Оглавление

ХАРАКТЕРИСТИКИ (АТРИБУТЫ) ПОРЯДКА И ХАОСА: ОТ ДРЕВНИХ КОСМОГОНИИ К СОВРЕМЕННОЙ СИНЕРГЕТИКЕ
В.В. Василькова
Новосибирский институт экономики и менеджмента

        Говоря о методологической и исторической судьбе понятий "хаос" и "порядок", мы можем отметить следующий парадокс: являясь наиболее древними обобщающими первообразами, матрицами мироописания, известными еще со времен мифов и космогонии, и находя впоследствии применение в самых разных науках, эти понятия, тем не менее, так и не обрели до сих пор своей терминологической четкости. Специфика и объемы этих понятий не были строго определены ни в одной из использующих их наук (к примеру, в современной физике используются более десяти характеристик хаоса: молекулярный хаос. термодинамический хаос, диффузный хаос, диссипативный хаос, детерминированный хаос, турбулентный хаос и др). До сих пор не ясны границы применимости этих понятий и специфика их "преломления" при переходе из одних познавательных сфер в другие. В настоящие время это, скорее, даже не понятие, а некие понятийные пространства, где сопрягаются и пересекаются интуитивные представления, культурно-смысловые контексты, конкретно-научные интерпретации и их философское осмысление.
        Можно сказать, что в истории науки речь шла не об изучении феноменов хаоса и порядка как таковых, а об исследовании отдельных атрибутивных характеристик этих феноменов. Так, в естественнонаучном плане (в первую очередь, в термодинамике) соотношение хаоса и порядка определялось и измерялось ростом энтропии как показателем раз упорядоченности. Другими научными направлениями, проявляющими особый интерес к проблемам хаоса и порядка, были социология и общенаучные концепции (кибернетика, общая теория систем), в которых хаос и порядок сопрягались с развитием социальных систем разного уровня. Именно благодаря последним двум направлениям (аккумулирующим в своем методологическом становлении наработки современного им уровня естествознания) сложилась целая система понятийных антиномий, в рамках которых определялись основные параметры (атрибуты) порядка как организации: равновесность - неравновесность, открытие -закрытие системы, устойчивость - неустойчивость, динамика - гомеостаз, единообразие -разнообразие, симметрия - асимметрия, линейность - нелинейность, актуализация потенциальность, предсказуемость - непредсказуемость.
        Исследуя эволюцию этих научных направлений, мы выявили в ней определенную тенденцию - тенденцию смены теоретических моделей образов порядка. Первая модель равновесного классического порядка (где доминирующими атрибутами упорядочения выступают устойчивость, стационарные состояния, гомеостаз, предсказуемость) представлена в классической социологии, классической кибернетике и системном подходе. Вторая модель неравновесного (неклассического) порядка, где доминирующими атрибутами упорядочения являются неустойчивость, изменчивость, непредсказуемость, связана с появлением более поздних концепций энтропийно-информационного подхода, кибернетики второго порядка, теории социальной энтропии, новейшиих системных теорий.
        Однако в результате перечисленных теоретических разработок сложились крайне противоречивые, норой взаимоисключающие представления о характере порядка в сложных системах и о роли хаоса в процессе порядкообразования. Назовем лишь несколько вопросов, которые возникают при знакомстве с различными позициями, представленными в данной литературе:

  1. В какой степени установление порядка, в том числе и социального, можно отождествлять с энтропийными процессами; можно ли сказать, что упорядочение - это негэнтропийная тенденция, т.е. "убывание хаоса", или, наоборот, оно связано с ростом энтропии, делающим систему более однородной?
  2. Что является условием формирования порядка - открытость системы потоку внешних воздействий (флуктуации как проявлений хаоса) или, наоборот, умение системы эти воздействия (флуктуации) подавлять, бороться с ними. избавляя себя от изменений и потрясений?
  3. Является ли однородность элементов системы, в том числе социальной, атрибутом порядка или таковая ведет к дезорганизации и хаосу (как это следует из термодинамики)? И может быть, в таком случае структурное разнообразие есть гарант устойчивости и, следовательно, более сложного и надежного порядка?
