) составляет основание для горестных рефлексий ("суета сует и томление духа" Екклесиаст).
         Эти три ''не-" властно определяют особую приоритетность для человека стремления к порядку Человек жаждет определенности, стабильности, предсказуемости - именно эти желания задают имманентную этизацию идее порядка. Благое, ожидаемое реализуются в привычках. Наши привычки - это освоенное, ставшее нашим. Если для первобытного человека периметром его безопасности было его жилье, то для последующих поколений людей таким периметром стали социальные порядки, основанные на привычных, возведенных в норму, обычаи.
         Итак. подводя итог положению об антропологической природе нашего стремления к порядку, можно сказать, что удобство, стабильность упорядоченного существования -существования, где человек сам создает свой мир (мир своих значений), субъективизирует его, была сразу же оценена человеком и переведена им в статус основ миропонимания. "Порядок" стал доминирующей идеей человеческой цивилизации.
         Применяя термины "оценена", "переведена", мы, однако, вовсе не считаем процесс фундирования человеческого развития идеей порядка делом сознательным и преднамеренным. Совсем напротив - долгое время подобные осмысления осуществлялись скорее в самых глубинах коллективно-бессознательного отношения людей к миру Что же тогда мы понимаем под "онтологическим конструированием".
         Мы имеем в виду совокупность попыток формулирования основополагающих представлений о мире - через артикуляцию и комбинирование в разных вариантах соединений главных оппозиций человеческого опыта: "субъект - объект"; "человек - мир"; "естественное - трансцендентное"; "материальное - имматериальное"; "Я" - "не-Я"; "добро - зло" и др К подобным же фундаментальным оппозициям относится и оппозиция "порядок - хаос". Конечно, онтологическое конструирование может быть как сознательным делом -высокорсфлексивных разумов, так и не сознательным делом - мощных, полагающих и верящих разумов (находящихся в состоянии "естественной" либо "религиозной" установок). Различение степени сознательности здесь в принципе маловажно, главное - итог: многообразие вариантов понимания бинарной оппозиции "порядок - хаос" в истории человеческой мысли является бесценным источником для движения современного постижения этой важнейшей квалификации отношения человека и мира.
         Сама бинарность этих понятий задаст и полярность и их взаимную имманентность - это обозначения двух сторон помыслия мира, стремления и ожидания двоичной классификации содержания нашего опыта. Первоначально их можно сопоставить через контрарные, полюсные свойства: дифференциации - недифференцированности; сложного - простого; самоорганизации - стихийности; необходимости - случайности и т.п.
         В соотношении порядка и хаоса помыслимы три принципиальных варианта: 1) первичны и фундируют мир Порядки, хаоса самого по себе быть не может, это скорее форма преддверия порядка; 2) в основание мира лежит Хаос, порядки - временные и локальные состояния универсума; 3) равноправие этих состояний мироздания, которые есть скорее лишь наш способ миропредставления, ибо "на самом деле" имеет место "быть" всегда нейтральное, среднее между порядком и хаосом - становление, которое мы, в зависимости от особенностей менталитета и степени развития самоанализа, понятийно экстремализуем как "порядок" или как "хаос". Онтологическое конструирование человеческой мыслью картин мира с самого начала активно использовало все эти три варианта.
         Первая версия понимания соотношения порядка и хаоса оказалась господствующей эпистемой в истории западноевропейской цивилизации - в виде логоцентризма. Основание подобного понимания было заложено греками - Logos (Гераклит, Парменид, стоики и др.), и евреями - творение порядка мира Богом. Они же этизировали Порядок, сообщив ему Разум и Провиденциальность ("и увидел Бог, что это хорошо").
         Внешний мир, полагали они, объективен по отношению к человеку (его субъективности, сознанию) и имеет внутренне присущую ему логику, ритмику, судьбу, которые либо органично присущи ему, либо навязываются ему Трансцендентным Существом. Объективность порядка здесь зависит от общего приоритета невидимого основания, имманентного миру либо трансцендентного ему: идеи Платона, атомы Демокрита, Бог христиан. Порядок либо привносится как бы извне - по трансцендентной версии объективизма, либо есть выражение сети пересечений причинно-следственных рядов материального мира - по имманентной версии объективизма. Объективистские версии первичности порядка во вселенной задают картину мира. в которой правят бал либо Естественная Необходимость (материального или идеального плана), либо Божий Промысел Свобода человека в обоих этих случаях миропонимания карикатурна - и есть скорее знание о своей несвободе.
