Третье заседание Всероссийского постоянно действующего научного семинара
"Самоорганизация устойчивых целостностей в природе и обществе"

по теме ПРИНЦИП НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ И ПРОГНОЗ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ

 

Материалы

Тематика семинара

          Принцип неопределенности в том смысле, какой в него вкладывается в физике (принцип неопределенности Гейзенберга), в экономике еще мало разработан. Действительно, можно полагать, что человек-наблюдатель, находясь внутри системы, являясь ее элементом, взаимодействующим со множеством подобных же элементов системы, не может с достаточной точностью дать прогноз развития системы, ввиду влияния на нее результатов его собственных действий. Как и в физических явлениях, невозможно отделить изменения системы, предопределенные одним из участников воздействия, от ее изменений, предопределяемых действиями соучастников социально-экономических отношений.
          Как говорит Д.Сорос, "участники опираются при принятии решений не на объективные условия, а на свою интерпретацию этих условий". Кроме того, социально-экономические и политические процессы по своей сути являются историческими, и чтобы вынести объективное суждение о направленности развития социально-экономической системы (а ненаправленным оно быть не может), необходимо обладать возможностью повторения опыта, что невозможно. Более того, он, являясь частью системы, меняется, меняются его взгляды и выносимые решения.
          И как будто бы надо согласиться с фатальностью саморазвивающегося течения событий, направляемых "могучей рукой" слепого рынка или свободных отношений людей в непознаваемое. Поэтому кажется, что достаточно задать и соблюдать правила игры в социально-экономических и политических отношениях, а каким будет ее результат - совсем не важно, поскольку он неопределенен. Когда же игроки начинают играть каждый по своим правилам, то кажется, что наступает полная неопределенность развития системы. Возможен ли прогноз развития в данном случае?
          Хотелось бы услышать мнения на этот счет ученых различных специальностей - "и физиков, и лириков".

Темы семинара

  1. Принцип неопределенности и особенности его проявления в физических и социально-экономических исторически развивающихся системах. Причины развития неопределенности в социально-экономических системах.
  2. Циклы, направленность и целесообразность развития социально-экономических систем.
  3. Прогнозирование развития социально-экономических систем. Прогноз политических событий в России.

