Оглавление

КЛАССИФИКАЦИЯ ПУТЕЙ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА В РОССИИ
НА ПОРОГЕ XXI в.

Б.П.Андриевский

Институт комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН
(Биробиджан)

        В условиях неопределенности российского общества к концу ХХ в. делать прогнозы социально-экономического развития необычайно сложно [1]. Множество проблем в политической жизни страны связано с отсутствием ясной политологической картины [2]. Это не случайное явление. Ясность в данном вопросе и строгое определение позиций резко сократило бы поле всякого рода конформистов и авантюристов, а также осложнило бы исполнение подрывных заданий прямым идеологическим диверсантам. Все те ужасы, которые реформаторы устроили стране и народу, имеют в своей основе – помимо всего прочего – и чисто концептуальную, политологическую подоплеку [3].

        Нельзя обойти вниманием такое духовное состояние индивида, как отношение к экономике и политике. Часто “правые” и “левые” в экономическом смысле отнюдь не совпадают с “правыми” и “левыми” в политико-культурном смысле. Это и ведет подчас к парадоксальным ситуациям [4].

        На культурно-политическом уровне “правыми” являются те силы и партии, которые настаивают на сохранении национальных, политических и государственных традиций, свойственных конкретному народу, конкретному обществу. “Правые” отстаивают преемственность прошлому, считают необходимым любой ценой сохранить самобытность и идентичность той исторической общины, от лица которой они выступают–будь то государство, нация, этнос или политическая система.

p0901.GIF (1036 bytes)

        “Левыми” на этом же культурно-политическом уровне будут те движения и их идеологи, которые, напротив, стремятся уйти от национальных, политических и государственных традиций, чтобы организовать общественно-культурный строй на совершенно новых, небывалых основаниях, скопированных где-то в другом месте или просто придуманных. В этой сфере “левые” всегда ориентированы на снятие, размывание или даже разрушение тех естественных исторических границ, которые составляют неповторимость каждого народа и каждого государства.

        “Правыми” в сфере экономики называют те партии, которые стоят за полное превосходство частной собственности и принципа частного владения над собственностью коллективной: государственной, национальной, общинной, профсоюзной, семейной и т.д. Самым полным выражением “правой” экономической доктрины является лозунг “абсолютно свободного планетарного рынка”, законы которого не знали бы ни государственных, ни национальных, ни религиозных границ. Именно такое социальное устройство виделось как идеал для отцов-основателей “либерализма” от Адама Смита до фон Хайека и Милтона Фридмана. Лозунгом всех экономических “правых” всегда было слово “приватизация”.

p0902.gif (962 bytes)

        “Левые” прямо противоположны экономическим “правым”. Здесь “левые” ратуют за превосходство различных коллективных форм собственности над частными. Причем формы эти могут весьма различаться - от анархистских проектов примата сельскообщинной и профсоюзной собственности до общенациональной или государственной собственности некоторых тоталитарных режимов социалистического типа. Как бы то ни было, “левые” всегда стоят за “обобществление”, “национализацию”, “коллективизацию”.

        Следовательно, теоретически мы можем себе представить все четыре варианта сочетания терминов “правые” и “левые” на политико-культурном и экономическом уровнях. Именно такое положение дел встречается в реальной политической картине общества (рис. 1).

        “Левые” ценности в культуре и “правые” (“рыночные”, “частно-собственнические”) в экономике сочетаются в доктринах классического либерализма. Умеренные республиканцы США и правоцентристы Франции являются классическим примером этой идеологии. Русские предреволюционные либералы и либерал–демократы принадлежали именно к этой категории – они настаивали на отмене православно–монархических и национальных традиций Русского государства и на принятии “общечеловеческих” ценностей “цивилизованного мира” (т.е. “либерально-демократического Запада”), но одновременно были радикальными сторонниками частной собственности и, более того, ратовали за развитие ничем не ограниченного рынка.

