Оглавление

РЕАЛЬНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ОСВОЕНЧЕСКИХ
ИМПУЛЬСОВ В ПРЕДЕЛАХ РЕСПУБЛИКИ САХА В 90-е гг. ХХ в.

М.Ю. Присяжный

Институт географии СО РАН, Иркутск

        Освоение территории Якутии интенсивно началось сравнительно недавно, во второй половине XX в. На основе использования уникальных природных ресурсов шел процесс хозяйственного освоения территории. С одной стороны, он нес в себе позитивные моменты: способствовал социально-экономическому развитию республики; с другой - негативные, так как привел к значительным нарушениям легкоранимой северной природы, поскольку проходил без учета возможностей экологической емкости территории.

        Общее ухудшение ситуации в экономике страны не могло не отразиться и на нашей республике. Особенно это касается промышленного производства. Такая ситуация проявляется на нашем Севере впервые. Данная работа является попыткой отойти от односторонней оценки исключительно пагубных социальных и экологических последствий промышленного “вторжения” на Север [1]. Наша задача - реально оценить те социальные последствия, которые влечет за собой “уход” промышленности с северных территорий России на современном этапе. Кроме того, представляется необходимым на основе выявленных проблем и противоречий сформировать возможные предложения для федеральной и региональной политики в отношении одного из ярких представителей районов нового освоения - Якутии.

        Значительный период времени Республика Саха (Якутия) отличалась непрерывным ростом численности населения. Усложнившиеся в 1990-е гг. условия жизнедеятельности населения республики привели к заметным негативным изменениям в динамике его численности. Тенденция сокращения абсолютной численности характерна в настоящее время уже для половины улусов Якутии. Однако, принимая во внимание размеры и уровень заселенности территории, можно предположить, что реальное представление о динамике численности населения могут дать материалы, отражающие изменения населения по населенным пунктам. Населенные пункты очень важны для поддержания освоенности и для дальнейшего развития территории. Видимая концентрация населения в населенных пунктах подчеркивает его отсутствие на остальной территории. Поэтому анализ проводился в разрезе сельских и городских поселений с использованием первичной информации Госкомстата Якутии.

        Довольно четко прослеживается взаимосвязь между тенденциями в изменении численности жителей сельских и городских населенных пунктов, а также в динамике населения улусов разной хозяйственной специализации. В группу с наибольшими потерями населения попали все промышленные улусы. В них, как известно, промышленное производство приурочено, за редким исключением, к городским населенным пунктам. В группе сельских улусов отмечается незначительный рост числа жителей. В этих улусах лишь центры или отдельные населенные пункты не имеют сельскохозяйственной специализации. Как следствие, меняется соотношение городского и сельского населения. Доля сельского населения за рассматриваемый период выросла с 33,1 до 36,0 %. В абсолютных цифрах численность сельских жителей выросла с 362,1 тыс. человек в 1989 г. до 366,569 тыс.человек в 1997 г. Этот рост произошел на фоне значительного сокращения числа городских жителей республики (в 1989 г. - 732,0 тыс. человек, сейчас - 651,4 тыс.) и их доли в общей численности населения [2, 3].

        Кроме того, имеется определенная взаимосвязь между производственно- функциональным типом поселений и изменением численности жителей за рассматриваемый период. Отрицательная динамика отмечена в 80% всех поселений с промышленной и транспортной специализацией. В них проживает 26,7% от общей численности населения Якутии, в 1989 г. этот показатель составлял 32,4%. В более чем четверти таких поселений республики, по современным данным, жители не зарегистрированы, хотя по переписи 1989 г. население в них имелось. В наибольшей степени данные тенденции отразились на промышленных поселениях, в которых расположены предприятия горнодобывающих отраслей.

