Оглавление

ТЕНДЕНЦИИ ВОСПРОИЗВОДСТВА НАСЕЛЕНИЯ В ДАЛЬНЕВОСТОЧНОМ РЕГИОНЕ

З.И. Сидоркина

Тихоокеанский институт географии ДВО РАН (Владивосток)

        Прогнозирование социальных и демографических явлений – это одна из сложных задач, особенно в условиях нынешней нестабильности. Предсказать развитие социальных явлений чрезвычайно сложно. Достаточно вспомнить один из примеров недалекого прошлого. При строительстве БАМа перспективная численность населения в г. Тынде предполагалась в 100 тыс. человек, без учета окружающей территории. Прогноз оправдался лишь наполовину. Население г. Тында сейчас составляет 50 тыс. чел.

        От чего зависит будущая расчетная численность населения? В первую очередь, от экономической ситуации в стране и регионе, той политики, которая будет проводиться в отношении дальневосточного района, от коэффициентов рождаемости, смертности и сальдо миграции.

        С началом экономических реформ и постепенным переходом к рыночным отношениям происходят серьезные изменения в характере и направленности социально-экономического развития Дальнего Востока. В результате реформирования экономики необходимо принципиально изменить сам социально-экономический облик Дальнего Востока. Из региона хозяйственного освоения природных ресурсов его нужно превратить в саморазвивающийся регион, обеспечивающий рациональное и эффективное ведение хозяйства на своей территории, с необходимым демографическим потенциалом, с достаточно высоким уровнем жизни.

        Без человека, как ведущего фактора производства и субъекта жизнедеятельности, реформирование не происходит. Но этот ведущий фактор производства определяет свой жизненный цикл не непосредственно, а опосредованно, в зависимости от того, когда и сколько выделят ресурсов не для него, а для развития экономики. Хотя основной смысл экономических преобразований - это улучшение условий жизни человека.

        Но и само по себе воспроизводство населения – это двуединый процесс. С одной стороны, непрерывное воспроизводство демографических отношений, их устойчивое развитие достигается в процессе социального развития. С другой стороны, функционирование самой социальной системы происходит на основе возобновления самих людей на уровне семьи. Таким образом, в воспроизводстве населения соединяются общественный и личный уровни функционирования социальной системы.

        Стремительное развертывание политического и экономического кризиса в стране повлекло за собой негативное развитие демографической ситуации в регионе. Экономические условия влияют на демографические процессы как непосредственно (снижение численности населения, увеличение оттока населения в результате вынужденной миграции), так и через человеческое поведение, где регулятором выступают экономические мотивы внутренней регуляции демографических отношений.

        Экономическая нестабильность в значительной степени предопределила демографическое поведение населения, выразившееся в изменении отношения к рождаемости (прокреативные отношения) и смертности (витальные отношения). Каковы мотивы поведения людей, от чего они зависят, какие возможности есть для того, чтобы регулировать их направленность, - это достаточно сложные вопросы.

        Регион необычайно специфичен и по природно-климатическим, и по социально-демографическим факторам. Поэтому и кризисные явления имеют значительные региональные особенности. В демографических отношениях это своеобразие проявляется в типе воспроизводства населения. В классической демографии выделяется три типа воспроизводства населения: расширенное, простое и суженное. Основная проблема сводится к вопросу - какой тип воспроизводства соответствует устойчивому развитию дальневосточного региона?

        До недавнего времени из-за положительного сальдо миграции проблем с воспроизводством населения не существовало. И только с изменением экономической ситуации и отрицательной динамикой естественного воспроизводства обозначилась необходимость обратить внимание на тип воспроизводства. Какой тип возобновления поколений мы имеем в регионе на пороге нового века?

        Ситуация, сложившаяся в естественном воспроизводстве, когда несколько лет подряд фиксируются его отрицательные значения, не может вызывать оптимизма. В настоящее время показатели смертности превышают коэффициенты рождаемости в 1,5 раза, и выше на 40-60%, чем в таких странах, как Япония, Канада, США, в 2 раза выше, чем в Китае. В трудоспособном возрасте произошло удвоение показателя смертности.

        Превышение смертности над рождаемостью, в результате чего складывается отрицательный прирост населения, наличие скрытой и явной безработицы, снижение доходов населения, развал системы здравоохранения, ухудшение показателей здоровья населения и снижение продолжительности жизни – это только часть того, в чем выражается демографический кризис. Отмечаемые негативные изменения демографических процессов в регионе влекут за собой постарение населения, сокращение числа лиц трудоспособного возраста, числа детей в возрастной структуре и вслед за этим количества лиц призывного возраста. Остается лишь надеяться на преходящий характер такого состояния в демографической ситуации.