        Сочетание “левых” экономических тенденций с “левой” политико-культурной ориентацией мы находим у ортодоксальных марксистов, а в еще большей степени у левых анархистов. И те, и другие предполагали отмену всех традиционных национально-политических институтов с одновременной “социализацией” и “коллективизацией” всех форм частной собственности. Классическим в этом смысле может являться тип “коммуниста-интернационалиста”.

        Национальный Фронт Ле°Пена во Франции и крайний фланг американских республиканцев представляют собой классическое сочетание “правых” на культурно-политическом уровне с “правыми” на экономическом уровне. Эти политические партии стоят, с одной стороны, за укрепление национальных, культурных и государственных традиций своих народов, а с другой - настаивают на максимальной степени приватизации всех сфер экономической деятельности, вплоть до военно-промышленного комплекса. Такие “дважды правые” существовали и в предреволюционной России.

p0903.GIF (7873 bytes)

Рис. 1. Классификация путей развития общества

        Сочетание “правых” политико-культурных тенденций с “левыми” экономическими тезисами мы находим у итальянских фашистов и германских национал-социалистов. По меньшей мере, так обстояло дело в их программных документах, где подчеркивалось, что эти движения стоят за сохранение политических и национальных традиций, с одной стороны, но за радикальные экономические перемены, включающие в себя национализацию и огосударствление многих экономических секторов, - с другой. В фашизме “коллективизация” проходила на “корпоративном”, “профсоюзном” уровне, а в национал–социализме – на государственном.

        Таким образом, если мы внимательно проанализируем предложенную схему, все видимые противоречия в позициях и самоопределениях политических сил нашего общества станут вполне объяснимыми.

        Еще более ясными эти отношения представлены на рис.2. Здесь можно увидеть объяснение всех парадоксов, обычно сопровождающих поверхностные политологические суждения. Вероятно, иногда это делается намеренно [4]. К примеру, реформаторов в России относят то к левым, то к правым. Точно так же то к левым, то к правым относят и оппозицию.

        На схеме рис. 2 наглядно видно, что либерал–демократы сочетают в себе правую экономическую линию (рынок – черта правой экономики) и левую политическую линию (демократия – черта левой политики). Вместе с тем объясняется и феномен так называемых “красно–коричневых”, т.е. патриотической оппозиции. В наиболее распространенном мировоззренческом сочетании позиций типичного патриота наличествуют элементы левой экономики (социализм) и правой политики (консерватизм). В политологии это называется мировоззрением “третьего пути”, или “консервативной революцией”.

Рис. 2. Классификация социальных групп и партий

        Между основными секторами политологического круга существуют промежуточные позиции. К примеру, полноценная и последовательная левая идеология – левая без всяких дополнений – сочетает в себе левую демократическую политику (индивидуализм, прогрессизм, эгалитаризм, интернационализм, сциентизм, эволюционизм, атеизм, дух Просвещения и т.д.) и левую же экономику (социализм, контроль над распределением, стремление к равному разделу результатов труда, наконец, коммунизм). Именно эта мировоззренческая левая модель главенствовала в СССР. Она строго соответствует понятию о “социал-демократии”, и именно так – “социал–демократической”  – называлась вначале партия большевиков – РСДРП. Позже от названия “социал-демократическая” отказались, чтобы подчеркнуть отличие от европейской социал-демократии, которая сделала (еще при Каутском) решительный шаг в сторону “просто демократии” и даже “либерал-демократии”, отказавшись от крайностей левой экономики – от коммунизма и большевизма (ленинизма). Цветом классической левой позиции был, естественно, красный.

        В царской России доминировало прямо противоположное (по отношению к социал-демократии) сочетание экономических и политических элементов. Это была чисто “правая” платформа. Правая рыночная экономика соседствовала с правой консервативно-националистической политикой. Символическим цветом этого комплекса был белый.

