Оглавление

" ПОЛЕТ БАБОЧКИ" ИЛИ СЛАБОСТЬ CУКЦЕССИИ ?

И.А. Кучин

Физико-технический институт АН РК, Алма-Ата

        Введение. Как известно, прогноз развития больших социально-экономических систем не часто оправдывается на практике. Обычно несоответствие прогноза реальности объясняют тем, что, руководствуясь им, человек предпринимает новые, целенаправленные действия, нарушающие то состояние общества, на котором базировался прогноз, в результате чего прогноз “повисает в воздухе”. Широко распространено также представление о том, что человек-наблюдатель, живя и действуя внутри ограниченной области большой системы, изначально не может с достаточной определенностью представить себе отдельные ее части и всю картину ее состояния, и потому его прогноз ее динамической эволюции будет заведомо несостоятелен (холистический взгляд). В ходу также наблюдение Дж. Сороса [1] о том, что участники социально-экономических отношений при принятии своих деловых решений опираются не на знание объективных условий, а на собственную интерпретацию этих условий, и поэтому их отношения носят хаотический, совершенно непредсказуемый характер и т.д., и т.п.

        При таком объяснении состояние динамической системы - ее неустойчивость и неравновесность или, напротив, инерция развития в определенном направлении - не учитывается. Акцент делается на состоянии и действиях человека.

        В данном сообщении мы хотели бы рассказать об опыте одного успешного, на первый взгляд, прогноза [2]. Сам по себе он не вызвал каких-либо действий со стороны Правительства, которые могли бы дестабилизировать естественный ход процессов. И тем не менее прогноз вскоре не подтвердился, поскольку включились в действие совершенно посторонние к объекту исследования, обстоятельства, и события начали разворачиваться по другому сценарию.

        Урок этого опыта видится нам в том, что нельзя удовлетворяться достижением положительного прогноза и пассивно ожидать его реализации на практике через несколько лет. Напротив, учитывая неустойчивый характер совершаемых преобразований, необходимо усилить инерцию движения общества в нужном направлении, обеспечивая защиту неокрепших тенденций от действия неблагоприятных внешних факторов.

        Общие условия осуществления реформ в Казахстане. Срединное положение страны между тремя гигантами - Россией на севере, Китаем на востоке и мусульманским миром на юге - без свободного выхода к морю и мировому рынку не позволяет ей проводить активную внешнюю политику, а сложный этнический состав населения (коренное население – казахи - составляют примерно половину), с реальной угрозой массовой эмиграции, - активную внутреннюю политику национального плана.

        Аграрно-сырьевой характер экономики, требующей больших капиталовложений для реконструкции, и дисперсный характер месторождений полезных ископаемых, предопределяющий применение высоких, дорогостоящих технологий, не предоставляют широких возможностей для инвестирования и осуществления реформ.

        Слабая "связность" страны - относительно большая площадь территории при низкой плотности населения и сложном этническом его составе - затрудняет демократические преобразования, так как постоянно подпитывает сепаратистские и экстремистские тенденции.

        Отсутствие критической массы среднего класса, с его центристскими, либеральными установками, феномен поляризации плюрализма обусловливают необходимость политического сдерживания центробежных тенденций в обществе - прокоммунистических, сепаратистских сил и националистических традиционалистски настроенных слоев общества, которые тянут страну в разные стороны.

        Все это определило известную "жесткость" политической системы, установленной в стране Президентом Н.А.Назарбаевым, которая соответствует общей ментальности населения и его ожиданиям [2].

        Указанные факторы объективно обусловливают и замедленный темп, и "закрытый" характер социально-экономических преобразований, выражающийся в плавном ходе практически всех динамических показателей на шкале времени.

        В Казахстане, например, в отличие от России, не наблюдается корреляций между событиями на политической сцене и в экономике. Курс национальной валюты (тенге) по отношению к доллару США плавно меняется по экспоненте, с примерно постоянным наклоном вниз, независимо от принимаемых Правительством антикризисных мер и программ развития [3]. Это можно понять как следствие и определенной “замороженности” политической жизни в Республике, и отсутствия достаточного количества свободных денег у населения.