  4. Можно ли отождествить порядок с устойчивостью (гомеостазом) системы или динамические изменения ее структуры есть залог ее жизнедеятельности? Достаточно ли для решения этого вопроса введения системного понятия текущего равновесия, которое фиксирует сохранение постоянства системы в процессе непрерывного обмена и движения составляющих ее элементов?
  5. Если интуитивно образ порядка связан с такими характеристиками, как симметрия и однородность элементов системы, то почему процесс порядкообразования описывается как нарушение симметрии и установление неоднородности?
  6. Почему и при каких условиях в ходе процесса упорядочения происходит своего рода "переключение режимов": нелинейная система начинает вести себя как линейная или, например, в открытых системах начинают происходить процессы, сходные с процессами внутри закрытых систем, связанные с возрастанием энтропии (ростом хаоса)?
  7. Где границы устойчивости в зоне неустойчивости и что может быть определено для системы как критическое состояние и, следовательно, где границы управляемости системой, предсказуемости ее поведения, что имеет особое значение для социальных систем?

        Эти и другие вопросы - не просто плод поиска вдумчивым читателем логических противоречий в литературе по проблемам порядка и хаоса, они знаменуют собой необходимость и преддверие глобального методологического синтеза в этой исследовательской области - синтеза, способного примирить данные логические противоречия в рамках единой, целостной объяснительной модели.
        Такую модель мы находим в синергетике - молодом научном направлении, представляющем междисциплинарную универсальную теорию самоорганизации процессов самой различной природы. Возникшая на стыке физики, химии, биологии, астрофизики и других естественных наук и вобравшая в себя общенаучные системные идеи, синергетическая модель самоорганизации является на сегодняшний день наиболее обобщающей и наиболее эвристически плодотворной объяснительной моделью, описывающей взаимопереходы порядка и хаоса в эволюции систем, в том числе и социальных (см. об этом подробнее в нашей работе: Волновые процессы в общественном развитии Новосибирск, 1992 )
        Методологическое преимущество синергетики, по сравнению с упомянутыми нами ранее теориями, заключается в том, что последние анализируют процессы упорядочения и организации под специфическим исследовательским углом зрения (доминирующим гештальтом). Так, например, классическая социология и кибернетика акцентируют свое внимание преимущественно на проблемах устойчивости и равновесности систем, а значит - их управляемости; теория социальной энтропии - на роли неравновесности в формировании социального порядка; системный подход - на условиях сохранения целостности системы и ее адаптивных способностях при изменении окружающей среды. Предмет же синергетики охватывает все этапы универсального процесса самоорганизации как процесса эволюции порядка - его возникновения, развития, самоусложнения и разрушения, т.е. весь цикл развития системы в аспекте ее структурного упорядочения. Иными словами, синергетику можно считать наиболее полной, интегральной теорией порядка и хаоса потому, что она исследует различные фазы (уровни) порядка и проявления различной роли хаоса на этих этапах порядкообразования.
        Обозначим основные теоретические позиции синергетики в этом плане. Синергетика различает два типа устойчивости (равновесности) систем. Первый связан с термодинамической необратимостью, когда система находится в состоянии, близком к равновесию. Это касается идеальных закрытых систем и открытых систем с высоким уровнем энтропии. Эволюция таких систем имеет одно неизбежное направление - она ведет к установлению макроскопического состояния хаоса.
        Другой тип устойчивости связан с эволюцией реальных (наиболее часто встречающихся в мире) сложных систем, которые, будучи открытыми, активно контактируют с не менее сложным и непредсказуемым окружением. Изменения энтропии в данном случае связаны с двумя противоположными процессами: "потоком энтропии", зависящим от обмена системы с окружающей средой (негэнтропии), и "производством энтропии", обусловленным необратимыми процессами роста внутри системы. Это состояние можно считать стационарным, так как из-за энтропийно-негэнтропийного баланса уровень энтропии системы не изменяется. Но такое особого рода устойчивое состояние возникает в системе, находящейся вдали от равновесия. Данная неравновесность возникает в связи с противостоянием противоположных энтропийных потоков в открытой системе, что делает ее особо чувствительной к внешним воздействиям - флуктуационным "сигналам хаоса".