        Процесс воспроизводства населения рассматривается на примере возобновления женского населения. Для 90-х гг. ситуация характеризуется снижением ожидаемого числа детей в гипотетическом поколении женщин. В 1989-1990 гг. ожидаемое число детей составляло в Приморском крае 2308, в 1994 г. оно снизилось до 1667, что составило 72% от уровня 1989 г. Брутто-коэффициент воспроизводства населения в начале последнего десятилетия составлял 1130,9. Это значит, что в стационарном населении каждая тысяча женщин оставляла после себя 1130 девочек, или каждое последующее поколение женщин было на 13% многочисленнее исходного поколения матерей. На такую величину обеспечивался рост населения. В 1994-1996 гг. в стационарном населении Дальнего Востока каждая тысяча женщин оставляла после себя только 600-700 девочек. Из чего следует, что последующее поколение женского населения меньше предыдущего на 20-30%. Эти данные свидетельствуют о том, что в регионе установился суженный тип воспроизводства населения. Обеспечение будущего устойчивого развития населения просто исключено. Практически не только сложно, но и невозможно поддерживать должный уровень демографического и социального развития, обеспечивать высокий уровень жизни населения.

        Какой тип воспроизводства нужен Дальнему Востоку? Для преодоления демографического кризиса необходима стабилизация воспроизводства населения. Для этого желателен обратный ход в воспроизводстве населения: сначала - к простому замещению поколений, затем несколько расширенному воспроизводству, при котором чистый коэффициент воспроизводства населения должен быть выше 2,1.

        В предыдущие три-четыре десятилетия мы имели на Дальнем Востоке средние уровни рождаемости и смертности. Однако если сравнить эти же показатели с аналогичными в экономически развитых странах, то можно отметить, что в настоящее время рождаемость и естественный прирост в регионе на таком же уровне и только показатели смертности существенно различаются. В мире целый ряд стран имеют близкий к нулю естественный прирост населения (Германия, Австрия, Дания). Чуть выше трех человек на тысячу населения он в странах северной Европы, Японии. Но в развитых странах такое состояние не рассматривается как катастрофа, так как за счет низких показателей смертности продолжительность жизни значительно выше. Такая ситуация характеризуется как завершение демографического перехода от одного типа воспроизводства к другому, названному А.Г. Вишневским (1982) рациональным типом. Всякий переход предполагает изменение демографического поведения населения в прокреативных и витальных отношениях. Следовательно, устойчивое изменение демографических показателей можно отнести к осуществлению демографического перехода от традиционного к рациональному типу воспроизводства населения, который предполагает существование одновременно как низкой рождаемости, так и низкой смертности. Четыре десятилетия назад регион больше соответствовал понятию устойчивого состояния в демографической системе, хотя в тот период существовал тип воспроизводства, близкий к простому.

        Прежняя, существовавшая до процессов экономических преобразований, связь между необходимостью воспроизводить самих себя и возможностью удовлетворять социальные потребности индивида и семьи оказалась нарушенной, а происходящие экономические изменения повлияли на демографические отношения. Большей частью развитие социальных отношений в настоящее время идет в сторону обеспечения необходимого для существования семьи уровня жизни, увеличения материальных затрат на улучшение жизненных условий, получение образования, проведение досуга, но не в воспроизводство самих себя. Трансформация прокреативных отношений в сознании людей произошла значительно быстрее, чем витальных, где нужно больше времени для осознания необходимости здорового образа жизни.

        В 50-е гг. снижение показателей смертности достигалось в основном за счет борьбы с инфекционными болезнями, благодаря целенаправленным усилиям органов здравоохранения, внедрению высокоэффективных медикаментов и т.п. В настоящее время борьба с эндогенными и квазиэндогенными причинами смерти оказывается более сложной. Она требует существенных изменений всех условий жизни, достаточно высокой санитарной культуры населения. Финансовые проблемы населения не позволяют ему иметь высокоэффективные средства, которыми располагает современная медицина. Население должно вырабатывать необходимые навыки охраны своего здоровья, прежде всего профилактического плана, что достигается посредством осознания необходимости в изменении образа жизни.