Анализ результатов семинара

          Проблема неопределенности не относится к числу достаточно разработанных. Это подтверждается и докладами участников семинара.Семинар показал также, что и в теории циклов развития социосистем пока еще сохраняются выработанные ранее отношения, - они не касаются механизмов цикличности. Дается характеристика их длительности и на этой основе проводится их классификация.
          В целом тематика семинара касалась рассмотрения трех взаимосвязанных проблем: неопределенности, цикличности и прогноза развития социосистем.
          В докладах А.В.Позднякова ("Роль науки в управлении государством" и "Механизм циклического развития социосистем") обосновывается положение о том, что развитие социосистем поддается прогнозу, в основе которого лежат всеобщие закономерности их функционирования, в частности цикличность, периодическая повторяемость процесса (не событий).
          Рассматривая механизм формирования циклов, автор установил, что циклы состоят из двух направленных процессов, осуществляющихся с насыщением по логистическому закону: рост системы, осуществляющийся с положительным насыщением, и спад ее продуктивности и деградация, происходящие с отрицательным насыщением. Из этого, естественно, следует, что в развитии социосистем, как и любых других самоорганизующихся систем, действует две группы противоположно направленных, неотделимых друг от друга процессов, по существу представляющих две структуры: одна система "хозяин" (донор), другая система – структура-паразит, живущая на теле первой системы. Поэтому, как и следует из второго начала термодинамики, получаемые социосистемой (или системой любой другой природы) из среды вещество, энергия и информация расходуются на развитие самое себя и на развитие системы-паразит. Причем, как установлено, система-паразит, развиваясь, забирает у системы-донора возрастающее во времени количество вещества, энергии и информации, приводя тем самым к спаду ее продуктивности. Процесс всегда направлен к установлению неустойчивого баланса расходов, после чего начинается спад продуктивности в обеих подсистемах. В этом состоит суть механизма циклического развития.
          Выделены три типа циклов развития государства как самоорганизующейся социосистемы: цикл конформного (автомодельного) развития – динамически равновесного состояния; цикл эволюционных революций; цикл эволюционных катастроф.
          Показывается, что Россия за последний 100-летний период пережила две эволюционные катастрофы, причиной чему является несвоевременная корректировка курса социально-экономического развития и догматизм.
          В докладе И.А.Кучина "О дуализме в описании и прогнозировании процессов в обществе" предполагается "…возможность прогноза социально-экономического развития в случае полной неопределенности состояния общества, когда каждый участник играет по своим правилам". Автор справедливо замечает, что прогноз невозможен на микроуровне (поведение отдельных личностей); на макроуровне (период развития общества, охватывающий 100 лет и более) прогноз затруднителен "…из-за ненаблюдаемости системы в целом и по частям". По его мнению, прогноз возможен на уровне мезосистем, представляющих собой целостные развивающиеся образования как во времени, так и по пространству.
          Проблемам цикличности развития социально-экономических систем посвящены и доклады Е.А.Ерохиной "Циклы развития национальной экономики", Э.Левиса (США) "Периодичность в развитии феноменов разума и экономических кризисов", В.А.Осипова "Социофизические циклы и этносоциальный прогноз".
          В истории цивилизации за последние два века Е.А.Ерохиной выделено четыре цикла социально-экономического развития экономически развитых стран. Цикл свободной конкуренции - начало товарного производства до конца XIX в.; цикл развития в период перехода к чистой монополии - середина 1890-х гг. - 1929 г.); цикл монополистической конкуренции - 1929 - 1970 гг.; цикл кооперативной конкуренции - 1974 - (прогноз) 2010-2015 гг. По мнению Е.А.Ерохиной, переход от цикла к циклу характеризуется структурными кризисами, являющимися следствием несоответствия структуры экономики ее функциям.
          В докладе Э.Левиса дается описание экономических циклов, обусловливаемых циклами научного и технологического развития. 80-летние циклы научных революций предопределяют 80-летние циклы развития технологий и инноваций, а 80-летние циклы инноваций лежат в основе циклов Кондратьева. При этом автор полагает, что цикл в развитии науки обусловливает два типа сменяющих друг друга циклов кризисов с интервалом в 40-50 лет с конца XVIII в.
          В докладе "Социофизические циклы и этносоциальный прогноз" В.А.Осипов попытался изложить в модернизированном виде концепцию Л.Н.Гумилева. Он делает вывод, что современный кризис в России обусловлен пересаживанием на российскую почву ценностей иных по возрасту культур и иной природной среды. Рынок и демократия, согласно В.А.Осипову, декларируются как цель, а не как средство достижения иных целей. Действия правительства в достижении целей, не опирающиеся на этнокультурные ценности, увеличивают неопределенность развития России и дезориентируют людей.
          Вызвали интерес доклады Ю.Н.Колова, В.А.Мальцева, Ж.А.Ермушко.