        Так или иначе, но плавный характер изменения экономических показателей позволяет описывать текущие изменения в экономике и делать прогноз развития в рамках простых динамических моделей с небольшим числом переменных и параметров. Этим мы и воспользовались для выяснения того, выходит ли в 2030 г. Казахстан, с его текущими экономическими показателями, на уровень доперестроечной жизни, как об этом было объявлено в президентской программе “ Казахстан- 2030” [4].

        Минипрогноз. Первоначальная цель работы [2] заключалась в том, чтобы понять механизм взаимодействия основных факторов социального развития - населения, производственного потенциала, ментальности и ресурсов страны - в критическом (переходном) состоянии общества и предложить в рамках простой модели свой прогноз момента выхода Казахстана из кризиса, используя представления и методы, развитые в теории динамических систем.

        Переход общества из одного состояния V1 (с плановой экономикой, командно-административными методами управления и тоталитарной идеологией ) в некое другое состояние V2 (с рыночной экономикой и демократическими институтами управления) удобно описывать в терминах изменения заселенности этих состояний.

        Конкретно нас интересовал временной ход лишь двух параметров: внутреннего валового продукта (ВВП) и курса национальной валюты по отношению к доллару США, характеризующих общее состояние экономики страны. Роль других социальных факторов рассматривалась нами факультативно, в связи с динамическим содержанием параметров модели и обсуждением причин, влияющих на перелом тенденций.

        Временной ход ВВП апроксимировалcя суперпозицией двух кривых а и б:

а: V1 (t) = V0 R / {V0 +( R-V0 )exp(-mRt)} , m = d - b > 0 , ( 1 )

б: V2 (t) = V0 R / {R +(V0 -R)exp(-mRt)}, m = b - d > 0 , ( 2 )

отвечающих решениям уравнения модели ограниченной среды

dV / dt = (b-d)V(R - V). ( 3 )

        Они содержат как фазу спада (роста ВВП), так и выхода на плато. Значения параметров V0 (начальный уровень ВВП), R (ресурс) и m устанавливались путем фитирования суммы V1+V2 к данным UN/ECE Common Data base, derived from national and CIS statistiks [2].

Параметр b можно интерпретировать как скорость роста числа предприятий, дающих вклад в рост ВВП; d - cкорость ликвидации предприятий: при b > d, m = b - d > 0.

        Сначала мы параметризовали таким образом ход процессов в Польше. Промежуточная стадия типа "плато" (стабилизация экономики) в этом случае не имеет места. После непродолжительного спада ВВП сразу начинается подъем и уверенный рост. Двухкомпонентная форма модели вполне оправдала себя ( c 2 = 0,93, погрешность статистических данных полагалась равной 1 %).

        Затем мы таким же образом параметризовали ход t-зависимости ВВП и тенге Казахстана. Выход на плато оказалось возможным, но он усматривается приблизительно к 2028 г. Причем лишь после выхода экономики из состояния кризиса. Самую низкую точку спада, по данным UN/ECE, Республика прошла в 1996 г., и сразу после этого начался подъем. По нашим расчетам, уровня 1989 г. ВВП достигнет лишь в 2011 г., а в 2036 г. превысит его на 50%. Интересно, что к моменту стабилизации экономики в 2028-2038 гг. курс тенге должен вернуться к своему номиналу, хотя такого требования мы заранее не устанавливали. Кривые изменения ВВП и национальной валюты получились изоморфными, что, вообще говоря, нормально.

        Поскольку к составлению программы “Казахстан -2030”, как известно, привлекались иностранные эксперты, то можно утверждать, что наш минипрогноз о выходе экономики страны в 2011-2038 гг. на доперестроечный уровень поддерживается данными более детального анализа ситуации в стране.