        Открытая нелинейная система в описанной ситуации критической неравновесности способна порождать "чудо создания порядка из хаоса", менять сам тип своего поведения, который мы можем назвать режимом рождения порядка. В ней могут формироваться новые динамические состояние, названные И. Пригожиным диссипативными структурами (примеры таких структур в синергетике - конвективные ячейки Бенара, химические часы, образование колоний у коллективных амеб, переход от ламинарности к турбулентности и др.). Использование термина "диссипация" здесь не случайно. Если размазывающий процесс диссипации (диффузия, молекулярный хаос) ведет равновесную систему к энтропийной смерти (хаосу), то в неравновесных системах он приводит, напротив, к возникновению новых структур, так как устраняет все нежизненные, неустойчивые состояния. Эти структуры характеризуются сложным соотношением хаоса и порядка.
        Диссипативная структура есть структура порядка, так как она является формой супермолекуляриой организации, когда между частицами устанавливаются дальнодействующие корреляции, меняется сам тип молекулярного поведения - частицы начинают вести себя согласованно, когерентно, "как по команде", происходит синхронизация пространственно-разделенных процессов. Однако сам порядок в синергетике понимается как макроскопическая упорядоченность при сохранении микроскопической молекулярной разупорядоченности, т.е. порядок на макроуровне вполне мирно уживается с хаосом на микроуровне (детерминистический хаос).
        Таким образом, синергетика связывает порождение порядка с обоюдодействующей работой хаоса в неравновесных состояниях открытых систем: с одной стороны, хаос "поставляет" флуктуации в открытую систему, с другой - через диссипацию (рассеивающее термодинамическое начало) отсекает все лишнее и нежизненное.
        Рождение порядка в синергетической модели лишено жесткого детерминизма, оно связано с бифуркационной ситуацией неопределенности и непредсказуемости Зона бифуркации ассоциируется с катастрофическими изменениями и конфликтами, которые сопровождают момент критического выбора системой своего дальнейшего пути развития. Просканировав флуктуационный фон, система решает, какой тип развития избрать (какую флуктуацию закрепить). В зависимости от выбора система может либо создать порядок как более сложную организацию, либо вернуться в более равновесное состояние, ведущее к энтропийной смерти, либо продлить неустойчивое состояние неопределенности.
        Бифуркационный выбор системы связан с нарушением исходной симметрии в системе, так как делает определенный набор состояний более предпочтительным и поэтому вероятностным по сравнению с другими. Возникает внутренняя дифференциация междуразличными частями системы или между системой и ее окружением. Такая дифференциация "включает" формообразующис и форморазвивающие процессы, невозможные в недифференцированной среде (такие, например, как сгущение первичной материи при образовании галактик, образование первых живых клеток и др.)
        Однако сложные открытые системы, благодаря своей нелинейности, имеют тенденцию к спонтанному распаду. В таких системах процесс порядкообразования идет неравномерно, разные участки системы поразному реагируют на внешние флуктуации, в результате скорости развития процессов организации порядка в них сильно различаются. Такая рассинхронизация и может привести систему к распаду, когда макрохаос флуктуации переходит на макроуровень и разрушает то, что сам строил.
        Дабы избежать этого, система вынуждена переходить к другому типу функционирования, который мы могли бы обозначить как режим сохранения порядка. Здесь разворачиваются совершенно иные структурные процессы. Система начинает "закрывать" себя от внешних воздействий, ограничивать свои контакты, гасить флуктуации. В результате в ней начинают развертываться процессы, связанные с неизбежным ростом энтропии -система становится более однородной, в ней устраняются многообразные в нелинейной среде негэнтропийные источники структурообразования. Как правило, остается лишь один такой источник (центр) развития, который группирует вокруг себя структурные элементы Происходит сглаживание, размывание неоднородностей, снижается прежняя интенсивность процессов, замедляется их динамика. Развитие системы становится более предсказуемым, в ней усиливаются тенденции равновесности. Стремление системы сохранить стабильный порядок оборачивается гомеостазом, что может привести к энтропийной смерти (хаосу).
        Но до тех пор, пока система является открытой, воспринимающей внешние воздействия, остается возможность перехода системы к новому этапу самоорганизации - рождению новых структур порядка.
        Итак. в синергетическом понимании не существует единого, раз и навсегда данного образа порядка. Порядок предстает как живой, развивающийся процесс - становящийся, но не ставший. Поэтому следует говорить о разных закономерностях и характеристиках (атрибутах) порядка и хаоса на разных этапах порядкообразования - в период зарождения порядка и в период сохранения этого порядка.