          В докладе Ю.Н.Колова "От радикальных экономических реформ к эволюционной модернизации российской экономики" внимание исследователя обращается на то, что среди экономистов преобладает упрощенное понятие смешанной экономики, согласно которому она представляет единство трех систем: системы рыночных отношений, традиционной экономики и командной. Автор предлагает расширить это понятие введением в него 15-ти социально-экономических
направлений, главным из которых является единая многонациональная экономика, обеспечивающая союз этносов, но не союз суверенных государств.
          В.А.Мальцев в докладе "Синергетика и проблемы управления макроэкономическими системами" рассматривает управление как телеономный процесс (целесообразные управляющие решения в соответствии с некоторыми закономерностями развития, или заданным состоянием – А.П.) воздействия управляющих структур на управляемые подсистемы для достижения оптимального функционирования объекта
в целом. Эта позиция перекликается с идеями А.В.Позднякова о саморегулировании социально-экономических систем по заданному состоянию. Докладчик совершенно правильно полагает, что телеономные процессы управления ведут к повышению степени организованности социосистем.
          Ж.А.Ермушко в докладе "Принцип неопределенности и риск в развивающихся экономических системах" рассматривает три типа источников неопределенности: неполнота знаний об экономических процессах; случайность, которую невозможно предугадать; третья причина неопределенности состоит в противодействии, например, проявляющемся в нарушении договорных обязательств.
          Несколько докладов, вызвавших интерес у участников семинара, было посвящено проблемам управления городом как самоорганизующейся системой и региональным проблемам экономики.
          Дискуссия на семинаре свелась в основном к рассмотрению возможностей прогнозирования развития социосистем. Тон ей был задан двумя участниками семинара: Е.В.Хиценко и А.В.Поздняковым. Дискутировались вопросы автономии, рефлексивности, контингентности и важности хаотического режима в развитии социосистемы, - как утверждает Е.В.Хиценко, необходимого условия для самоорганизации сложных систем и даже для их устойчивого развития. Например, полагается, что "…предсказуемость рыночных
цен ломает рыночные регуляторы и приводит к коллапсу рынка" и что, следовательно, когда рынок непредсказуем, то это благо и в общем служит прогрессивному развитию социосистем. Однако весомость доказательств данных утверждений кажущаяся.
          В докладе "От принципа неопределенности к контингентности" В.Е.Хиценко сделал свои выводы о неопределенности развития социосистем, опираясь на известные идеи Дж.Сороса – проблему наблюдения за наблюдателем, когда нельзя отделить действия и их результаты, наблюдателя от наблюдаемой системы, управляемый объект от регулятора.
          Конечно, можно согласиться с тем, что сытая кошка не бросится ловить пробегающую мышь (пример Хиценко), то есть система реагирует при этом не на входной сигнал, а на свое внутреннее состояние, которое для наблюдателя является неопределенным. Еще более неопределенным будет прогноз поведения системы, если рассматривать новую, незнакомую для наблюдателя систему – абсолютно черный ящик, когда не известна ни одна из реакций на то или иное воздействие (вход). Например, если бы встретилась гипотетическая кошка, которая питается исключительно лягушками.
          Между тем прогноз исследователь составляет, опираясь на имеющиеся знания о поведении системы, и, таким образом, неопределенность поведения системы значительно уменьшается.
          Феномен, называемый Дж.Соросом теорией рефлексивности, относится к случаю, когда исследователь сам является участником изучаемого процесса. В физике это тот предел познания структуры и динамики системы, за которым нельзя отличить ее собственное внутреннее состояние от состояния, определяемого действиями наблюдателя исследования (принцип неопределенности Гензейберга).
          Прежде чем перейти к рассмотрению систем человеческого общества (социосистем), необходимо заметить, что законы развития природы являются целесообразными, они объективно предполагают направленное целесообразное течение событий и изменений систем. Сочетание всеобщих законов развития (диалектики) предполагает формирование соответствующих данному, конкретному их сочетанию целостных структур, развивающихся целесообразно, в соответствии с той целью, которая этим сочетанием формируется.
          Для проявления действия всеобщих законов диалектики необходимым условием является наличие веществ с различными свойствами, различные виды энергии и информации. Причем виды законов, их сила действия определяется массой (количеством) вещества, энергии и информации (MEI). Целью развития систем, независимо от их происхождения, является достижение баланса вещества, энергии и информации в потреблении их из среды для собственного развития и для жизнеобеспечения системы "паразит". Однако достижение данного состояния есть не что иное, как начало деградации системы.
          Все системы, и социосистемы в том числе, ведут борьбу за ресурсы, что и порождает конкуренцию между ними. Естественно, что и эта борьба является целесообразной и всегда осуществляется в условиях дефицита ресурсов, вне зависимости от способов производства и состояния общественного социально-экономического развития.