        С конца 1980-х гг. после высоких показателей производственной деятельности предыдущих лет наметились негативные тенденции в развитии двух крупнейших промышленных узлов Северо-Востока России - Куларского и Депутатского. Сокращение производства отразилось в первую очередь на населенных пунктах, входивших в район деятельности комбината “Куларзолото” и Депутатского оловокомбината. В Куларском кусте из четырех поселков три были поставлены на ликвидацию, большая часть жителей выехала за пределы Усть-Янского улуса и республики, а оставшееся население в основном сконцентрировано в поселке Северный. Здесь расположено управление “Куларзолото”, и к тому же, в отличие от остальных поселков, именно Северный расположен на берегу р. Яна [4]. Процесс выезда жителей ликвидированных поселков затянулся на неопределенное время. Особенно драматичными были 1994 - 1996 гг.

        Производственная деятельность Депутатского ГОКа осуществлялась на участках Тенкели, Тастах, Омчикандя, Сайылык, Уяндино. Производственная база наиболее полно сохранена в поселке Депутатский, хотя в результате зимних аварий на системах жизнеобеспечения в 1993-1994 гг. были сильно подорваны все составляющие его инфраструктуры. Такая ситуация в промышленности Усть-Янья привела к упадку основного транспортного центра улуса - портового поселка Усть-Куйга. В более благополучном положении оказался имеющий выход к Северному морскому пути порт Нижнеянск.

        В середине 1990-х гг. процесс затухания освоенческих импульсов затронул прежде всего территории Алданского, Усть-Майского и Оймяконского улусов. Именно в этих улусах стал резко падать общий уровень освоенности территории. При этом на территории названых улусов негативные тенденции проявились не только в поселениях промышленной специализации, но и в расположенных рядом поселениях других производственно-функциональных типов.

        Один из самых населенных улусов республики - Алданский - с 1992 г. превратился из бурно развивающегося с постоянным миграционным притоком в депрессивный регион с миграционным оттоком населения. В Алданском улусе сильнее всего пострадали населенные пункты, расположенные вдали от Амуро-Якутской автомагистрали и от строящейся Амуро-Якутской железной дороги. Многие из них полностью утратили в период с 1989 г. свое население. Это Эмельджак, Каталах, Снежный, Канкунский, Ыллымах, Якокут. Менее остро экономический кризис отразился на притрассовых населенных пунктах. Ряд из них, например, Ленинский, практически сохранили свое население, а в некоторых (Нижний Куранах, Верхний Куранах) отмечен незначительный рост. Это подтверждает большую роль примагистральных зон в хозяйственном освоении малообжитых территорий. Наиболее благополучная ситуация сложилась в развитии города Томмот и поселка Большой Нимныр. Эти населенные пункты выполняют транспортно-распределительные функции не только в рамках Алданского улуса и Южной Якутии, но и всей республики в целом.

        С осени 1997 г. процесс реструктуризации золотодобывающий промышленности коснулся предприятий АО "Индигирзолото". Из-за спада производства сворачивается деятельность приисков, ликвидируются и сами поселки, которые входили в структуру АО как жилой сектор приисков. В 1997-1998 гг. официально закрыты девять населенных пунктов Усть-Майского и Оймяконского улусов. С сентября 1998 г. начата ликвидация еще двух.

        Таким образом, за короткий период времени целый ряд населенных пунктов республики перестал существовать или утратил свое прежнее экономическое влияние. Нынешнее свертывания промышленного производства в северных регионах потребует в будущем еще больших затрат на его восстановление. В ликвидированных поселках закрыты социальные объекты, отключена электроэнергия, нет отопления. Расформированы органы власти, милиция. Северный завоз не производится, все жители должны быть вывезены в другие регионы России. Однако из-за недостаточного финансирования ликвидационных мероприятий люди не могут выехать из “мертвых” поселков.

        Длительный по времени и довольно значительный по объему отток высококвалифицированных кадров и населения в целом из промышленных районов республики может привести к необратимым последствиям в развитии экономики этих регионов и всей республики. Экономическая основа жизнедеятельности населения, которую составляют отрасли промышленности, значительно снижается. Это негативно отражается на жизненном уровне всех граждан республики.