        Из-за достаточно быстрого развития медицины в 50-60-е гг., население не смогло в достаточной мере осознать, что надо научиться бороться за свое здоровье. Навыки и опыт такой борьбы вырабатываются в течение одного-двух поколений. Ныне живущие поколения оказались в некоторых случаях вообще не подготовленными к противодействию тем причинам смерти, которые сильно зависят от собственного поведения каждого.

        В сложившихся условиях возобновление роста ожидаемой продолжительности жизни возможно в результате не только установления контроля над новыми факторами риска и эффективной борьбы с ними, но и возникновения новой идеологии общества по отношению к общественному и индивидуальному здоровью. Однако даже если люди и научатся эффективно воздействовать на эндогенные и квазиэндогенные факторы смертности, то это скажется, в основном, на числе доживающих до возраста старше 50 – 60 лет. Это никак не отразится ни на числе детей, рожденных в среднем одной женщиной, ни на чистом коэффициенте воспроизводства населения. Параллельно в высшей степени необходима работа по повышению рождаемости.

        Интересы России на Дальнем Востоке не могут допустить затяжного характера демографического кризиса, а сокращение численности населения не может быть признано стратегией развития региона. Территориальные претензии, предъявляемые к России государствами АТР, помимо экономической ослабленности, во многом обусловлены и слабой заселенностью, невозможностью обеспечить в регионе достаточную плотность населения даже в приграничных районах. Под вопросом оказывается экономическая самостоятельность региона. При сокращении численности населения “разреживаемое” экономическое пространство будет неизбежно заполняться иностранным капиталом. Возникает опасность утраты контроля над недропользованием, инфраструктурной сферой, транспортом и т.д.

        Как будут развиваться демографические процессы в XXI в.? Может ли Дальний Восток вернуться к постоянному росту численности населения, который региону крайне необходим? Для характеристики демографического будущего используется такой показатель, как скорость полураспада нации (СПН). Он показывает, через какой период времени население при сложившихся коэффициентах смертности и рождаемости сократится вдвое. Для Приморского края при существующих в настоящее время показателях смертности и рождаемости население уменьшится в 2 раза через 45 лет. Другие дальневосточные территории придут к двойному сокращению численности через 40-50 лет.

        Официальный статистический прогноз будущей численности вселяет больший оптимизм. Предусматривается несколько вариантов расчета, при которых учитываются разные тенденции рождаемости, смертности и миграции. В миграционном поведении предполагается прекращение массового оттока населения. В этом случае подразумевается, скорее всего, не изменение в сторону улучшения социальных условий существования северян, а просто убеждение в том, что все те, кто хотели и финансово могли обеспечить переезд, уже уехали.

        Притока мигрантов можно ожидать лишь в виде этнических корейцев из Казахстана и Средней Азии. Снижение рождаемости приостановится и сохранится на уровне 1,5 на 1000 женщин. Смертность населения останется на прежнем уровне, а после 2005 г. ожидается ее некоторое снижение.

        Численность населения Дальнего Востока на 1.01.1998 г. составляла 7336,3 тыс. человек. Как предполагается, к 2010 г. будет происходить дальнейшее сокращение числа жителей: 2000 г.- 6120 тыс. человек, 2005 г.- 6845 тыс. человек, 2010 г.- 6620 тыс. человек.

        В сложившейся новой ситуации необходима разработка концепции социальной политики вообще и семейной в частности, с учетом слабой управляемости демографическими процессами, их инерционности и ограниченности ресурсов общества. Основной целью такой политики может быть только минимизация последствий кризиса для семьи и общества. Необходимо преобразовать инвестиционную систему на основе новой парадигмы - инвестиций не только в освоение природных ресурсов, но и в человека. И даже в этом случае трудно прогнозировать экономический и демографический эффект в будущем -устойчивый рост числа жителей в регионе.

        Большое влияние на государственную политику имеет внешний географический фактор. Определяя стратегическую линию демографического развития, нужно ориентироваться на реальную динамику населения в близлежащих странах с интенсивным развитием экономики. Как уже отмечалось, территориальные претензии к России во многом обусловлены ее слабой заселенностью. Причем, претензии касаются южных, наиболее освоенных районов, с разведанными природными ресурсами. Уже сегодня наблюдается активное проникновение китайцев на территорию Дальнего Востока. Начало переселения этнических корейцев из Казахстана на Дальний Восток также обозначалось преимущественным вселением их в приграничный район, что тоже не могло отрицать намерений экспансии территории приграничного района в будущем. Демографическое давление на Дальний Восток будет возрастать и дальше.

Оглавление