        И хотя, по нашим данным, положительные тенденции в развитии казахстанской экономики должны были усилиться в самое ближайшее время, а ход кривых указывал на то, что к 2030 г. мы действительно можем подняться по ряду показателей на уровень начала перестройки, в [2] подчеркивалось, что оснований для самоуспокоения нет, так как нет реальных гарантий достижения самих успехов.

        Во-первых, еще слишком мало "экспериментальных" точек, чтобы можно было однозначно провести по ним кривую роста: критерий достоверности фитирования, c 2, получается много больше единицы. Во-вторых, сейчас экономика находится в особо неустойчивой области, когда факторы роста и деградации новой системы сравнимы по величине (V1 @ V2 ), ресурсы общества на пределе и возможна внезапная резкая смена ведущего режима по типу бифуркации, например, под действием неблагоприятной внешней обстановки или внутренней социальной напряженности, неудачной борьбы с ней и т.д. Тогда, указывалось в [3], вместо прогнозируемого нами роста ВВН и курса тенге, может начаться новый экономический спад и рост инфляции. Рассматривался даже возможный механизм перелома тенденций.

        Исходя из этого анализа, мы поддерживали идею досрочного переизбрания президента Назарбаева Н.А. на новый семилетний срок, в целях сохранения политического режима и обеспечения устойчивости экономического курса реформ.

        Постпрогнозный процесс. Его начало ознаменовалось совершенно не предусмотренным нашим анализом "полетом бабочки" в мае 1998 г. в Москве, в виде допроса с пристрастием председателя Национального банка России В.Геращенко в российской Думе по поводу возможности дефолто. По опыту Дж. Сороса, делать этого было никак нельзя. Возникла тихая паника. К августу деньги ушли из России, и дефолт стал реальностью. Курс рубля резко упал.

        В правительственных кругах Казахстана были совершенно не готовы к финансовому кризису в России. Для успокоения общественного мнения тут же было заявлено, что Казахстан - суверенная страна и события в России ее не касаются.

        Потом в Республику хлынули более дешевые (и часто более качественные) товары из России, Киргизии и Узбекистана. В ответ раздались голоса о необходимости защиты казахстанских производителей и недопустимости повторения российских ошибок с государственными ценными бумагами. Были подняты таможенные барьеры, а в Правительстве заявили о международном характере валютного кризиса. Вкладчики поняли это как приближение угрозы к своим сбережениям. Оборот упал, и осенью был сделан первый секвестр бюджета.

        Весной он повторился. Возникли серьезные трения между Парламентом и Правительством по поводу бюджета, качества экономической политики Правительства и необходимости самого Правительства, возглавляемого премьер-министром. Курс тенге упал на 18 %, по сравнению с августом 1998 г. Тенденция на рост экономических показателей сломалась.

        Теперь уже стало ясно, что к 2030 г. не удастся "с разбега" выйти на уровень 1992 г.

        Скрытая роль сукцессии. Как известно, любая динамическая система в стационарном состоянии характеризуется определенной целостностью, или эмержентностью (хрестоматийное выражение последней - принцип Ле Шателье-Брауна-Ленца). Если система находится в неравновесном состоянии роста или развития, то уместно говорить не о целостности системы, а о сукцессии, т.е. о целостности временного структурирования, об определенной последовательности этапов развития системы, которая не может быть нарушена, если процесс формирования структур пошел. Тогда рост подсистем более низкого уровня является определяющим условием развития структур следующего, более высокого уровня и т.д. Сукцессия создает инерцию развития, защищает растущую систему от неблагоприятных внешних воздействий (хрестоматийный символ - сочная поросль, пробивающая асфальт).

        Динамический напор временного структурирования необходимо учитывать, создавать и поддерживать в ходе реформ, при планировании и организации роста новых социально-экономических институтов и структур. Сознательное выполнение требований сукцессии предполагает: а) знание и строгое соблюдение последовательности этапов формирования новой динамической системы; б) упреждающее правовое, институционное и инвестиционное обеспечение; в) создание благоприятного социально-политического климата в об- ществе; г) активные действия правительства по поддержке имеющегося потенциала развития.