        В частности, проведенный нами анализ отражает усложнение условий жизнедеятельности и сельских жителей республики. “Сайылычная” реформа не оказала значительного влияния на улучшение жизни якутского села. Не удалось в полной мере реанимировать заброшенные в годы колхозных реформ советского периода населенные пункты. Более того, идет дальнейшее снижение роли расселенческой и сельскохозяйственной составляющих процесса освоения территории Якутии.

        При сосуществовании на одной территории разных типов природопользования функционирование социальной инфраструктуры и ее финансирование осуществлялось, главным образом, за счет промышленности. Объекты транспортной инфраструктуры обслуживались подразделениями крупнейших промышленных предприятий и ведомств Якутии и Советского Союза. В настоящее время ситуация кардинальным образом изменилась. Вышеперечисленные компоненты инфраструктуры территории республики переданы на баланс местных бюджетов. Недостаточное финансирование приводит к постепенной деградации всего накопленного в течение десятилетий. Особую тревогу вызывает сокращение числа жителей морских и речных портовых поселков, и все это на фоне как никогда остро стоящей перед республикой транспортной проблемы. В первую очередь последствия упадка отражаются на уровне жизни остающегося населения. На этом фоне легко объясним вынужденный отток якутского населения с Севера в места выхода. Осваивавшие Север выходцы из центральных улусов республики при возвращении в родные места, где и без того остро стоит проблема безработицы, создают дополнительную нагрузку на рабочие места.

        Кроме того, с закрытием предприятий-доноров не исчезли и отрицательные последствия воздействия промышленных предприятий на природные комплексы. Затраты на ликвидацию этих последствий придется, в случае окончательного “ухода” промышленности, нести жителям, занятым в традиционных отраслях хозяйства. Выезд промышленного населения лишает коренных жителей рынка сбыта своей продукции. Происходит общее ухудшение социально-экономического положения аборигенных народов республики. Негативные последствия свертывания промышленного производства в регионах Крайнего Севера очень серьезные.

        Не исключено, что исчезновение с карты республики промышленных поселений, выполняющих важные хозяйственные и районообразующие функции, приведет к необходимости корректировки внутреннего административно-территориального деления. Требует предварительного, внимательного рассмотрения и формирующийся новый подход к вопросу о перераспределении “избыточного” населения. В связи с провалом политики отселения северян в центральные районы страны, решено перейти к перераспределению населения между существующими населенными пунктами горнодобывающей специализации. Большая часть “неперспективных” поселений будет ликвидироваться, в то же время будут укрупняться населенные пункты с более выгодным экономико-географическим положением.

        Требует внимания и такая почти не рассматриваемая до настоящего времени проблема, как просто отток адаптированного к северным условиям населения – людей необходимых специальностей с высокой квалификацией, которых с каким трудом удалось привлечь из-за пределов республики и закрепить их здесь. По существу, сводятся на нет многолетние усилия руководства России и Якутии по формированию устойчивого населения республики, без которого встает вопрос о перспективах развития и освоения территории.

        В создавшейся ситуации нет оснований ожидать в ближайшие годы каких-либо существенных положительных изменений в естественном движении населения. Не стоит, видимо, рассчитывать и на новый значительный миграционный приток населения в республику извне. Все же в перспективе следует ожидать устойчивого, хотя и незначительного прироста населения в сельских улусах республики. Эти тенденции будут определяться более высоким естественным приростом и проживанием здесь представителей преимущественно титульной и других коренных национальностей, не имеющих большой возможности выезда за пределы республики. Необходимо выбирать ориентиры демографической политики, исходя из внутренних возможностей смягчения создавшейся ситуации. Несомненно, что в основе такой политики должен лежать всесторонний учет современного и перспективного социально-экономического развития территорий. Развитие и освоение территории без наличия устойчивого населения невозможно.