        Синергетическая интерпретация порядка как процесса позволяет примирить обозначенные нами противоречия в понимании порядка и хаоса, сложившиеся в науке к середине нашего столетия. Становится ясно, что перед нами не столько различные образы (модели) порядка, сколько взаимодополняющие характеристики различных фаз единого процесса порядкообразования.
        Синтезирующая роль синергетической модели порядка как процесса проявилась также и в том, что в её контексте поновому прочитываются древние космогонические представления о порядке и хаосе, поскольку очевидны атрибутивные корреляции между ними и современными естественнонаучными характеристиками взаимосоотношений хаоса и порядка.
        В мифологическом сознании миропорядок также предстает как процесс становления -космогенеза, рождения Космоса из Хаоса. Древний образ Небытия (первородного Хаоса) как бесформенного первоначала всех мировых структур порядка можно рассматривать как метафорический аналог современного понимания нелинейной среды, в которой в потенции в непроявленном виде содержится весь спектр возможных форм (структур-аттракторов эволюции).
        Двойственная роль Хаоса по отношению к структурам порядка связана в древних воззрениях с пониманием "рождающей и поглощающей" природы Хаоса. Хождение героя (Бога) в глубины Хаоса во имя обновления созданного, но ослабевающего порядка есть прообраз амбивалентной синергетической трактовки хаоса. Говоря современным языком, речь идет, с одной стороны, об опасности энтропийного угасания созданной структуры, лишенной энергетической подпитки (разрушительная роль хаоса), с другой стороны - о роли хаоса как носителя новационных флуктуации (Хаос как сокровищница мудрости) и хаоса как формообразующей диссипативной силы (высвобождение героем созидательных сил Хаоса). Космогоническую идею о том, что Хаос никогда не исчезает и присутствует в порядке, можно интерпретировать в контексте синергетических идей о сосуществовании в созданных структурах макроскопической упорядоченности и микроскопической разупорядоченности.
        Возникновение порядка античная мифологическая традиция связывала с понятием меры Синергетика также утверждает, что порядок (сложная структура) возникает при критических значениях в зоне баланса (соразмерности) энтропийных и негэнтропийных тенденций и сам этот порядок есть своего рода компромисс (мера) между устойчивостью и неустойчивостью
        Космогоническое мировидение различает процессы, сопровождающие рождение порядка, и процессы, сопровождающие сохранение порядка. Первые связаны с напряжением, деструкцией, конфликтом, "враждой и распрей", которые сопровождают сам момент рождения Космоса из Хаоса; в однородном бесформенном Хаосе возникает неоднородность и дифференциация рождающихся первоэлементов (первостихий) мироздания. (Сейчас мы бы сказали о "бифуркационной катастрофе", ведущей к нарушению симметрии, росту неоднородностей в нелинейной среде). Вторые связаны с воссозданием гармонии, синхронизации процессов, космической "симпатии и любви", "содружеством Космоса самим с собой", что соответствует в синергетике состоянию системы, близкой к равновесию, слабо чувствительной к флуктуациям. Циклическое чередование этих тенденций в едином процессе космогенеза отражено в космогонических воззрениях Гераклита (идеи о диакосмезе и экпирозе) и Эмпедокла (круговорот Любви и Вражды в божественном Сфэросе), а также в древнекитайском учении о Дао как взаимочередовании космообразующих принципов Ян и Инь.
        Синергетическая модель порядкообразования, как интегративная и универсальная в современном мироописании, позволяет придать новую трактовку многим социальным процессам и феноменам, в частности, разрешить многовековую дилемму о характере социального порядка.
        Те социальные процессы, которые в обыденном сознании отождествляются с беспорядком, деструкцией (усиление социальной неоднородности, экономической и политической дифференциации, борьба противоположных общественных сил, стремительная социальная динамика и т.п.), есть не исчезновение порядка, но, напротив, показатель тенденции зарождения нового порядка. Те же социальные процессы, которые обычно связывают с проявлениями социального порядка (рост социальной однородности, устойчивая социальная иерархия, централизм и авторитаризм, отсутствие кардинальных перемен и т.п.), есть не столько "вечный образ порядка", сколько временный этап сохранения порядка в социальной системе, который неизбежно уступит место следующему этапу исторического процесса социального порядкообразования.

Оглавление