        Февральская революция соответствовала идеологическому повороту на 90° относительно платформы царизма, но идеологическая инерция занесла стрелку еще левее, в сторону большевиков.

        Октябрьская революция была сдвигом на 90° от Февральской. А в некоторые периоды НЭПа и при Сталине зашкаливало еще дальше, вплотную к “третьему пути”. Идеологами такой эволюции советской власти – в сторону национал-большевизма и консервативной революции (нижняя точка на схеме) – были сменовеховцы (Устрялов, Ключников и др.) и евразийцы (Савицкий, Карсавин, Эфрон и др.). С другой стороны, справа, к этой третье-путистской (красно-белой) точке приближались некоторые европейские режимы 20-30-х гг.

        Классический Запад, тоже не без шараханий (как левых, так и правых), упорно двигался к иной, оптимальной для его мировоззренческой истории точке – к либеральной демократии, т.е. к сочетанию левой политики и правой экономики. Это и есть либеральная демократия, образцовый идеологический комплекс Запада, достигший своего максимального и наиболее чистого развития в США. В идеологическом и политологическом смысле “американизм” и либеральная демократия тождественны.

        В 60-е гг. и на самом Западе явно наличествовал резкий крен влево – к социал-демократии и даже к социализму. Но все эти тенденции были освоены, переварены и преодолены капитализмом (правая экономика) и вошли составной частью в общую картину либерально-демократического ансамбля. В этом смысле показательно смещение акцента от правой Англии (где рыночный либерализм, торговый строй соседствуют с картинной монархией) к США, где тот же рынок сопряжен с (отчетливо декларируемыми) эгалитаризмом, демократизмом, индивидуализмом.

        Примеров политологической раскладки в соответствии с данной схемой можно привести неограниченное количество. В связи с такими закономерностями напрашиваются два важнейших вывода, имеющих самое прямое отношение к насущной политической истории нашего народа.

        Во-первых, колоссальным политологическим и мировоззренческим заблуждением реформаторов было некритическое, имитационное перенесение атлантистской (западнической) модели политологии, с ее своеобразным определением центра и периферии (экстремизма), на российскую почву. В результате чего вместо смещения советской идеологической конструкции на 90є в евразийскую сторону, к центру, что было бы органично, логично и исторически обоснованно, произошло искусственное и травматическое, насильственное изменение курса на 90° в прямо противоположном направлении.

        Во-вторых, понятие “центризм” нещадно эксплуатируется, но содержание этого понятия не расшифровывается. Если мы переходим к адекватной, объективной и исторически предопределенной для России евразийской геополитической модели, то единственным нормальным “центризмом” является сочетание правой политики (консерватизм, патриотизм, национальная идея, государственность, нравственность, историчность) с левой экономикой (социализм, социальная справедливость, социальная ориентация). Органичный евразийский централизм может быть только таким и никаким иным. Истинно евразийские реформы должны проходить в прямо противоположном (по отношению к либерально-демократическому) ключе. Причем, как это ни парадоксально, но настоящий центризм в современной России должен быть революционным.

        Катастрофу реформ, их разрушительное содержание и их позорный крах можно трактовать по-разному. С политологической точки зрения, они были обречены не из-за неадекватности их реализаторов, а из-за абсолютно ошибочной чисто теоретической предпосылки.

Литература

  1. Коптюг В.А., Матросов В.М., Левашов В.К., Демянко Ю.Г.. Устойчивое развитие цивилизации и место в ней России: проблемы формирования национальной стратегии. – Владивосток: Дальнаука, 1997. - 86 с.
  2. Поздняков А.В. Стратегия российских реформ. - Томск, 1998. - 324 с.
  3. Подберезкин А.И. Русский путь: сделай шаг! - М., 1998. - 320 с.
  4. Дугин А.Е. Основы геополитики. – М.: Изд-во Арктогея, 1998. – 315 с.

Оглавление