        Жизнь продолжается, освоение территории республики будет идти и в будущем, поэтому определим возможные пути решения выявленных проблем:

  • разработка стратегии перераспределения населения внутри республики с учетом перспектив развития. В частности, возможно использование специалистов горного профиля (шахтеров Сангара, Джебарики-Хая и др.) на вновь образуемых предприятиях горнодобывающей промышленности в Западной Якутии;
  • в случае отсутствия других возможностей задействования людей внутри республики, организация цивилизованного выезда северян, чье здоровье отдано обустройству Якутии и чьи судьбы рушатся ныне на фоне отсутствия должного к ним внимания и почтения;
  • более широкое использование преимуществ “вахтового” метода освоения территории Севера, в том числе и путем привлечения адаптированных к нашим условиям бывших северян, которые были вынуждены покинуть республику в годы кризиса;
  • использование опыта освоения зарубежных северных районов-аналогов;
  • поиск перспектив работы для транспортных центров республики через использование ресурсов положения Якутии в системе мировых транспортных артерий;
  • интеграция Якутии в международные программы развития Северного морского пути;
  • определение оптимальной пропорции между развитием традиционных отраслей и отраслей промышленности, особенно на территориях “нового освоения” [5]. При этом важно не допустить пагубной практики промышленного “вторжения” на Север;
  • преимущественное развитие рациональных технологий добычи и переработки сырья, разработанных на принципах экологической безопасности и ресурсосбережения;
  • законодательное оформление обоснованных платежей за использование всех природных ресурсов, закрепление приоритета малочисленных народов Севера на право заниматься промыслами и на право владения этнической территорией.

        Решение проблем осложняется тем, что на данное время сложилось два ярко выраженных подхода к промышленному освоению территории республики, причем они являются прямо противоположными. Первый подход выражается в свертывании промышленного производства в староосвоенных районах. Другой подход ведет к активному проникновению в новые районы, в частности, в Западную Якутию (Анабарский и Оленекский улусы, север Нюрбинского). Такая ситуация приводит к углублению противоречий на уровне регионов республики. Требуется разработка и претворение в жизнь скоординированной государственной политики в отношении поиска стратегий и вариантов освоения.

        Схожие процессы в других регионах имеют меньшую амплитуду освоенческих импульсов. В пределах основных сельскохозяйственных районов республики (Лено-Амгинский и Вилюйский регионы) идет процесс формирования полюсов роста. “Сайылычная” реформа от повсеместного распространения переходит к точечному, базовому сосредоточению усилий и ресурсов.

        Изложенные выше проблемы в настоящее время рассматриваются в отрыве друг от друга и в отрыве от общих перспектив развития республики. Отдельно решаются вопросы образования и медицинского обслуживания народов Севера; северного завоза топлива и продовольствия, других товаров; вывоза людей из ликвидируемых поселков; содействия реализации продукции традиционных отраслей; разрозненно рассматриваются и проблемы общего социально-экономического развития территории.

        Республика Саха (Якутия) в перспективе снова, как и до начала нынешнего переходного периода, станет стратегической минерально-сырьевой базой России, экономика Якутии неотъемлемой составной частью будет входить в единый народнохозяйственный комплекс страны. Значит, снова потребуются вложения в разрушаемую ныне инфраструктуру Севера. В настоящее время задел освоенности Севера стремительно тает. Требуется поиск новых комплексных подходов к освоению северных террит орий страны.

Литература

  1. Петров Ю.Д. Промышленное вторжение на Север в 60-80-е годы и его социальные последствия // Якутия и Россия: история и перспективы содружества народов. - Якутск, 1992.
  2. Присяжный М.Ю. Людность и производственно-функциональные типы поселений Якутии в межпереписной период 1989 - 1997 гг. // Лаврентьевские чтения Республики Саха (Якутия) - Новосибирск, 1998.
  3. Присяжный М.Ю. Направления эволюции системы расселения регионов Севера // География: теория и практика. - Иркутск, 1998.
  4. Гнатюк Г.А., Присяжный М.Ю. Некоторые проблемы хозяйственного освоения северных территорий // Биолого-экологические исследования в Республике Саха (Якутия): Сб. науч. трудов. - Якутск: Изд-во Якут. ун-та, 1996.
  5. Агранат Г.А. Освоение Севера: мировой опыт. - М., 1988.

Оглавление