         Философский гений Канта предложил иную, субъективистскую версию - первичности идеи порядка в человеческом опыте. Суть кантовской новации заключается в представлении о конституирующей роли чистого разума в определении и полагании "порядков" логицистских, категориальных образов мира (что, правда, по Канту плохо - так как ведет к антиномиям).
         Другими словами, порядки в хаос наших ощущений вносит наше творческое, спонтанейное самосознание, обладающее неискоренимыми потребностями к регулятивносги и регулярности, правильности и упорядочиванию, артикуляции и синтезу. Соответственно, мы видим те порядки, которые заранее сами же производим (правда стихийно) в виде категориальных форм упорядочивания материала чувственного восприятия. Мир, как он нам дан, подобен в целом сознанию, ибо явления мира мы воспринимаем и обрабатываем по матрицам, регулятивам сознания (вернее его высшей личностной инстанции - самосознания). В отношении же мира-самого-по-себе Кант предполагал наличие в нем иного, но порядка. В противном случае, он был бы вынужден вообще отождествить любой возможный порядок с человеческим сознанием, а хаос - с материальным миром вне сознания. На это он никогда бы не пошел, ибо всегда подчеркивал свой объективизм и признание правомочности материального мира (то есть наличие в нем имманентного материального порядка вне и без имматериальных начал).
         Другим важным продолжением субъективистской версии первичности порядка в человеческом опыте является феноменологическое понимание. Стремление к обнаружению порядка можно считать важнейшей интенцией человеческой субъективности, то есть такого нашего психологического строения, которое содержит в себе уже изначально свой будуций "объект". Соответственно, мы непременно ожидает встретить и встречаем порядки (регулярности - К.Поппер) в нашем опыте, равно как мы непременно ищем и обретаем то ("объекты"), что мы будем любить, ненавидеть, желать - ибо любить, ненавидеть, жевать (кого-то, что-то), вопринимать (как упорядоченное) - составляет структуру субъективности как таковой, мыслящего разума вообще. Поэтому, говорят феноменологи. настоящий порядок. "фундаментальный порядок фундирования", "эйдетический мир" - объективны, но имматериально объективны. Это Logos мирового идеального, который представлен в конкретных сознаниях разумных рас. Именно там пребывают эйдосы - высшие, упорядочивающие мироздание, идеи, чье бытие и истина совпадают.
         Вторая версия понимания соотношения порядка и хаоса оппозиционна господствующей, логоцентристской. Ее существование - красноречивый аргумент в пользу многомерности человеческого мышления, которое не ограничивается господствующими взглядами, а всегда предлагает и иные, часто шокирующе расходящиеся с парадигмальными.
         Представление об исходной фундаментальности хаоса имеет своим началом мифологическое мышление периода его самоорганизации (зрелая мифология, "олимпийской стадии"). Здесь идея о хаосе была необходимым противополаганисм оформляющейся идее порядка. Здесь хаос исходен как стихийно-естественное, оппозиционное культуре, социальному. Это еще не негативный термин логоцентристской оппозиции, не синоним ";;ла" в противоположность "добру". Скорее это обозначение абстрактного. недифференцированного начала, в котором содержатся и добро и зло, и организация и дезорганизация, архаическое равновесие, индифферентное ко всему и вся. Такое понимание мы можем видеть в образах изначального единения, иррациональности Ungrund (Я.Беме), нейтрализма/амбивалентности Первоначала (Арсопагитики), "мирового бессознательного" (Н.Гартмана), слепоты "мирового порыва" (М.Шелер), первобытной бескачественности иррациональной свободы (Н.Бердяев). Однако подобные взгляды не оказывали какого-либо особо разрушающего воздействия на господствующие логоцентристские идеи, а воспринимались скорее как эксцентричные. Как, например, идея о приоритете являемости над сущностью у Ф.Нищие. Хотя он и принимал кантовский тезис о раздвоенности реальности на "мир-для-нас" и "мир-сам-по себе" трансцендентальное и трансцендентное, однако для него есть только один мир - мир явлений. Если Кант неявно предполагал, что в мире самом по себе есть некоторый порядок, то Ницше полагал, что за явлениями ничего определенного быть не может. Там. скорее всего, лишь бесформенный, недоступный формулировке, мир хаоса ощущений, следовательно, некоторый феноменальный мир другого рода, не познаваемый для нас. Мир - "матрешка" хаосовявлений.