        Если эти условия не выполняются (или выполняются не в полном объеме), то процесс структурообразования идет вяло, а вновь образующаяся динамическая система оказывается подверженной разнообразным внешним воздействиям, что мы и видим на примере реформ в Казахстане.

        Заключение. Непременным условием реализации требований сукцессии в обществе является соответствие широко провозглашенных целей реформ ментальности и воле большинства населения страны. В республиках бывшего Советского Союза (за исключением Прибалтики) такое соответствие не наблюдается. А значит, нет соответствия между реальными проблемами и предлагаемым набором средств для их решения в большом и малом. Происходит постоянная потеря темпа. Систематически отстает правовое обеспечение. В Казахстане, например, многие важные законы реформирования системы государственного управления (Закон о местной государственной власти, Закон о местной представительной власти, Закон о территориальном самоуправлении и др.), намеченные по Конституции 1995 г. к разработке в течение 2-х лет, не созданы и поныне. А это значит, что структурно-экономические преобразования (если беспредел, который мы видим, еще можно называть преобразованиями) происходят в неблагоприятном социальном климате, в атмосфере беззакония.

        В таком случае положительная сукцессия практически не формируется. Инерции развития нет. Общество находится в неустойчивом состоянии, и любой внешний кризис, обострение международной или межнациональной обстановки может отбросить страну назад. А это значит, что о плавном росте экономических показателей не может быть и речи. В таких условиях общество будет фиблирировать на уровне метастабильности или стогнации. Теперь "плато" может иметь место.

        Влияние внешних экстрафакторов (типа московского кризиса) на ход процессов в казахстанской экономике не случайно. Казахстан, как и другие страны СНГ, будучи открытыми системами, так или иначе входят в структуры мирового рынка и подвержены его неустойчивым влияниям. Поэтому в целях обеспечения надежного контроля со стороны Правительства за ходом динамических процессов в собственной стране целесообразно иметь два разных прогноза. Один - на базе анализа эндогенных факторов и представлений о национальной экономике как о некой целостной системе. Другой - на базе эндогенных факторов и представлений об окружающем страну социально-экономическом пространстве, где на больших пространственно-временных интервалах господствуют неравновесные, стохастические процессы и царит макронеопределенность (такая точка зрения развивается нами в [6]).

        Значит, в наших сложных условиях нельзя было ограничиваться получением положительного прогноза. Необходимо было принять все меры к обеспечению его реализации. Правительство должно было предусматривать возможность осложнения обстановки и иметь соответствующие планы конкретных действий. Чтобы не шарахаться потом из стороны в сторону, порождая панику у населения, необходимо вести постоянную разъяснительную работу в обществе, обеспечивая кредит доверия к Правительству и его акциям.

Литература

  1. Сорос Дж. Алхимия финансов. - М., 1997.
  2. Кучин И.А., Лебедев И.А. Изучение механизма выхода казахстанской экономики из кризиса в рамках системно-динамического подхода к социуму // Проблемы эволюции открытых систем. - Алматы, 1999.
  3. Кучин И.А. Динамика переходного периода в модельном представлении // АльПари, n.2. - Алматы, 1998.
  4. Назарбаев Н.А. Казахстан-2030: Обращение президента страны к народу Казахстана // Каз.Правда. - 1997.- 11 октября.
  5. Ланько Э.В., Кучин И.А., Лось В.Л., Ширяева О.И. Трансформирующееся общество: возможности и угрозы (системно-синергетический подход) // Материалы II межд. конф. “Самоорганизация природных, техногенных и социальных систем”. - Алма-Ата, 1998.
  6. Кучин И.А. О дуализме в описании и прогнозировании процессов в обществе // Принцип неопределенности и прогноз развития социально-экономических систем: Материалы III науч. семин. "Самоорганизация устойчивых целостностей в природе и обществе". – Томск, 1999.

Оглавление