          Социально-экономическая политика государства, предприятия, человека всегда направлена на поиск увеличения ресурсов и на уменьшение затрат по их производству. Между тем вектор этих отношений необратим, и всегда происходит, с одной стороны, неумолимое сокращение ресурсов MEI, а с другой – рост затрат на их расширенное воспроизводство или, при современных возможностях, на их регенерацию (например, на восстановление почв, очистку воды, воздуха и пр.).
          Важная особенность самоорганизующихся целостных системных образований заключается в том, что автономность их функционирования определяется размерами и сложностью структуры функциональных отношений. По мере роста системы в размерах (например, по массе, по численности входящих в нее подсистем и пр.), происходят качественные изменения, ведущие к расширению возможностей автономного развития. Однако перейти к полной автономности невозможно, ибо одновременно с ростом изменяется и иерархия зависимостей системы: она (система) переходит в зависимость от систем более высокого ранга. Развитие великих государств взаимозависимо, так как они обладают близким по величине производством и потреблением вещества, энергии и информации (включая и численность населения). Их поведение автономно по отношению к малым государственным объединениям; а последние в разной степени зависимы от великих. Самый низкий ранг составляет человек-индивидуум, в современном индустриальном обществе представляющий собой биоробот: его поведение практически полностью определяется технологией производства, технологической дисциплиной.
          В практической жизнедеятельности человеческое общество проявляет действенный и, можно сказать, меркантильный характер отношения к законам диалектики. В познании механизмов функционирования различных систем и явлений он опирается на открытые объективные законы. И делает это
под управляемым контролем и со стороны среды обитания, и со стороны самих изучаемых законов и закономерностей, отменить которые и действовать вопреки которым человек не в силах и генетически не способен.
          Однако во взаимоотношениях внутри социосистемы, в отношениях индивидуумов, коллективов, государств человеком нередко игнорируются законы всеобщего развития, прежде всего такие, как начала термодинамики и законы сохранения, закономерности изменения энтропии и др. В познании естественных процессов и явлений вводятся строгие единицы измерения (длины, объема, веса и пр.) и существуют их эталоны, без соблюдения которых невозможно было бы любое достижение цивилизации. Более того, применение на практике научных знаний требует строжайшей последовательности строго определенных действий, образующих технологическую цепочку производства. Человек в этой цепочке лишается возможности действий, исходя из своего внутреннего состояния. Это с одной стороны. Но с другой стороны, человек, получив конечный продукт, поступает с ним согласно своему внутреннему состоянию: продает, обменивает, использует для личных целей, дарит и пр., т.е. он (человек) становится свободным в своих действиях и автономным.
          Самое же важное при этом - строгая мера вложенного в производство труда, т.е. энергии, что, к сожалению, отсутствует.
          Деньги, которые, как утвержается в теории экономики, есть мера стоимости, на самом деле таковыми не являются, так как сами выступают в роли товара и цена их определяется соотношением спроса на них и предложения. Деньги уподобляются тому, как если бы меры веса и длины были бы зависимыми от спроса и предложения, от конъюнктуры и изменялись бы при сохранении номинала.
          В рыночной экономике, где деньги перестают выполнять функцию меры стоимости, достигается следующее состояние. "Денежные мешки" начинают занимать положение, влияющее на динамику функциональных отношений (в примере с Дж.Соросом, он сам является исследователем системы, в структуре функциональных отношений занимающим заметное для ее динамики положение). Такое состояние достигается, когда единоличном распоряжении имеется сумма денег, превышающая критическую - такое их количество, что финансовые кризисы, обусловливаемые резкими скачками стоимости самих денег, не вызывают разрушения системы, ее банкротства. Система при этом переходит в состояние, подобное гомеостатическому, – она регенерирует себя. Ее трудно разрушить, она подобна государству в теле государства, и в этом состоит причина долгожительства крупных, всемирно известных за рубежом фирм, например автомобильных.
          Однако существует или, по крайней мере, имеет право на существование и возможность появления системы, занимающейся научным исследованием деятельности самого обладателя критической суммы денег (например, Дж.Сороса - как финансиста и как личности), изучающей предысторию его развития и становления в качестве такового. И при этом если исследовательская система не принимает участия в финансовых играх, то ограничение на возможности познания ею динамики финансиста Сороса в виде предела неопределенности исчезает. Такой системой, занимающей в обществе наивысший ранг, собственно и определяющий развитие цивилизации, является научное сообщество - наука.