        Tретья версия понимания соотношения порядка и хаоса в объективном мире и в человеческом постижении мира и себя, складывается в качестве четких моделей (теорий) в нашем веке. Симптоматична: во-первых, их одновременность - они появляются в 60-70 годах нашего века, во-вторых, разнополюсность их локализации в духовной сфере: в естествознании (синергетика) и в гуманитарном постижении (постмодерн).
         Конечно, можно говорить о ряде идей, которые явно предшествовали этим моделям миропонимания: мир - слиток, отлитый как попало (Гераклит), Ungrund Бердяева, становление Гегеля и др. Однако только коренные трансформации научного (теория относительности Эйнштейна, современная космология) и философского (феноменология. лингвистическая философия) сознания, которые означали релятивизацию, ревизию прежних общих установок миропостижения, привели к формированию новых приоритетов онтологического конструирования.
         Идеи синергетики во многом радикально подрывают метафизические устои прежнего научного и философского мышления: порядок и закон. Были изменены фундирующие понятия картин мира. Вместо прежних "порядка" и "закона" в основание синергетической картины мира были введены идеализированные допущения "хаоса", "случайности", "выбора", ранее занимавшие второстепенное, производное положение в системе категорий философствующего мышления. Таким образом, произошла своего рода инверсия категорий - прежние фавориты философского внимания перешли на роль аутсайдеров: порядок есть лишь преходящее состояние - самоорганизация хаоса лежит в основании представлений об эволюции вселенной.
         Ключевая идея синергетики - это тезис об открытой среде, ее самоорганизации, где в качестве созидающего его начала, конструктивного механизма эволюции выступает хаос (сплошная, внутренне недифференцированная среда). Сплошная среда потенциально содержит в себе разные виды локализаций процессов (спирали, вихри, ячейки) и тем самым есть некое единое начало, содержащее в себе имплицитно различные формы будущей организации. Именно через хаос осуществляется связь разных уровней организации универсума.
         Мир в синергетической картине мира понимается как совокупность порядков и хаосов: разные провиниции вселенной находятся в разных состояниях. Есть мир энтропии -уравнивания, упрощения среды, "разрушения структур", равновесных, термодинамических систем, мир хаотизации. Вместе с тем, есть и мир эктропии - восходящей эволюции, становления порядков.
         К сходным выводам, но, конечно же, в своей, специальной форме, приходят и философы постмодерна (Ж.Деррида, Ж.Дилез). Прежде всего они подвергли радикальной критике логоцентризм западной мысли, выявив его связь с доминированием индивидуалистской ценостной ориентации в развитии западного сознания. Однако главная мысль их онтологической конструкции - становление как основное событие и метафизическая суть мира. Становление - это всегда беспокойство, смыслоскольжение по поверхности -поверхности/границе между хаосом и порядком. Фиксация хаоса и порядка - сугубо логоцснтристская оппозиция, которая, как и остальные бинарные оппозиции, деформирует наше представление о мире. Исконный мир (мысль о мире) - это мир, различение, всегда среднее между хаосом и порядком. В мире есть смысловые структуры, но их бытийствование есть чистое становление, взаимоперетекание неопределенности и определенности. Совмещение становления, синтезирующего начала (начало хаоса) и различения, диверсифицирующего начала (начала порядка) как новых установок мировосприятия -похоже основной приоритет постмодернисткого проекта.
         Итак, мы можем констатировать следующее.
         Первое. Категории хаоса и порядка принадлежат к фундаментальным средствам онтологического конструирования мира.
         Второе. Сама их стабильность в метафизическом опыте человечества обусловлена интенциональностью нашего стремления к порядку как компенсации неопределенности и нестабильности природы человеческого "Я".
         Третье. Хотя и возможны три основных варианта понимания соотношения хаоса и порядка в мировой развертке- в развитии западноевропейского мышления преобладал логоцентризм: представление об онтологическом приоритете порядка. Последний явно интерпретировался как "позитивный" термин (добро, справедливость, человечность, культура и пр.) в противовес хаосу как негативному.
         Четвертое. Для современной мысли характерна операция инверсии смыслов терминов "хаоса" и "порядка", преодоление их полярной догматистской фиксированности в синергетике и постмодерне.

Оглавление