          Положения, согласно которым считается, что "неверные ожидания могут двигать социально-экономический процесс"; что "система, проявляя внутреннюю детерминацию, следует собственным законам; что "входной толчок запускает цепь структурных рекурсивных изменений, итог которых зависит не от входа, а от внутренних свойств системы"; что "поведение системы определяет … текущая внутренняя структура, которую сложная система меняет в целях выживания" (Хиценко), -не являются достаточными для объяснения стрелы поведения системы в целом.
          Где же начинается неопределенность и в чем ее причины? И действительно ли, что предсказуемость цен и состояния рынка ведет к его коллапсу и в общем относится к отрицательным, непрогрессивным явлениям? Или непредсказуемость и хаотичное поведение необходимы для самоорганизации сложных систем, для их автономного и устойчивого развития? (по В.Е.Хиценко).
          Разумеется, формирование научного мировоззрения является основой познания закономерностей природной среды, самой цивилизации с тем, чтобы в своих действиях общество опиралось на эти законы, тем самым уменьшая зависимость от случайных событий. Однако в экономике до сего времени сохраняются незакономерные, исторически сложившиеся отношения, базирующиеся не только на традиции, но и на осознанном понимании их несоответствия современным научным представлениям о развитии общества.
          В самом деле, почему единственная из всех возможных, объективно отражающая затраты труда энергетическая мера стоимости товара, а также ресусов не применяется до сих пор?
          Надо полагать, что плавающая мера стоимости (цена денег) введена сознательно, хотя совершенно ясно, что такой подход есть не что иное, как одна из изощренных форм надувательства, напоминающая игру с краплеными картами. Кто в таком случае может править бал? Это небольшое число людей, обладающих денежной массой, превышающей критическую величину и позволяющей ее
обладателям получать качественно новые системные свойства.
          Поведение людей такого сорта особое, оно, можно сказать, отвечает собственным, внутренним требованиям, мало зависит от входных сигналов, определяется личностью, ее интеллектом и психологическими качествами. Это земные боги, свободные от многих рутинных дел. Они (около 400 миллиардеров + 1,5-2 млн подчиняющихся им миллионеров) владеют боее 70% всех капиталов на Земле и, по существу, управляют цивилизацией.
          Для них основной ценностью являются победы на политическом рынке: выдвижение своих ставленников на государственные посты или лишение их этих постов (пример с Дж.Кеннеди), выборы Генсека ООН, замена политических режимов в других государствах и пр.
          Люди, составляющие так называемый средний класс, обязанный в своей деятельности руководствоваться строгими технологическими правилами (а это все те, кто занимается разработкой компьютерных программ, варит сталь, выращивает хлеб, учит детей и лечит больных и т.д., и т.д.), по существу, представляют собой современных рабов или биороботов. Их собственное, свободное поведение проявляется лишь в короткие промежутки отдыха между работой. Однако и в этом случае свобода их поведения ограничивается "карманом".
          Существует характерная и очень показательная для современной цивилизации тенденция: относительная численность клуба миллиардеров и миллионеров уменьшается (численность населения Земли растет намного быстрее, чем численность клуба); новые миллиардеры появляются преимущественно в бедных, зависимых странах, и их богатство строится на продаже ресурсов своей страны зарубежным компаниям. В целом жизненные условия людей на Земле только ухудшаются, число голодающих растет, относительная численность людей, живущих в достатке, уменьшается.
          При всем при том, составляя по численности около 1/6 части всех людей планеты, население высокоразвитых государств производит и потребляет 70-85% мирового капитала, а внутри самих государств 70-80% создаваемого капитала принадлежит 10-25% населения.
          Деньги, как считается, - одно из величайших изобретений человечества; однако они практически служат наиболее мощным орудием обмана и направляемой организации социально-экономического хаоса.
          Как это "величайшее изобретение человечества" позволяет "умельцам", не прикладая рук, создавать личные немыслимые богатства, а затем "править бал-шабаш", можно видеть на примере России и других республик СНГ. Достаточно было перейти на установленные "денежными мешками" правила функционирования, как могущественная страна менее чем за 10 лет по социально-экономическому развитию была отброшена на 50 лет назад. С помощью этого орудия в России всего за несколько лет появились миллиардеры и результаты труда миллионов россиян потекли в банки ысокоцивилизованных стран.
          Прошедший семинар показал недостаточную научную проработанность проблем неопределенности развития социально-экономических систем. Однако он активизировал рост внимания к этой крайне актуальной проблеме. В ходе обсуждения возникали новые проблемы и вопросы, связанные с заглавной. Одна из важнейших - возможности применения энергетической оценки стоимости труда, ресурсов, информации.